Опубликовано: 5 Сентябрь, 2018 в 0:01

Каждый армянин является свидетельством Геноцида

Каждый армянин является свидетельством ГеноцидаКаждый армянин является свидетельством Геноцида, говорила пережившая Геноцид армян Лусине Чакыр (Ашотян), бабушка Гранта Динка. «Грант, дорогой, о 1915 г. я мало что помню, но моя биография и биографии многочисленных, таких же переживших, как я, являются свидетельством геноцида».

Луси(н)е Чакыр была дочерью гюрунского ремесленника эфенди Мануэла Ашотяна – отца пятерых детей. Она была единственной дочерью в семье, отец называл ее ахчиг (ахджик – девочка) так и осталось ее имя – Ахчиг. Лусие была одной из чудом спасшихся от резни малолетних армянских девочек, отобранных из караванов депортированных армян и сданных в приют Кангала в Себастии.

Лусие Чакыр – бабушка Гранта Динка с материнской стороны.

Шел 1915 г. старший брат Лусие Арташес отправился в Америку для получения образования. Вся семья, как помнят родственники по ее рассказам, «во все глаза» ждала писем от Арташеса. Вечером постучались в дверь, но вместо почтальона пришел жандарм.

Телеграмма, отправленная из Константинополя, извещала о том, что началась резня. Армян депортируют группами. Маленькая Лусие, единственная дочь своего отца, с братьями ждала, что будет дальше. «Между прочим, так называемые «охотники на людей» из этих караванов выбирали тех, кто выделялся как красотой, так и здоровьем. Лусие также оказалась в центре их внимания…», – вспоминают ее родственники, добавляя, однако, что Лусие мало что помнит о 1915 г.

Богатый купец (продавец тканей) Михри бей выбрал из каравана трех малолетних девочек для работы в его большом особняке, среди них была и Лусие. Она простилась со своей семьей и отправилась в дом Михри бея.

«Моя мать гюрунская, отец – Андо – эрзерумский… мать отправилась из Гюруна в Себастию, и служила там в доме Михри бея с несколькими маленькими армянками, выполняя с ними работу по дому», – вспоминает ее сын Арменак Чакыр.

Михри бей вел разгульный образ жизни, а супруга была добропорядочной. Вскоре, незаметно позвав работающего в их доме повара Акоба, она приказала тайно отвести трех девочек в открывшийся в Американском колледже Себастии приют.

По воспоминаниям родных, невозможно было понять, почему она так решила. Наверное, чтобы обеспечить лучшие условия для детей. «Приют был для детей убежищем, свободой», – вспоминает брат Гранта Динка Ерванд Динк. Однако скоро, когда основавшая и руководившая приютом женщина заболела и умерла, он закрылся, а дети разбрелись и рассеялись.

Лусие прошла через тяжелые жизненные испытания, пока в годы работы на картофельном поле она не встретила своего будущего мужа Андраника из Эрзерума. Встретила и вышла замуж за Андраника (Андо) Чакыра.

Однажды в Себастии эрзерумец Андо встретил земляка, который сказал ему, что вся его семья погибла. Это потрясение вызвало тяжелые душевные переживания. Думая, что Андо выйдет из этого состояния, когда составит семью, земляк рассказал ему о работающей в поле высокой, красивой армянке строгих правил, которая «Никогда не смотрела в лицо мужчине».

«Не пожелав выходить замуж за турка» Лусие вышла замуж за эрзерумца Андраника (Андо). Андо, которому было за тридцать и ахчиг, которой недавно исполнилось шестнадцать, поженились, обосновавшись в Кангале. У них было шестеро детей: трое сыновей и трое дочерей: Айказ, Сатеник, Саргис (Мустафа), Арменак, Нвард (Гюльвард), Сирануш.

Нвард – мать Гранта Динка.

Грант Динк старался записать все воспоминания бабушки, так как считал, что «каждый армянин – свидетельство». Бабушку уважали в семье и в окружении, ее слово было законом. Она имела значительное влияние на жизнь Гранта Динка и его братьев. Когда родители Динка развелись, по его инициативе трое братьев организовали побег из дома.

«Сбежавшие из дома и потерявшиеся на улицах трое братьев… Мы с братьями беспрерывно бегали по улицам Гумгапу… Не помню сколько это длилось… Наконец, полиция нашла нас… на рыбном складе Гумгапу – втроем в одной из корзин, прижавшись друг к другу изо всех сил, мы спали голодные», – вспоминал Грант Динк.

После этого случая Лусие пошла к директору действующего в подвальном этаже здания армянской протестантской церкви в Гетикпаше приюта Жоговаран (известного как «Детское гнездо») и директору лагеря Каздурман Гранту Кючукгюзеляну с просьбой предоставления пристанища для детей. Вначале он отказал, так как в этом приюте убежище давали только осиротевшим и нищим армянским детям, а также число детей превышало установленное количество.

В армянской протестантской церкви Гетикпаша Грант Кючукгюзелян был давшим обет безбрачия монахом, который обеспечивал пристанище осиротевшим армянским детям, он был одним из инициаторов дела спасения армянских детей.

Однако, когда Лусие рассказала о рыболовной корзине, при ее посредничестве директор согласился принять их. Как отмечают близкие, Лусие жила очень долго, возможно, чтобы восполнить «непрожитое» детство.

Грант Динк с матерью Нвард
Воспитанники американского приюта, Себастия, 1923 г.
Армянская протестантская церковь в Гетикпаше
Вид Гюруна
Беспризорные дети Жоговарана
Воспитанники приюта в саду церкви
Братья Динк в детстве
Маленький лидер Грант Динк
Грант Динк в качестве старшего



ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.