Опубликовано: 24 января, 2020 в 20:40

Геташенский сценарий в Бердадзоре — Арцах 1991г.

Вести из Вены. В связи с последними событиями в Армении и Арцахе все армянские союзы и организации Австрии создали одну объединенную комиссию, чтобы координированно предпринимать акции протеста.

Комиссия в первую очередь направила телеграммы протеста в посольства Советского Союза и США в Австрии, организации Объединенных Наций, Защиты прав человека, «Международная амнистия», а также направила послания министру иностранных дел Австрии, послам всех стран в Австрии, представителям местной и мировой печати.

Австрийская газета «Ди прессе» опубликовала обращение-протест предводителя Австрийской епархии Армянской апостольской церкви епископа Месропа Григоряна. Многие австрийские газеты, германоязычная периодика Швейцарии, начиная с первых дней мая, публикуют статьи, информации, касающиеся событий в приграничных районах Армении и Арцахе.

Особенно большой интерес вызвала статья «Новое формирование советской империи» московского корреспондента «Ди прессе», опубликованная в номере от 8-9 мая.

Палачи и жертвы, или Геташенский сценарий в Бердадзоре

Уже около полутора лет, как в Арцахе и прилегающих районах введено чрезвычайное положение. Иными словами, это самая последняя мера государства и правительства, призванная остановить кровопролитие, установить порядок у нас и вокруг нас. Но факты свидетельствуют об ином. Конфронтация еще более обострилась, а за эти полтора года крови пролилось больше, чем за предыдущие два.

А недавно совершенно неожиданно выяснилось, что «Геташенский подрайон не примыкает к НКАО», и войска оттуда были выведены. Что произошло после, хорошо известно всем — операция «Кольцо» завершилась уничтожением Геташена и Мартунашена.

Остались сотни пустых, полуразрушенных и дымящихся домов, и село стали именовать Чайкендом…

Спустя неделю после захвата Геташена советско-азербайджанскими вооруженными силами выяснилось также, что входящий в Нагорный Карабах Бердадзорский подрайон тоже «не примыкает к НКАО». Тот же стиль, тот же почерк.

Об этом свидетельствует рассказ Л. А-на (1959 года рождения). Поскольку в наши времена и в нашей стране, отличающимися «непредсказуемыми последствиями», трудно угадать, с какой стороны завтра взойдет солнце и взойдет ли оно вообще, очевидец недавних событий попросил не называть его имени.

Вечером 14 мая я отправился на ферму. В селе, Ин шене, находился воинский пост, и нам всегда предоставляли солдат, но на сей раз отказали. Рано утром пришел зоотехник и сообщил, что ОМОН вошел в село. Спустя немного времени в окрестностях появились азербайджанцы с автоматами и в бронежилетах. Они направились к нам, громко ругаясь и требуя не двигаться с места. Приказали поднять руки вверх и стали бить нас руками и ногами…

Затем нас связали и повели в село. Здесь царила суматоха, раздавались крики и плач. Мне и работавшим на ферме моим товарищам пустили в лицо слезоточивый газ и затолкали в автобусы.

Затем нас вывели из автобусов и заставили написать заявление о том, что мы добровольно оставляем село. Здесь же находился и председатель Шушинского райисполкома Гезалов. Были также русские солдаты. Нам заявили: вы, армяне, надоели нам, держите этот район в постоянном напряжении, вас следует уничтожить…

Затем 119 человек старше 16 лет из трех армянских сел Бердадзора посадили в 4-5 автобусов. В эту минуту рядом раздались выстрелы. Мы не поняли, кто в кого стреляет.

После этого солдаты в считанные минуты с ног до головы разоружили омоновцев и затолкали их в автобусы. Нас увезли в Лачин. Там оружие вновь вернули азербайджанцам, нас же сдали омоновцам.

Нас повели в раймилицию. У здания собрались тысячи азербайджанцев, которые сыпали угрозами, готовые pacтерзать всех нас. В толпе кое-как пробили коридор и завели нас в здание раймилиции. Там нас тщательно обыскали и затолкали в две комнаты. Поочередно вызывали и били…

В тот же день, 15 мая, примерно в 1 час дали кусок хлеба и сыра, сказали, что на всех и принялись хохотать. Затем омоновцы и еще человек 30 в гражданской одежде образовали живой коридор. Мы проходили по нему, они же били и издевались над нами. Потом нас вновь усадили в автобусы, где продолжали избивать специальными толстыми палками… Тех из нас, кто обосновался в Бердадзоре после 1988 года, увезли в Шушу, остальных вернули в село. Я был в числе вторых.

В селе началась паника. 16-го числа вторым вертолетом в Степанакерт отправились моя жена и дети. В селе осталось около 30 мужчин и столько же женщин. Два дня мы пребывали в ожидании. Оторванные от мира, мы не знали, что нас ждет впереди. Не решались ночевать у себя дома, все собрались в сельском клубе.

18 мая, в шесть часов утра приехала военная машина с подполковником, который сообщил, что у него приказ снять воинский пост. Все — женщины и мужчины — просили, умоляли его не делать этого. В окрестностях собралась толпа из соседних азербайджанских сел и кружила вокруг. Подполковник сказал им, что не даст украсть что-либо из села, что все имущество будет перевезено в Степанакерт.

Потом в село въехали десятки грузовиков и мы стали загружать в них свои вещи. Но успели взять лишь постельные принадлежности. В эту минуту мародеры стали грабить наши дома. Они следили за тем, чтобы мы не уничтожили что-либо из имущества, говорили, что все это уже принадлежит им.

Когда я вошел к себе домой, там уже находились два омоновца. Они протянули мне бумагу и приказали написать, что холодильник отдаю им. Я махнул рукой. Какая еще там бумага, если и без нее тащат все. Уносили телевизоры, холодильники, кровати, шкафы. Омоновцы хватали кур, бросали их в коробки и вместе с овцами грузили в свои машины. Присваивали наши автомобили, уничтожая документы на них.

В тот же день около восьми часов вечера оставшихся в селе жителей увезли в направлении Лачина, меня же и еще троих человек перевезли в Шушу, где мы ночевали в казарме. 19-го, утром, нас доставили в Степанакерт.

Я был одним из последних жителей, насильно депортированных из села. Бердадзор не погиб. Это наша земля, и я готов вместе с своими соотечественниками вновь вернуться жить на этом небольшом, но очень дорогом мне клочке земли…

В этой истории есть интересный эпизод: «…солдаты в считанные минуты с ног до головы разоружили омоновцев». Трудно сказать, каковы причины и цели этого разоружения. Но это лишний раз доказывает, что военнослужащие при желании могут остановить кровопролитие и насильственное выселение людей, что им не стоит особого труда выдворить за пределы области называющих себя азербайджанским ОМОНом обыкновенных грабителей и убийц, восстановить в области и вокруг нее столь долгожданный для нас мир.

В. Овян sumgait.info

«Советский Карабах», 30 мая 1991 г., N 100




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.