Опубликовано: 13 июля, 2017 в 14:32

Армянское кольцо Наполеона

Армянское кольцо НаполеонаНаполеон Бонапарт так стремительно рвался к власти, что европейское общество с полным на то основанием увидело в корсиканце нового Цезаря, причем куда большего масштаба. Не то Восток.

Едва 30-летний генерал Республики ступил на землю Египта, угнетенные Османской империей народы воспрянули духом. Окрылившись надеждой сбросить ненавистное иго, они стали готовиться к войне с султаном. Армяне пришли в лагерь французов в числе первых.

Гений войны

После победы в битве при Пирамидах, под Каиром, Наполеон двинул войска в Сирию и вскоре блокировал в Сен-Жан д’Аккре наместника султана Джаззара-пашу, на помощь к которому морем спешили англичане, а сушей — армия Абдаллаха.

Обещая в искусно составленных и энергичных воззваниях свободу местным жителям, Бонапарт привлек на свою сторону многочисленные отряды берберов, друзов, арабских христиан-маронитов.

Благодарные племенные союзы везли в его стан провизию и обеспечивали синих, как сами французы называли себя по цвету формы, ценной информацией. Ему поверили даже осторожные иудеи, увидевшие в невысоком воителе долгожданного мессию-освободителя.

Однажды — после кровавой битвы при Монт-Таборе — в расписной генеральский шатер ввели депутацию армян, прибывших из разных уголков Востока. Секретные переговоры сторон преследовали обоюдовыгодные цели.

Наполеон, горевший желанием заручиться поддержкой этих людей, предложил им широкую автономию в государстве, которое должно было появиться на карте мира в результате развала империи султана.

Армяне стали готовиться к битве за ключ к воротам Востока — Дамаск и к другим баталиям. Но на беду эпидемия чумы нарушила Бонапартовы планы, вынудив его вернуться в Египет.

Именно в те дни судьба свела полководца с гигантского роста перебежчиком из осажденного лагеря — мамелюком Рустамом Унаняном, который вскоре отправился на верблюде в Каир, чтобы выполнить тайное поручение предводителя синих к шейхам и улемам.

«Наполеон, раненный при Ратисбонне». Гравюра из книги Фредерика Маклера «История армяно-французских отношений», Париж, 1917г.

Элитный эскадрон

В Каире тех лет армянская община наряду с коптской имела колоссальное влияние. Армяне вели крупную оптовую торговлю по всему миру и потому знали нюансы налоговой политики разных стран.

Они всемерно помогали Бонапарту и небезосновательно ожидали от него преференций. Тогда и были заложены основы широкой разведывательной структуры, распространившей свое влияние едва ли не на весь Восток.

Армяне в немалом числе становились секретными агентами генерала Республики, вынашивавшего далекоидущие политические планы.Один особенно амбициозный замысел гнал его вон из Египта, и вот настал день, когда корсиканский Цезарь перешел свой Рубикон. «Фортуна — тоже женщина, а потому чем больше она для меня делает, тем больше я должен от нее требовать…

В наше время никто не составлял великих замыслов. Надо будет подать пример!» — сказал этот необычайной воли человек. И как сказал, так и сделал. К началу 1800 года Бонапарт, занимавший уже пост первого консула Республики, сосредоточил в своих руках огромную власть.

Хотя формально Францией правил из Парижа триумвират, мало кто сомневался, что эта комбинация — не более чем дань политическому политесу…Первейшей заботой новоявленного правителя, сменившего генеральскую форму на гражданское облачение, стало создание преданной лично ему армии — той самой, которую он, а следом и мир, назовет Великой — Grande Armee.

Еще в Египте Бонапарт объявил набор в мамелюкские части нового образца, куда охотно пошли лучшие воины из числа армян, греков, арабов, берберов, нубийцев. В 1802 году эти воинские соединения прибыли в Марсель.

За несколько лет под руководством французских офицеров Раппа и Деметра они были переформированы и спаяны в элитный эскадрон, вошедший потом в состав Старой Гвардии Наполеона.

Анания, Азария Большой и Азария Маленький, Петрос, Акоп, Шаген, Багдасар — это лишь некоторые имена мамелюков эскадронного подразделения Армянского кулака, как называли между собой воины эту часть.

Часто по лености французские писари не удосуживались вникать в звучание восточных имен и заносили их в армейские формуляры в сильно исковерканном виде. Акоп таким вот образом превращался в Жакоба, Хуссейн в Хусана…

«Наполеон прощает повстанцев в Каире». Пьер Нарцисс Гуерин, 1808г.

Ни одно крупное сражение наполеоновской эпохи не обходилось без того, чтобы император не бросил в самое пекло своих храбрецов-армян. За доблестные ратные труды они были щедро обласканы Наполеоном — награды, пенсионы, великолепная форма, комфортная казарма в Мелуне, что в 60 километрах к западу от Парижа.

Только вот отдыхать этой элитной кавалерии удавалось редко, коротки были передышки — им почти беспрерывно приходилось сражаться. Кстати, никто из армян-мамелюков, кроме Рустама, так и не создал семьи.

Как-то раз в суровую испанскую зиму 1808 года Наполеон доверил этим смельчакам прикрывать свой хитрый маневр, внешне напоминавший отступление. Армянские воины, окружив своего вождя кольцом, шли строем сквозь метель.

Бодрясь, весело припоминали Египет с его жаркими схватками — славные времена их рано ушедшей молодости. В той испанской кампании погиб Шаген, пали другие воины. Однако костяк мамелюков-армян прошел с императором до самого Ватерлоо.

Наполеон знал, что кулаком этих бесстрашных кавалеристов можно пришлепнуть воинскую силу, вдвое, а то и втрое превышавшую их. Уже при Аустерлице они проявили себя геройски, переломив, по сути, ход битвы: под их ударом дрогнули и побежали назад отборные гвардейские части русского генерала князя Репнина.

Да и сам он угодил в плен. Восхищенный Наполеон еще до окончания сражения отдал поручение бывшему при нем знаменитому художнику Жерару запечатлеть мамелюков на батальной картине.

А раненому командиру Шагену полководец пожаловал крест Почетного легиона.Из среды мамелюков выбирали себе телохранителей многие высшие военачальники. Так, личными мамелюками, по примеру Рустама, вскоре стали Петрос, служивший Наполеонову пасынку Евгению Богарнэ, Багдасар, несший службу у Бессьера, маршала Старой Гвардии. Гигант Багдасар геройски погиб в Ваграмской битве, и его, всеобщего любимца, оплакивала вся Старая Гвардия.

Эскадрон мамелюков участвовал с Наполеоном и в трагическом русском походе 1812 года, более известном у французов как вторая польская кампания. В столице России судьба заставила их вспомнить о своих армянских корнях.

«Переход Бонапарта через перевал Сен-Бернар». Жак-Луи Давид, 1800г.

Застряв по воле Наполеона на 40 дней в далекой Москве, мамелюки-армяне по предложению Рустама навестили земляков в Армянском переулке, что неподалеку от Кремля.

Командование французов отнеслось вполне благосклонно к предложению Лазарян-Лазаревых разрешить их землякам посещать службу в Сурб Хач — одной из немногих церквей города, уцелевших в гигантском пожаре.

Тысячи московских армян окружили воинов заботой, о чем те благодарно помнили до конца своих дней. В последние годы империи Наполеон отправил эскадрон воевать в Испанию.В 1814 году, после отречения Наполеона и Реставрации Бурбонов, роялисты, беря реванш, перерезали в Марселе многих мамелюков, среди которых были и армяне.

Но кое-кому удалось вернуться в Египет. А один, Ованес, в родном Карабахе участвовал в русско-персидской войне — в 1826 году и даже просил Николая I ходатайствовать пред французским королем Людовиком ХVIII о возвращении ему креста ордена Почетного легиона.

Объединение Европы

Наполеон в разные годы пытался наладить тесные контакты с армянскими финансовыми, религиозными кругами именно потому, что ясно понимал: эти древние христиане благоволили к Франции больше, нежели к какой-либо другой стране Западной Европы.

Его агенты — армянские купцы и даже монахи — в странах Востока, в частности в Персии и Турции, готовили для него сводки по всем сферам хозяйственной, культурной и военной жизни. Архивы сохранили имя одного из них — Давуда.

Этот опытный разведчик был щедро награжден императором. В переписке с Наполеоном одно время состоял и католикос Давид, активно боровшийся с русским влиянием на Востоке.

За прегрешения перед своей нацией этого человека армяне прозовут Узурпатором. Однако французам до этого было мало дела, и именно через него французский император в 1805 году смог напрямую вести переписку с персидским шахом.

В итоге он направил в Техран (Тегеран) представительное посольство, которое возглавил генерал Гардан. В его свите состояло до 60 офицеров разведки. Кстати, Гардан всерьез собирался искать в Персии сокровища, которые зарыл еще его дед, тоже в свое время служивший французским послом при шахе…

Мамелюк французской императорской армии

Армяне, зная благосклонное отношение к ним императора, не раз обращались к нему за поддержкой. Так, они воспользовались его протекцией, когда император прибыл с инспекцией в Венецию в 1808 году.

Наполеон милостиво защитил имущество мхитаристов на острове Св. Лазаря, не допустил его реквизиции, позволил части монахов перебраться в Триест, а потом и в Вену. Император выдал мхитаристам декреты, по сути являвшиеся охранными грамотами.

Он хорошо сознавал, что с помощью ученых армянских монахов-католиков можно достичь многого. Дальновидная политика императора простиралась и на армянские научные изыскания.

Так, он благосклонно отнесся к труду ученого Сербеда, написавшего в 1811 году армяно-арабскую грамматику, и предложил этому армянину кафедру в Школе восточных языков. При содействии императора школа была открыта в Париже в начале позапрошлого века.

Властелин Европы предусмотрительно рассчитывал не только на свои военные, но и мирные победы, которые куда больше первых обеспечили ему признательность потомков и великую посмертную славу.

Недаром Наполеона называли «императором буржуазии». Едва не больше, чем личное признание, его заботило распространение французского влияния по всему миру и, в частности, по странам Востока — колоссальному и едва тронутому в те времена рынку производства и сбыта.

Возвращаясь к событиям 1812г., к русскому походу, нельзя не упомянуть об общении императора с представителями знаменитой семьи Лазаревых. Во время долгих разговоров в московском Кремле Наполеон давал высокую оценку армянам, звал их за собой — вместе творить Великую Историю.

Наполеон даже предлагал Лазаревым сделать их род царствующим в Армении. Однако Лазаревы, желая мирных, добрососедских отношений между Россией и Францией, не изменили присяге и остались российскими подданными.

Мамелюк его Величества

Многие европейские монархи держали при себе преданных телохранителей. Это были умные и храбрые слуги, облеченные особым доверием королей. Не имевшие ни богатств, ни титулов, они, тем не менее, оказывали порой сильное влияние на ход важных государственных и частных дел.

Без права на сон

Бонапарт придал этой традиции восточный колорит из любви к Востоку с его древностью, мистикой, изысканностью и жестокостью одновременно.Армянину Рустаму поначалу было трудно, ведь он не говорил по-французски, не знал окружения генерала, среди которого были и недоброжелатели, считавшие, что скоро главнокомандующему наскучит этот гигант в чалме и он отошлет его служить куда подальше.

Но время шло, и молодой человек не только научился сносно говорить по-французски, но стал заведовать личным оружием и подзорными трубами главы государства.

Генерал Бонапарт не раз видел Рустама в бою и знал, сколь крепка его рука, но когда тот в первый раз спас его от яда, выбив из рук подозрительную табакерку, невзначай оставленную некими «строителями», доверие к нему возросло несравненно.

В многочисленных переделках сильный и ловкий армянин оказывался тут как тут. Генерал дарил своему любимцу дорогое оружие, великолепных коней, назначил хорошее жалованье. Из слуг так пышно одеваться имел право только личный телохранитель, кстати, чалму носивший не из уважения к исламу, а просто как свой отличительный знак…

Солдат египетской армии Наполеона на верблюде. 1798г.

Бонапарт имел обыкновение отдавать ему все свои карточные выигрыши. Многое позволялось мамелюку, неизменно находившемуся подле первого лица государства — в театре, на охоте, в столовой и салоне.

Ему доверялось подать подзорную трубу, ружье, блюдо. Одно вот только воспрещалось — спать. Чутко вздремнуть, подобно часовому, было еще, впрочем, позволительно. Иногда даже немного поспать днем, но не более того…

Бонапарт распорядился, чтобы никакие незнакомые или подозрительные личности не приближались к его апартаментам и не входили внутрь без разрешения особого офицера и минуя Рустама: слишком уж много было за 15 лет его правления желающих отправить первого консула к праотцам.

И верный храбрец Рустам ни разу не нарушил правила. Око мамелюка многое замечало, и днем, и ночью. Ухо первого мамелюка, как он порой полуофициально именовался, слышало все, но рот его был на крепком замке. Преданный слуга умел хранить секреты, и это еще выше подняло его в глазах правителя Франции.

Патрон-повелитель

Одинокий, оторванный от родной армянской и ставшей ему привычной египетской среды, к кому мог обратиться за помощью молодой мамелюк, кроме своего патрона — повелителя и господина, как он часто его называл?

Рустам боготворил его и готов был пойти за ним на край света. Только ему мог он поверить свои переживания и мысли. Ему он рассказывал о своей семье, о родном Тифлисе и Апаране, где некогда жил, о своей первой любви, Лейле, вынужденно оставленной в Каире.

Бонапарт стал ему за старшего в роду — человеком, с которым делятся самым сокровенным, к кому идут за помощью.К генералу мало кто мог найти подход, полное его доверие заслужили единицы.

Великий корсиканец в полной мере оценил беззаветную преданность молодого армянина. Он жестоко наказывал всякого, кто исподтишка, а то и открыто задевал честь Рустама или пытался лишить воина положенного ему жалованья.

Он давал мамелюку ценные жизненные советы по поводу женитьбы, здоровья, общения с важными персонами в его окружении. Став императором, он не оставлял усилий разыскать его родителей, сгинувших в плену бог весть где.

Разгадка такой привязанности отчасти кроется в корсиканском характере героя Истории — южном, патриархально-клановом и потому прежде всего ориентированном на личную преданность. Кстати, первый консул не позволил Рустаму жениться на бедной девушке, которая была старше жениха на четыре года.

Но в другой раз, пару лет спустя, не только дал свое благословение, но еще и оплатил все свадебные расходы, вручил молодым богатые подарки, в том числе и немалую сумму на обзаведение.

Даже Ахилла (Ашилля), сына Рустама, он сызмальства прочил на место телохранителя своего сына-наследника, римского короля Шарля, будущего императора Наполеона II. Когда Рустам сломал ногу и Наполеон не смог взять его с собой во второй итальянский поход, он попросил Жозефину и лучших врачей ухаживать за больным.

Перед тем как кинуть ногу в стремя, он утешал телохранителя: «Не торопись. На войне быстро стареешь…»Как-то в 1808 году в горах Италии сломалась, не выдержав бешеной езды, карета императора. Обычно, чтобы колеса карет остыли, их долго поливали холодной водой. Но на этот раз службы дорожной помощи безнадежно отстали.

Наполеон в нетерпении отправился было пешком, но… у него начался страшный приступ удушья. Не окажись рядом Рустам, генералу Дюроку было бы не справиться. Мамелюк подхватил императора на руки, укутав его своей одеждой, и несколько километров шагал с царственной ношей — до ближайшей хижины.

На крестьянском дворе телохранитель соорудил нечто вроде паланкина, запряг в него двух здоровенных местных крестьян, и так они дошли до монастыря, где императору и оказали помощь. Позже Наполеон признался, что телохранитель в который раз спас его от смерти. «Проси что хочешь», — сказал он ему по приезде в Милан к пасынку Евгению.

Придворные не сомневались, что мамелюк, воспользовавшись моментом, попросит себе крест ордена Почетного легиона. Однако скромный воин, склонившись в почтительном поклоне, сказал, что для него является наградой уже само пребывание подле господина.

Зная, каким авторитетом пользуется Рустам у земляков, Наполеон послал его к венецианским армянам разузнать о настроениях на Востоке. Мамелюк, прекрасно владевший, кроме родного, турецким и арабским языками, по возвращении рассказал столько интересного, что господин едва не присвоил боевому слуге чин дипломатического агента.В 1812 году Рустаму выпала честь спасти армянский квартал в центре Москвы от пожара.

Когда загорелся почти весь город, армяне в отчаянии обратились к земляку-мамелюку, и тот рискнул попросить императора о помощи. Наполеон тотчас отрядил в район Покровки роту воинов-жалонеров Старой Гвардии.

В Армянском и окрестных переулках столпились едва не все иностранцы, обитавшие в Москве. Заняв круговую оборону вместе с французскими солдатами, армяне и все, кого затронула катастрофа, пять дней героически отстаивали дома. В опустошенном городе армянский район оказался в числе немногих уцелевших.

А потом еще месяц его жители держали оборону от покушавшихся на богатую поживу мародеров.Рустам был, пожалуй, единственным человеком, чьи страдания в катастрофе 1812 года вызвали искреннее сочувствие императора.

Положивший на бескрайних просторах полмиллиона своих воинов, он пожалел телохранителя-оруженосца, отморозившего во время отступления непривычный к русским холодам армянский нос. Врачи Наполеона тогда едва спасли нос телохранителя от ампутации.

Копия отчета императору Наполеону о мамелюках

Яд клеветы

Галоп по странам Востока и Запада закончился в 1814 году отречением Наполеона, и в ту апрельскую ночь интуиция, возможно впервые, обманула верного, осторожного в своих поступках телохранителя.

Ничто не смутило его, когда господин отошел ко сну. Но посреди ночи он уловил сдавленные стоны. Вбежав в спальню, он увидел своего господина корчащимся от боли. Мамелюк все же успел позвать доктора, давшего несчастному рвотное.

Опала Наполеона усугубилась еще и тем, что перед отправлением на остров Эльба его лишили верного слуги. Рустаму попросту запретили следовать за императором… Армянина мучила мысль, что интриганы оговорят его перед повелителем, обвинят в предательстве…

Угрызения совести — он корил себя, что отпросился на короткую, трехдневную побывку к семье — побудили Рустама написать открытое письмо в популярную Gazette de France. Как мог он защитил свои честь и достоинство.

Долгие годы находился бывший мамелюк под надзором полиции. Имя его долго еще трепала бульварная пресса, инкриминируя ему и его жене кражу драгоценностей, но армянин вел себя достойно и не вступал в перепалку. Он переехал в городок Дурдэн (округ Рамбуйе, в 50 км к северу от Парижа), где вел скромную жизнь рантье.

Местное общество относилось к нему спокойно и даже подчеркнуто почтительно — народ помнил его воином, не кланявшимся пулям, равно как и его великий господин.В 1940 году останки Наполеона были перенесены с острова Святой Елены в Париж, в Дом инвалидов.

Король Луи-Филипп почтил Рустама личным приглашением на торжественную церемонию похорон. В мамелюкском облачении медленно шел воин за гробом. О чем думал этот человек в тот жутко холодный день, можно только догадываться.

Справка

Мамелюки (также мамлюки, от арабского «одержимые») — военная каста в средневековом исламском Египте, рекрутировавшаяся из юношей-рабов в основном тюркского происхождения (также были русские и представители кавказских народов). Юношей обращали в ислам, обучали арабскому языку и тренировали в закрытых лагерях-интернатах для несения военной службы. Подобными привилегированными воинами были турецкие янычары, а прототипом тем и другим послужили гулямы Арабского халифата.
1250г. — мамелюкам удалось захватить власть в Египте. В составе заговорщиков была мать султана Айюбида. Вождь восстания Кутуз принял титул султана. Новая элита рекрутировалась прежним способом: в Золотой Орде продолжали закупать рабов для пополнения касты. Известны две династии мамелюкских султанов: Бахри (тюрки) (1250 —1382) и Бурджи (кавказцы) (1382 — 1517).
1260г. — мамелюки под предводительством Бейбарса разбили монгольскую армию при Айн-Джалуте (3 сентября) и захватили Палестину, включая Иерусалим.
1261г. — мамелюки предложили принцу Аббасиду номинальный, но почетный пост халифа. Под их властью ока-зались исламские святыни Аравии — Мекка и Медина.
1517г. — государство мамелюков сломлено турецкой интервенцией, однако они сохранили свой привилегированный статус, хотя и подчинялись турецкому паше.
1769г. — антитурецкий мятеж мамелюков.
1798г. — армия Наполеона нанесла поражение коннице мамелюков, вооруженных устаревшими мушкетами.
1806г. — турки разгромили взбунтовавшихся мамелюков.
1811г. — турецкий паша пригласил на торжественный ужин 600 мамелюков и приказал убить их. Это послужило сигналом для массовых убийств по всему Египту; погибло около 4000 мамелюков, часть бежала в Судан.

Арутюн Амирханян | Вильям Карапетян




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Комментарии 1

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.