Опубликовано: 28 февраля, 2020 в 20:58

Из истории взаимоотношений Армении и Китая

Древние сведения о том, что еще задолго до наступления новой эры армяне часто отправлялись в Китай, получило неожиданное и удивительное подтверждение. Немецкое общество Макса Планка и ученый из Оксфорда Гаррет Гелленталь представили самую масштабную и полную карту миграций и смещений народов, основанную на исследовании генотипов.

Их глубоко научная работа свидетельствует, что армяне являются самым главным европейским народом, который во время активного функционирования Шелкового пути вложил свой генетический капитал в нынешних китайцев и ханьскую народность, причем в соотношении 4 процента, что очень много.

Геном современных китайцев показывает, что они скрещивались с потомками современных армян, которые, наверное, были самыми активными на Шелковом пути, гораздо больше, чем с японцами.

Первые армянские колонии Китая образовались в начале XIII века после первого похода монголов в Армению. Первый француз, дошедший до Китая, — епископ Жан д’Монд Ювинион, в 1294 г. встретил армянскую общину, которая оказала ему содействие. После приезда Ювиниона армяне построили одну красивую церковь, как утверждает исследователь вопроса д’Кастелло. Итальянский епископ Андреа Перуджинский, которых в 1307 году поехал в Китай, упоминает о большой и красивой церкви в Кантоне, построенной очень богатой армянкой по имени Тангар. Кроме церкви, она построила отдельный дом для церковного священника, дом для гостей, а также позаботилась о зарплате священнослужителей. Факт строительства церкви — бесспорное доказательство наличия на юге Китая армянской колонии в начале XIV века.


Из переписи францисканских епископов известно, что в 1264 году в Ян-Балыке (Пекине) жили армяне. В переписке францисканских епископов Перегрино де Ясфелло и Одорико Пордено сохранились интересные сведения об армянской общине города Цзянь-чжоу в начале XIV века. По этим сведениям, армяне прибыли в Цзянь-чжоу вместе с индийскими и арабскими купцами (видимо, морским путем). Обосновавшись здесь, они развернули активную торговую деятельность, начиная с прибрежных городов Индии до китайского порта Фукбэн.


Сведения об армяно-китайских отношениях в XVI веке содержатся в произведениях армянского католикоса Григориса Ахтамарци, известного песнопевца средневековья. В стихотворении “Песнь об Аствацатуре из Хатая” Г.Ахтамарци рассказывает о путешествии торговца Мхитара Багишеци в Китай, в страну “Чинумачина”.


Католический священник Бенедикто Госье в поисках португальского миссионера отца Матвея, проповедующего в Китае, в 1602 г. прибывает в Кабул. Здесь, видимо, по совету местной католической миссии, Госье берет проводника “армянина Исаака”, хорошо владеющего китайским. Отправившись в 1604 г. из Кабула вместе со своим переводчиком-проводником, Госье, через города Агсу — Куча — Карайшахр — Турфан — Гами, достигает китайского города Сучжоу, претерпев на пути много трудностей и приключений. Не выдержав трудности пути, Госье умирает. “Армянин Исаак”, взяв с собой бумаги, записи и личные вещи Госье, продолжает путь, достигает столицы Китая Пекина, находит здесь католических проповедников и передает все это им.
Благодаря рассказам Исаака фактически впервые уточняется одно старое географическое недоразумение. Дело в том, что до 20-х годов XVII века в Европе не знали, что Восточная страна Хата или Хатай и есть Китай, а ее столица Ян-Балык и Пекин — один и тот же город. Немалый интерес представляет и тот факт, что Госье и Исаак для безопасности проникли в Китай в одежде армянских купцов. Этот факт свидетельствует о том, что посещения армян были настолько привычным явлением для местного населения и армяне заслужили такое доброе имя, что переодевание под армянских купцов гарантировало чужеземцам удачу.


В 1757-1759 гг. патриарх Акоп Палян составил объемистую книгу “Ашхарацуйц”. Семнадцать глав пятой части книги посвящены Китаю. Помимо чисто географических понятий, автор посвятил отдельные разделы китайской науке, искусству, философии, производству шелка, фаянса и многим другим вопросам. В конце XVIII века типографии Мхитарянов в Вене и Венеции одну за другой выпускают ряд интересных книг гражданского содержания с разделами, посвященными Китаю. Кроме того, в 1788 г. Мхитаряны издали “Историю Чингиз хана”, в которой несколько разделов фактически посвящены истории средневекового Китая. А до этого, в 1783 г. в Триесте была издана книга “Исторические сведения о Китайской империи”. Многочисленные обращения члена армянской конгрегации церковников Мхитаристов Г.Инчичяна в начале XIX века к теме Китая несомненно были обусловлены рассказами посещающих эту страну или проживающих там армян. Инчичян пишет: “Чинумачин — единое обширное государство, единый язык и единый закон. Ум их предков всецело занимала идея о том, что человеку прежде всего необходимо спокойствие и мир… Они устранили всякие причины войн. Отказавшись от войн, китайцы обладают таким влиянием, которое не имеют европейцы…”


Известны многочисленные факты, когда иностранцы переодевались в национальные армянские одежды, брали с собой армянских переводчиков или проводников, хорошо знающих дорогу, быт и традиции народов для проникновения в Индию, Эфиопию и многие другие страны. В записях Госье 1602-1605 гг. неоднократно встречаются имена армян, принимавших деятельное участие в организации торговых караванов между Индией и Афганистаном. Армянские торговцы Китая пользовались равными правами с англичанами. Даже европейцы, путешествующие в Китае в XVII веке, для безопасности одевали армянскую одежду.


В Макао, Кантоне, Шанхайе имелись армянские торговые колонии, в распоряжении которых были корабли под армянскими флагами. Кстати, как армянская одежда на суше, так и армянский флаг (ягненок, держащий крест) на воде служил своеобразной гарантией безопасности в портах Китая и других стран. Английский исследователь Г.Морзе утверждает, что в 1722 г. среди действующих в Кантоне европейских и иностранных торговцев были один англичанин, один датчанин и примерно тридцать армян. Однако в конце XVIII века армяне, особенно торговцы, начали подвергаться гонениям и грабежу со стороны прибывших и обосновавшихся там англичан.


С XVII века в Китае основались новые группы армянских переселенцев в основном из Индии. Армяне жили в Кантоне (30 семей), Шанхае, Макао, Чуаншайе, Гонконге и Сингапуре. Академик Г.Ачарян, связывая второй этап развития армянских колоний Китая с армянскими колониями Индии, подчеркивал, что в XVII-XVIII вв. армяне, пользуясь покровительством китайских властей и симпатией китайского населения, достигли большого положения в различных районах страны. “Китай всегда держал свои двери закрытыми перед иностранцами, особенно христианами. Но армянин был исключением и пользовался абсолютной свободой. Армянский торговец был столь привычным явлением в Китае, что в целях свободного въезда и выезда из страны иезуитские проповедники переодевались армянскими купцами”.


До нас дошел ряд интересных документов, относящихся к концу XVIII века, о проживающих в Китае армянах. Это докладные о завещаниях нескольких армян. Один из них, выходец из Гандзака и проживающий в Кантоне М.Касапян, завещал значительную сумму родной Армении. В другом документе говорится об О.Матевосяне, завещавшем армянам Новой Джульфы 80 тысяч рупий. В документах упоминаются суммы, завещанные Родине еще несколькими армянами.


В армянских сказках, легендах Китай упоминается как страна Ченов, Чинумачин, Чинистан, Чин ев Мачин, Джинумаджин, а китайцы — ченазн, азг чинац или азг синеацвоц. Армянское слово “чнашхарик” (сверхкрасивый) дословно означает “из китайской страны”. А иероглифы, обозначающие слово Армения (Ямения), означают “красивая монахиня Азии”. В армянском народном эпосе “Сасна црер” Давида Сасунского убивает “девушка с китайскими глазами” — ее собственная дочь от Чмшкик Султан, которая могла бы быть китаянкой. В эпосе царь Китая является врагом главной героини Хандут. Кстати, глаза Хандут сравниваются с китайской чашей, что свидетельствует о наличии китайских товаров в Армении. Были определенные связи между средневековой армянской и китайской живописью.


В миниатюрах Киликийской школы есть изображения китайских драконов, а в Васпураканской живописи встречаются изображения китайских предметов. В романе Раффи “Самвел” главный герой изображается с китайской внешностью. Также приводится описание удивительного народа, живущего в Армении: “У берегов Арацани жил также другой народ, который прибыл сюда из берегов Хонаго, и желтолицый синаец, получив армянское лицо, обрабатывал армянскую землю”.




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.