Опубликовано: 2 Август, 2017 в 22:24

Леон Андреевич Оганесян — Неоценимый вклад Человека, Ученого и Патриота Армении

Вклад Леона Андреевича Оганесяна в армянскую, да и в мировую науку невозможно переоценить. Объем проведенных им исследований поражает. Практически нет такой области медицины в Армении, к которой не был бы причастен этот великий ученый.

Л. А. Оганесян родился в 1885 г. в Тифлисе в семье юриста. После окончания медицинского факультета в Харькове он возвратился в Тифлис и работал в Михайловской больнице.

Позже ему довелось врачевать в барачной больнице на алавердских рудниках, где одновременно с врачебной практикой он занимался археологическими раскопками (очевидно, этот интерес к археологии передался его старшему сыну – известному ученому, доктору архитектуры, раскопавшему город-крепость Эребуни).

По заданию Российского Красного Креста Оганесян выезжал и в Казахстан на борьбу с голодом и эпидемиями. Уже к началу 1914 г. им было выполнено 12 научных работ, в том числе написана докторская диссертация.

Однако началась Первая мировая война, и Л. А. призвали на военную службу на русско-турецкий фронт. За участие в Сарыкамышских боях он был награжден орденом Св. Анны IV степени и орденом Святослава.

Затем — перевод на Западный фронт. Здесь им впервые была описана траншейная лихорадка, проведены исследования последствий применения газового оружия на австро-германском фронте и методы борьбы с ними.

Оганесян Леон Андреевич

Несколько забегая вперед, скажем, что Л. А. принадлежит приоритет и в описании другого известного заболевания – периодической болезни. За 9 лет до того, как она была описана в Европе, Л. А. с сотрудниками самым подробным образом изучил ее и вывел в самостоятельную нозологическую единицу. В 1919 г. Л. А. переезжает в Ереван.

В Армении в это время свирепствует малярия. Смертность только от этого заболевания превышала рождаемость. Практически стоял вопрос быть или не быть армянскому народу. Л. А. Оганесян поднял на I Всеармянском съезде врачей вопрос об организации борьбы с малярией, возглавил созданную комиссию.

Была организована малярийная амбулатория, начаты работы по осушению болот, обучению методам профилактики и др. Велась и большая научная работа. Был открыт Институт тропической медицины (второй в СССР) — ныне Институт вирусологии, издавался журнал «Малярия», одним из редакторов которого был Л. А. Результатом этих усилий явилось полное искоренение малярии в Армении.

Вопросами истории медицины Л. А. начал заниматься еще с 1913 г. по предложению кузена его отца — крупного историка Лео. После переезда в Армению Л. А. получил возможность изучать предмет в богатой древними и средневековыми рукописями Эчмиадзинской библиотеке, для чего выучил древнеармянский язык – грабар.

Уже в 1928 г. он издал монографию «История медицины в Армении с древнейших времен до наших дней», которая в дальнейшем была опубликована на грузинском и немецком языках. Итогом многолетних исследований стало издание монументального 5-томного труда «История медицины в Армении», где обобщены медицинское наследие армянского народа, его вклад в мировую медицину.

Впоследствии в системе АН Армении Л. А. организовал сектор по изучению истории медицины, где под его руководством были подготовлены историки медицины, которые совместно с ним написали более 100 научных трудов, 10 монографий. В 1956 г. Л. А. был приглашен в Испанию на Международный конгресс историков медицины.

Свой доклад он представил на французском языке, которым владел в совершенстве. В докладе было доказано существование в древней Армении большого числа медицинских учреждений, где проводилось изучение анатомии и физиологии.

Приводились сведения о различных лекарственных средствах, применяемых в Армении в античную эпоху, перешедших затем из армянской медицины в арабскую, а позднее — в европейскую, а не наоборот, как считалось раньше.

В 1958 г. в Монпелье на 16 Международном конгрессе его доклад вновь вызвал повышенный интерес. Работы в области истории медицины принесли ему мировое признание. Он был избран академиком Международной Академии историков медицины.

Этого звания в СССР удостоился только Л. А. Оганесян. Не раз из древних манускриптов, да и от своих больных он узнавал о чудодейственных минеральных источниках Армении. В 1925 г. он обратился в Наркомздрав Армении с предложением провести исследования минеральных вод. Вскоре началось изучение источников Арзни, а позднее Джермука, Дилижана и других.

Результаты превзошли все ожидания, и уже в 1925 г. было начато сооружение санаторного здания. Так определилось будущее курорта Арзни, ставшего кардиологической здравницей всесоюзного значения, где в 1927-60 гг. Л. А. являлся бессменным консультантом.

В 1923 г. Л. А. организовал кафедру пропедевтики внутренних болезней при медицинском факультете Ереванского госуниверситета, позднее Ереванский медицинский университет им. М. Гераци, которую бессменно возглавлял 48 лет.

В те годы не было учебных пособий и Л. А. совместно с сотрудниками кафедры издает несколько учебников на русском и армянском языках, которые десятки лет имели исключительный успех у студентов и врачей. Л. А. внес неоценимый вклад и в терминологию, совместно с академиком М. Абегяном и врачом Тер-Погосяном издав подробный «Латино-русско-армянский медицинский терминологический словарь».

В 1943 г. в Армении была основана Академия наук, а в 1944 г. — Академия медицинских наук СССР. В обеих академиях Л. А. Оганесян, уже ученый с мировым именем, избирался академиком первого состава. В стенах республиканской академии помимо уже упомянутого сектора по истории медицины Л. А. организует и руководит сектором кардиологии.

В 1955-61 гг. им и его сотрудниками было выполнено 300 научных работ, а с 1961 г. работы продолжились в основанном и руководимом им же Институте кардиологии и сердечной хирургии, который с 1972 г. носит имя своего основателя.

Оганесян Леон Андреевич

В последние годы Л. А. Оганесян уделял большое внимание вопросам медицинской психологии, став, по сути, основоположником этого направления. В его монографиях и научных статьях представлены убедительные положения о взаимосвязи психической и соматической сфер в клинике внутренних болезней.

Помимо медицинских работ перу Л. А. принадлежат несколько пьес, рассказов, перевод изданных за рубежом на французском языке произведений армянских авторов.

О громадном международном авторитете Л. А. Оганесяна говорит факт обращения к нему Комитета по Нобелевским премиям с предложением представить кандидатуру на это высокое звание от СССР. Л. А. Оганесян был настоящим патриотом и никогда не скрывал своих позиций по Геноциду и территориальным потерям.

В 1949 г. он был избран делегатом Всесоюзной конференции сторонников мира в Москве. Приведем небольшой фрагмент из его выступления: «Армянский народ слишком хорошо знает, какими ужасами угрожает война человечеству. В 1914-18 гг. армянский народ понес неслыханно большие потери.

Турецкие палачи уничтожили более одного миллиона населения только за то, что они армяне. Когда же стал вопрос о судьбе армянского народа на Лозаннской конференции, английский представитель начал с турецкой делегацией постыдный торг, в котором армянский вопрос фигурировал лишь в качестве средства давления на турок, чтобы заставить их уступить нефтяные источники Мосула.

Как только англичане получили Мосул, они предоставили судьбу Армении воле турецких палачей, в результате этого большая часть нашей исторической Родины осталась в руках турок». Это было сказано с высокой трибуны в присутствии лидеров страны, которые совсем недавно заявили, что у них нет территориальных претензий к Турции!

В период репрессий, когда многие деятели науки и культуры попадали в опалу, Л. А. Оганесян не прерывал с ними дружбы. В частности, он часто бывал у находившегося под домашним арестом «врага народа» Егише Чаренца.

На лекциях часто рассказывал студентам о Мирза-Авакяне — авторе первой операции на сердце в Армении, во время которой, кстати, Л. А. участвовал в качестве анестезиолога. (Кстати, А. Мирза-Авакян и Г. Сагян – врачи, отказавшиеся поставить подпись под «самоубийством» Г. Ханджяна, были расстреляны.)

Он опекал сотрудников и родственников «врагов народа», не допускал их увольнений, заступался за них перед наркомами здравоохранения… Конечно, партийное руководство не могло простить такого вольнодумства, но арестовать ученого подобного калибра было сложно. Обычно таких ученых обвиняли в лженауке, что приравнивалось к вредительству. Так, к примеру, расправились с Вавиловым.

И вот удобный момент настал. В конце 40-х годов вышло постановление «О положении в биологической науке» и началась травля ученых биологов, медиков, возглавляемая печально известным Лысенко. Среди тех, кому в Армении были предъявлены обвинения в неправильной интерпретации теории наследственности, были профессора Г. Арешев, А. Алексанян и Л. А. Оганесян.

Выступавшие первыми проф. Г. Арешев и А. Алексанян, понимая бессмысленность спора, раскаялись в своих «грехах». Затем на трибуну поднялся Л. А., извлек из портфеля свой учебник и какую-то другую книгу. Он не согласился с критикой своего учебника, а затем обратился к аудитории, сказав: «А сейчас я приведу выдержки о наследственности из другой книги». И начал последовательно читать по цитате из своей и из второй книги.

Мысли были практически те же, только иначе изложенные. В президиуме начали переглядываться, заволновались. Кто-то спросил: «А кого вы цитируете?» А он, как бы не слыша, продолжал читать. Обстановка накалилась. Председатель собрания встал и резко спросил: «Какого автора вы цитируете?» «Лысенко», — коротко ответил Л. А. Аудитория, которая явно была на стороне обвиняемых, реагировала восторженно, раздались аплодисменты.

В президиуме все смешались. Судьи попали в глупое положение. Собрание закончилось ничем… Когда поздно вечером Л. А. возвращался домой, в темноте к нему подходили, жали руку, говорили шепотом «молодец» и быстро исчезли. По тем временам даже это было опасно.

Книга Лысенко вышла через 5 лет после учебника Л. А. и содержала некоторые классические положения, которые даже такой шарлатан от науки не смог изменить, чем и воспользовался Л. А. Поражала трудоспособность Л. Оганесяна. Даже в преклонном возрасте его рабочий день длился около 14 часов.  В 84 года он выучил еще два иностранных языка.

Таков беглый перечень некоторых фактов яркой жизни неутомимого исследователя, выдающегося патриота и гражданина Леона Андреевича Оганесяна, оставившего армянским медикам множество трудов и пример подвижнического служения науке.

Автор: Тигран Мирзоян




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.