Опубликовано: 1 апреля, 2020 в 22:32

Свидетели Геноцида армян — Карен Мария Петерсен

Свидетелями Геноцида армян стало множество миссионеров, посвятивших свою жизнь спасению армянских женщин и детей. В их числе были преданные делу члены скандинавской миссионерской организации.

Речь идет о датской евангелической организации “Работницы женской миссии” (РЖМ) (Kvindelige Missions Arbejdere, K.M.A.), основанной в Копенгагене в 1900 г. Девиз организации полностью характеризует цели деятельности: “Женщины, работающие для женщин”.

“Основными источниками, вдохновившими создание “Работниц женской миссии”, была основанная в 1894 г. шведская РЖМ, а также современные общественные движения датского возрождения: Внутренняя миссия и так называемый Международный протестант, целью которого было распространение Евангелия и просвещения. Важным стимулом для формирования организации явились погромы Абдул Гамида, произошедшие в Османской империи в первой половине 1890-х годов.

На первом этапе датская миссия сосредоточилась на распространении сведений о роковом положении армян, а также уходом за армянскими сиротами, находящимися на американском и германском иждивении в Битлисе, Ване, Муше, Харберде и Костантинопле. Однако вскоре они поняли, что нуждаются в собственном сиротском приюте и действующих миссионерах.

Таким образом, в 1902-1903 гг. в селе Мезре провинции Харберд был основан датский сиротский приют “Эмаус”. Одной из миссионерок, отправленных РЖМ в Харберд для миссионерской деятельности, была Карен Мария Петерсен, которая в 1909 г. была назначена директором сиротского приюта “Эмаус”.

Петерсен родилась в 1881 г. в датском городе Нюкобинз в семье среднего социального уровня. Хотя о ней нам мало известно, но мы знаем, что свои молодые годы Мария отдала спасению армянских женщин и детей. К концу войны она удочерила маленькую девочку, которою назвала Хуйс (Надежда).

Как и другие миссионеры, Петерсен стала очевидцем Геноцида армян 1915 г., зафиксировала свидетельства варварства и спасла многие жизни. Предчувствуя угрожающую “Эмаусу” опасность, Мария обеспечивала самые необходимые нужды детей и женщин, находящихся на ее попечении: еду и одежду.

Она была одной из многих, любой ценой получившая разрешение “сопровождать” своих родных армян в дороге депортации и ставшая свидетельницей их голгофы. В дневниках Петерсен описывает свое душевное состояние, отмечая даже, что надолго потеряла желание жить: “… многие, особенно в нищих кварталах, не хотели верить, что все это серьезно.

Они не хотят уходить, плачут и умоляют: “дайте нам здесь умереть”, но у них уже нет дома и они вынуждены идти за другими… “Мы взяли свой крест и идем за Иисусом”… “Мы идем навстречу смерти, молитесь за нас”. От этих слов наши сердца разрывались от мысли, что видим эту трагедию, но не можем ничего поделать…”.

Являясь свидетельницей депортации армян, Петерсен смогла собрать ряд фактов о выживших в 1915 г., но ее дневники сохранились только в виде нескольких публикаций, которые находятся в архивах датской РЖМ. В одной из публикаций 1920 г.

Петерсен отметила выпущенный османскими властями плакат, который полностью отразил политику преследования армян: “Каждый, будь он мусульманин или христианин, кто спрячет в своем доме армянина, будет повешен на двери дома, а дом будет сожжен и превращен в пепелище”.

В другой публикации 1932 г. Мария подробно и красочно представляет судьбу армян Харберда, их депортацию и резню, истребление культуры и религии армянского народа: “Октябрь 1915 г. Прогулка в процессе депортации… Мы отклонились от главной дороги, были счастливы от солнечного света и свежего воздуха.

Однако скоро наша радость омрачилась от ужасного зрелища скелетов, свежевыкопанных могил и разбросанных по полю костей… В селах уничтожают все церкви. Трудно развалить вековые стены, но они должны быть разрушены. Все признаки христианства должны исчезнуть…”.

Мария Петерсен не только в воспоминаниях описала родной Харберд, но оставила и картины. Самая выразительная из них – это написанная в 1917 г. картина “Мезре” (“Mezire”), где представлена панорама Мезре.

На полотне видны золотые поля Харберда, озеро Цовк (Гюльджук, в настоящем — Газар), датский и немецкий сиротские приюты, село Ехеги, здание знаменитой фабрики братьев Фабрикаторянов. Можно сказать, что на полотне Петерсен отобразила армянскую среду Харберда, которая стал для нее родной и близкой.

Все преданные члены РЖМ были готовы вернуться и продолжить свою деятельность после войны, однако подъем националистического движения, возглавляемого Мустафа Кемалем, препятствовал их намерениям. Таким образом, Карен Мария Петерсен в рамках РМЖ продолжила свою деятельность в Сирии и Ливане, посвятив себя делу попечительства армянских беженцев.

Инеса Степанян. Младший научный сотрудник МИГА genocide-museum.am




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.