Опубликовано: 4 Июнь, 2017 в 4:05

Армянское ковроделие с дохристианского периода

Армянское ковроделие с дохристианского периодаАрмянский ковёр — термин, определяющий ворсовые и безворсовые ковры, которые были сотканы армянами, проживающими как на территории Армянского нагорья, так и за его пределами начиная с дохристианского периода (до 301 года) до наших дней.

Ковроделие, являясь одним из видов армянского декоративно-прикладного искусства, неразрывно связано с другими видами декоративно-прикладного искусства армян, продолжая традиции других видов национального изобразительного искусства.

Главным отличием армянских ковров от других ковров является то, что в качестве орнаментальных мотивов применяются стилизованные изображения животных и людей. Традиционно в Армении коврами устилают полы, покрывают внутренние стены домов, диваны, сундуки, сиденья и кровати.

До сих пор ковры часто служат завесами дверных проёмов, ризниц и алтарей в храмах, ими покрывают сами алтари в церквях. Развиваясь с древнейших времен, ковроделие Армении исстари являлось неотъемлемой частью быта, так как ковроделием занимались почти в каждой армянской семье, при том, что «ковроткачество повсеместно было древним женским занятием армян».

Вишапагорг (Драконовый ковёр), XVIII век, Музей Галуста Гюльбенкяна, Лиссабон

Этимология слов «карпет» (carpet) и «кали/хали» (kali/khali) Девочки-армянки, ткущие ковры в ковроткацкой мастерской, Ван, Западная Армения, 1907 год В армянском языке существует два слова для обозначения ковра: карпет (арм. կարպետ) и горг (арм. գորգ).

Хотя эти два слова в армянском языке являются синонимами, «карпетами» чаще называют безворсовые ковры, а «горгами» — ковры с ворсом. В армянских средневековых рукописях слово «ковёр» в форме каперт (арм. կապերտ) впервые упоминается в переводе Библии еще в V веке[18]. Слово «каперт» образовано от корня «кап» (арм. կապ) — «узел»[19].

Слово карпет, будучи армянским словом, вошло во многие европейские языки в качестве обозначения ковра вообще. Возможность для заимствования этого термина в европейские языки, создали армянские купцы, которые в средние века развернули активную деятельность в странах Европы, куда они ввозил в числе прочих товаров и ковры.

Согласно этимологическим словарям слово «карпет» появилось из средневековой латыни (лат. carpita — «толстая шерстяная ткань», carpere — «щипать», в средневековой латыни модифицированное carpire)[22][23], откуда оно переходит и в другие европейские языки (фр. carpette, англ. carpet)[24].

Так, в частности, флорентийский банкир и купец Франческо Бальдуччи Пеголотти (англ. Francesco Balducci Pegolotti), живший в начале XIV века, который в труде La pratica della mercatura (англ.) детально описал торговый путь из киликийского города Айас в Сивас, Ерзинкан и Эрзерум и далее в город Тебриз, сообщает, что с 1274 по 1330 год ковры ввозились во Флоренцию из армянских городов Айас и Сис[25].

О значении киликийского города Айас в международной торговле писал также известный путешественник Марко Поло, который в 1271 году, посетил Айас и из него отплыл домой, в Венецию, на армянском транспортном судне. Слово горг впервые встречается в письменных источниках в виде надписи на армянском языке, датирующейся 1242—1243 годами, которая вырезана на каменной стене церкви Каптаван в Нагорном Карабахе.

Арменовед Григор Капанцян склонен считать, что слово «горг» восходит к хетто-армянскому словарному фонду, где оно существовало в формах «курк», «куркас». Арабские хроники свидетельствуют, что слово «кали» или «хали» или иначе «гали», которое во всём мусульманском мире означает «ковёр», происходит от названия ремесленного города Карина[20], который арабы называли Каликала (современный Эрзурум, Турция)[26].

Абд ар-Рашид ал-Бакуви сообщает, что из знаменитого своими коврами армянского города Каликала (Карин), расположенного на стратегическом пути между Персией и Европой, «вывозят ковры и аз-залали, которые называются кали». Согласно учёному и писателю XIII века Якут аль-Хамави, ковры по сокращённому арабскому названию города Каликала — «Кали», назывались «кали».

В своих дневниках Марко Поло восхвалял ковры из этих мест, как самые красивые в мире[30]. Востоковед, академик Иосиф Орбели прямо пишет о том, что «слово „ковёр“ армянского происхождения»].

История развития армянского ковроделияПравить Армянское ковроткачество, которое на начальных этапах по технике исполнения до определённой степени совпадало с ткачеством, прошло долгий путь развития[11], начиная с простых изделий, сплетённых на плетельных рамах различной формы до ворсовых узелковых ковров, ставших изысканными произведениями искусства.

Армянский ковёр 1810 года с миндалевидным орнаментом и тканной надписью на армянском языке, Карабахская школа ковра

По мнению доктора искусствоведения Волькмара Ганцхорна (Volkmar Gantzhorn), восточный ковёр не только не ведет свое происхождение от кочевых племён, но и районом его происхождения не является Центральная Азия. Восточный ковёр является производным древних цивилизаций Армянского Нагорья, лежащего на перекрестках древнейших торговых путей между западом, севером и югом[32].

Развитие ковроделия в Армении было насущной необходимостью, продиктованной климатическими условиями всего Армянского Нагорья, от климата также зависел тип, размер и толщина произведенного ковра[33].

Жилые дома и другие сооружения были почти исключительно построены из камня или вырублены в скале, а в них традиционно отсутствовали деревянные напольные покрытия, о чём свидетельствуют результаты археологических раскопок, проводимых в Двине, Арташате, Ани[13] и других городах.

Также в Армении существовала необходимая сырьевая база (шерстяная пряжа и другие волокна, красители[34]). Наиболее распространённым сырьем использовавшемся для производства нитей для ковров была овечья шерсть, применялась также козья шерсть, шёлк, лён, хлопок и другие[35]. Как отмечает «Британская энциклопедия» в VIII—XIV вв., когда ковроделие начало развиваться на Ближнем Востоке, Армения была «одним из наиболее продуктивных регионов»[36] в этом отношении.

Это было обусловлено наличием «хорошего качества шерсти, чистой воды и красителей, особенно прекрасной пурпурной краски»[37]. Одним из основных условий, способствующих развитию ковроделия было наличие городов, в которых развивались ремесла и которые служили крупными торговыми центрами, так как по территории Армянского Нагорья проходили торговые пути, включая одно из ответвлений Великого шелкового пути.

О ковровых тканях в древней Армении, как об одной из основных отраслей армянских художественных ремесел упоминают множество источников. Куски древних ковром были найдены при раскопках близ Еревана, а остатки шерстяных ковров местного производства были найдены при раскопках Ани в одной из гробниц ущелья Цахка-дзор.

Античность Древнейший из обнаруженных ворсовых ковров — Пазырыкский ковёр, найденный на Алтае (около V в. до н. э.), нити красного цвета которого были окрашены червецами типа армянской кошенили[40][41]. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург, Россия Античный историк V века до н. э. Геродот (485—425 гг. до н. э.) отмечает, что жители Кавказа растениями, из которых получали краску, красили шерсть, затем вырабатывали из неё ткани, разрисовывали их.

Ковёр с изображением борьбы дракона и феникса, XV век

И окраска их не блекнет ни от времени, ни от воды[34]. В 1949 году академиком Руденко во время археологических раскопок, проводимых в Горном Алтае, в 5-м пазырыкском кургане был найден ковёр V века до нашей эры[42]. Вопросом дебатов является происхождение ковра в Средней или Передней Азии, но в особенности Армения упоминается как возможное место происхождение ковра. Некоторые исследователи считают, что ковер относится к раннеармянским.

Из сведений античных авторов становится ясным, что среди практикуемых ремёсел древней Армении, наряду с гончарным и столярным делом, было широко распространено и ткачество. Продукты ремесленного производства активно экспортировались в близлежащие земли. Значительное развитие ткацкого ремесла в Армении наблюдается в следующий, так называемый эллинистический период, начиная с III века до н. э..

Это был период оживления международных экономических, политических и культурных связей, которые вызвали ранее невиданный подъём транзитной торговли. Последняя прокладывала свои стабильные пути и через Армению, вовлекая её в торговый обмен с соседними и отдаленными странами[50].

Развитие ремесленного производства продолжалось вплоть до IV века нашей эры, когда после насильственного переселения шахом Шапуром II населения Армении,[51] в большей массе являвшегося ремесленниками, в Персию, в Армении приходят в упадок хозяйственная жизнь, ремёсла и искусство, возрождение которых начнётся лишь два века спустя. Средневековье Армянский царь Гагик Карсский (1029—1065) с семьей (на ковре).

Миниатюра в Евангелии XI век Средневековье является золотым веком армянского ковроделия, в это время образуется определённый стиль, свойственный армянским коврам. До наших дней сохранились только небольшие фрагменты раннесредневековых армянских ковров, которые были обнаружены в переплётах армянских манускриптов во время реставрации.

О том, как выглядели эти ковры можно судить также благодаря средневековым рукописям, в которых много миниатюр с изображениями ковров. Среди форм и стилей, присущих армянским коврам средних веков, различают: «драконовые» ковры (Вишапагорг) — ковры с изображением драконов, древа жизни, птицы феникс, орнаментов в форме треугольников, зубчатых ромбов и символов вечности; орлиные ковры (Арцвагорг) с символическим изображением орлов и змеиные ковры (Оцагорг) с изображениями змей и со свастикой в центре.

По свидетельству академика Николая Марра, проводившего раскопки средневековой столицы Армении Ани, внутри жилых домов богатых горожан …за исключением ниш, остальное всё было гладко, так как дом внутри увешивали или покрывали коврами и узорчатыми тканями, с которыми, конечно, трудно было с успехом соревноваться даже анийским мастерам декоративной резьбы на камне.

Когда мы нападаем в Ани на следы штукатурки и росписи стен и потолка частных домов, есть основание думать, что обыкновенно это суррогат, дешёвый способ возмещения подлинного богатого убранства комнат коврами и тканями, производство которых у древних армян, судя по некоторым данным, стояло на высокой степени развития.

Эта мысль давно возникла, и раскопки 1912 г. дают основание её высказать В 645 году на земли Армении вторглись арабы, и на страну была наложена дань, в состав которой, помимо всего прочего, входили 20 штук ковров, приносимых в дар халифу каждый год[52]. Но несмотря на арабское владычество в Средние века Армения при Багратидах (885—1045) переживает период экономического подъема в первую очередь благодаря широким торговым и экономическим связям со странами, находящимися под владычеством и влиянием арабского халифата.

Армянский ковёр XIX века, Ереванская школа ковра

Слава об армянских коврах и паласах, а также изделиях ремесленников распространилась от царства камских болгар до Туркмении, от Багдада до Константинополя. Арабский географ и путешественник IX века Якуби сообщает, что по заказу халифа Хишама в Армении были изготовлены ковры и ткани[28].

В хронологии византийского писателя Симеона Магистра упоминается, что в 819 году болгары во время одного нашествия взяли у византийцев богатые трофеи, среди которых были высококачественные армянские пушистые ковры.

Армянские торговцы распространяли ковры на базарах и рынках различных стран, в самой же Армении по сообщению ряда авторов, среди которых Абу Дулафа (X век), проводятся воскресные ярмарки, где помимо других товаров продаются армянские ткани из козьей шерсти, называемой бузйун, и ковры. Расцвету ковроделия во многом способствовали получаемые в Армении превосходные краски, придававшие ковру неповторимость и яркие цвета.

Особой известностью в древнем мире пользовалась алая краска — кармин, которая производилась из армянской кошенили — насекомого, составляющего отдельный подотряд в отряде равнокрылых хоботных насекомых, которые в изобилии имелись в Армении. Арабский автор X века Ал-Истахри, повествуя о городе Арташат, который арабы называли «Гариетюль-крмиз»[59] (то есть «Город краски из красного червя» — от армянского названия краски «вордан кармир») рассказывал: …

В этом городе выделываются шерстяные платья и ковры… и другие предметы армянского производства. У них же добывается краска, называемая „кирмиз“, и ею красят сукно. Я узнал, что это червяк, который прядет вокруг себя наподобие шелковичного червя».[60]

Другой арабский географ X столетия Ибн Хаукаль, побывав в столице Армении городе Двине, который арабы называли Дабиль, также указывает на то, что армянские ковры окрашивают специальной краской, говоря, что «выделывают в Дабиле пуховые и шерстяные ткани для ковров, подушек, сидений, шнуров и иного рода армянских произведений, окрашенные кирмизом»[61].

Он же говоря о городах Армении, так характеризует армянские изделия и их значение на мировых рынках Востока:

В этих городах и областях, лежащим между ними, есть товары, предметы ввоза, разные сорта необходимых животных, овец и материи, вывозимые в разные страны, известные у них пользующиеся славой, как армянские ковры и шнуры, приготовленные в Салмасе и продаваемые от одного до десяти динаров за штуку, и ничего подобного им нет в прочих землях

Прибытие братьев Поло в торговый порт Айас в 1271 году в Киликийском армянском королевстве, иллюстрация в книге Le Livre des Merveille (XV век) В. Бартольд в своей работе отмечает, что армянские ковры пользовались огромной популярностью на востоке,[63] а жители тех лет считали, что армянские ковры обладали особыми свойствами[58].

В Хое, Беркри, Арчеше, Тебризе, Хлате, Нахичеване, Битлисе, Кейсарии, Севастии, Карабахе и в других армянских и армянонаселенных городах и общинах вырабатываются «кали-карпеты и карпеты» (ворсовые и безворсовые ковры).

Историк XI века Абу Саид Гардизи, описывая прием Кадир-хана, говорит, что эмир приносит в дар хану «дорогие ковры махфури армянские»[65]. Продукты производства армянских ткачей пользовались международной известностью[66] и высоко ценились при дворах различных стран. Так, придворный персидский учёный и глава архива Хилал ас-Саби, описывая одежду и окружающую утварь халифа, говорит, что подушка для трона и все другие подушки из апартаментов халифа сделаны из армянской ткани[67].

Аль-Мукаддаси (X век), восхищаясь армянскими коврами, говорит: «Нет ничего подобного выделывающимся у них шнурам и коврам»[58]. Арабский автор Абд ар-Рашид Бакуви (XIV—XV века) сообщает, что армянские ковроделы искусны в выделки ковров[27]. Согласно арабскому философу и историку XIV века Ибн Хальдуну лучшие восточные ковры произведенные армянскими ткачами входили в дань приносимую государству Абасссидов, после захвата последними Армении.

Девочки-армянки, ткущие ковры в ковроткацкой мастерской, Ван, Западная Армения, 1907 год

По нему же список по которому Армения платила налог выглядел следующим образом: Тридцать миллионов дирхемов, ковры махфура- двадцать, (ткани) ракм — пятьсот восемьдесят ратл, соленая [рыба] сурмахи — десять тысяч ратл, [рыба] тиррих — десять тысяч ратл, мулы — двести, соколы — тридцать В Средние века продукты армянского ковроделия были настолько популярны, что «армянскими тканями» называли ковёр и всё, что произведено ткачеством.

Так, Ибн-Хаукаль, восхищаясь, отмечал: …в Меранде, Тебризе, Дабиле и областях Армении изготовляются армянские сидения и ковры, известные под именем армянских «мехфур»; немного подобного им во всех странах, в которых выделка тканей имеет сходство с армянской выделкой…

А что касается до произведений, называемых «армянскими тканями», то это «бутт», сидения, ковры, покрывала, коврики и подушки; нет им подобных среди предметов земли из конца в конец и во всех направлениях[61]

Посол арабского халифата Ибн Фадлан, совершивший путешествие в страну волжских булгар, в своей записке свидетельствует, что ещё в 20-е годы Х века армяне, проживающие в армянской колонии на Волге, занимались ковроделием. Согласно ему же пол шатра царя камских болгар, вмещавшего тысячи человек, полностью был покрыт армянскими коврами[69].

Описывая внутреннее убранство юрты волжских булгар в Х веке, К. А. Руденко пишет: «Убранство юрты было несколько иным. Пол её застилался войлочным ковром, стены также украшались коврами, шерстяными или войлочными. Особой популярностью пользовались красные армянские ковры»[70].

Ковёр с изображением борьбы дракона и феникса, XV век[71]. Армянские ковры всегда ценились чрезвычайно высоко. Стены и полы дворца арабских халифов были покрыты армянскими коврами, любимая жена халифа Гаруна ар-Рашида восседала на «армянском ковре», все прочие жёны — на «армянских подушках»[72]. Армянские ковры были украшением дворцов, ими измерялось богатство.

Ворсовые ковры входили в число приношений Армении халифам Багдада; известно, что в начале X века из Армении в Багдад были посланы 400 лошадей, 30000 динариев и семь армянских ковров; один из ковров имел размеры 60 X 60 локтей (примерно 18 X 18 м); над этим ковром работали армяне-ремесленники 10 лет[26]. В IX—XI века армянские колонии возникают в Египте, на Украине, в Польше, Болгарии, Румынии и Венгрии.

Здесь армяне вновь стали развивать ремесла, в том числе и ковроткачетсво. Согласно исследованиям русских историков Карамзина и Глинки, ещё в 60-е годы XI столетия в Киеве основывается армянская колония, которая в последующее столетие превращается в самостоятельное поселение.

Местные армяне занимались ювелирным делом и ковроделием[73]. Впоследствии колонии армян возникли в Астрахани, Новом Нахичеване, Феодосии, Москве, а затем и в Петербурге.

Ереванская ковровая фабрика 1917—1918 года

О тесных контактах переселенцев со своей родиной говорят находки тканей, аналогичных анийским, в погребениях на территории колонии[74]. Известный итальянский путешественник Марко Поло, побывавший в XIII веке в Западной Армении, в XXI главе своей знаменитой «Книги о разнообразии мира», повествующей о его путешествии по Азии, говоря о быте армян[75], написал:

Выделываются тут, знайте, самые тонкие и красивые в свете ковры, а также ткутся отменные, богатые материи красного и другого цвета, много и других вещей изготовляется здесь[76] Сообщая о шерстяной ткани «бокаран», Марко Поло продолжает свое повествование следющим образом: «Великая Армения — страна большая; начинается она у города Арзинга, где выделывается лучший в свете бокаран.

Есть тут также отличные бани и самые лучшие в мире источники. Живут там армяне, и подвластны они татарам. Много там городов и городищ.»[77]. Армянские ковры были знамениты во всем старом свете, ими широко торговали от Италии до Волги, по Средиземноморью большое распространение находили маленькие армянские ковры.

Вывоз произведенных армянами ковров в страны Западной Европы в Средневековье достигал огромных размеров, в Европе они являлись необходимой принадлежностью убранства домов богатых классов[78]

Польский автор XVI века Леонардо Горецкий сообщает, что армянские купцы в числе прочих товаров завозят в Европу и ковры[79]. XVII—XIX века Вишапагорг (Драконовый ковер), XVIII век, Музей Галуста Гюльбенкяна, Лиссабон С течением времени армянские колонии возникают в Египте, на Украине, в Польше, Болгарии, Румынии и Венгрии. Здесь армяне стали развивать ремесленное производство, в том числе и ковроткачество.

Ковры в армянских общинах помимо мастерских производились при церквях и монастырях[80][81]. В 1604 году, в ходе войн между Персидской и Османскими империями, шах Персии, Аббас I Великий, чтобы удержать под своей властью Закавказье а также для развития ремесла и торговли переселяет армян вглубь Персии.

В числе переселенных по приказу шаха армян были также переселены и армяне Джуги (Джульфы), которая была крупным торговым и ремесленным центром, через который проходило ответвление Великого Шелкового Пути. По свидетельству армянского историка XVII века Аракела Даврижеци, при встрече шаха Аббаса в Джульфе весь его путь был устлан коврами:

«Путь царя был украшен: от берега реки до дворца ходжи Хачика дорога была устлана коврами, драгоценной, прекрасной парчой»[82]. В 1667 году между Россией и армянской торговой компанией Нор-Джуги был заключён договор, согласно которому армянским купцам даровались привилегия свободной торговли на водных путях от Астрахани до Архангельска и право транзита через Россию в Западную Европу[83].

Чешский учёный XVII века Иржи Давид в своей работе «Современное состояние Великой России, или Московии» отмечал, что среди прочего товара завозимого армянами для торговли в Россию были ковры и шёлк[84].

Известный турецкий путешественник Эвлия Челеби, побывавший в XVII веке в Святом Эчмиадзине во время миропомазания, описывая ковер, на котором разожгли костёр для варки снадобья, говорил: «Этот ковёр как будто был соткан из шёлка, но в то же время походил и на бумажный, и на шерстяной; он напоминает большой ковёр для молитв, цвета серой белки, очень тяжелый.

Вишапагорг из Хндзореска, 1892 год, Карабах

Мне кажется, он сделан из особого камня»[85]. Челеби был поражен тем, что ковёр не пострадал от огня разожжённого на нём костра, путешественник пытался узнать секрет ковра у монахов на что те ему отвечали, что это тот самый ковер, на котором появился из утробы матери Иисус. Из страха перед израильтянами он спрятался в пещере. А потом собирал травы и оживил на нём мертвеца[85].

Очень важен тот факт, что коврам приписывались магические свойства. В XVIII веке Восточная Армения становится важным экономическим центром, через её территорию проходят торговые пути соединяющие Европу и Азию. Возрастает роль городов Армении в которых образуются склады для товаров из Европы, Китая, Индии, Ирана и Турции, сама же Армения в числе прочих товаров экспортирует ткани из Карабаха и неповторимые в цветовом и орнаментальном исполнении ковры[86].

Армянские торговые дома помимо представительств имели вне пределов Армении и собственные рынки, так испанский путешественник Дон Гонзалес, посетивший Лондон в 1730 году, свидетельствует, что армянский рынок — walk, находился между Smittin’s Street на востоке и Threadneedle Street на севере, соседствуя, с одной стороны, с голландскими ювелирами, а с другой — с португальским рынком.

Эти рынки находились в Royal-Exchange, где армяне торговали драгоценными камнями и коврами[87]. Во второй половине XIX века ковроделие испытывает новый подъем. В Западной Армении (Турция) ковры ткутся в Карине, Баберде, Маназкерте, Муше, Сасуне, Ване, Ахтамаре, Норшене, Востане, Арцке, Беркри, Моксе, Шатахе, Акне и других городах и районах с армянским населением.

В Восточной Армении и в городах Закавказья, где проживало много армян центрами ковроделия в те времена были Карс, Ереван, Олти, Сурмалу, Кахзван, Караклис, Карвансара, Казах, Хндзореск, Дизак (Гадрут), Джраберд (ныне в основном Мартакертский район НКР), некоторые другие области Нагорного Карабаха, а также Александрополь, Ахалкалаки, Ахалцих, Тифлис, Борчалу, Нахичеван, Агулис, Гандзак, Партав, Шуша, Лори. В Иране армянское ковроделие испытывает недолгий кризис, это прежде всего связано с тем что Россия завоевывает у него земли с армянским населением.

Однако уже во второй половине столетия в Иране проводятся реформы которые, способствуют открытию по всей стране армянских торговых домов. Армянские торговцы пользовавшиеся благосклонностью шахов наладили торговлю с Индией, Россией и Европой активно экспортируя ткани и ковры[86].

В это же время возникают новые поселения армян в Астрахани, Новом Нахичеване, Феодосии, Москве, а затем и в Петербурге, главным занятием поселенцев было ювелирное дело и ковроткачество. XIX век положил начало изучению и собиранию восточных ковров, включая армянские.

Вишапагорг из Хндзореска, XIX век, Карабах

Армянские ковры, как отдельная ветвь художественного творчества, начали изучаться и привлекли к себе внимание исследователей и антикваров. Армянский ковёр 1810 года с миндалевидным орнаментом и тканной надписью на армянском языке, Карабахская школа ковра К концу XIX века активный европейский рынок сформировался из ковров, произведенных в Иране, на Кавказе и в Центральной Азии.

Несколько дилеров открыли магазины ковров в Англии, полагаясь на закупочные и транспортировочные сети, установленные главным образом армянскими и тебризскими купцами[88] Известные музеи хранят в своих коллекциях армянские ковры, в Лондонском музее Виктории и Альберта — ковёр XVII века, Метрополитен-музей в Нью-Йорке приобрёл ковёр XVI века, они также хранятся в Будапештском музее прикладного искусства, Лондонском музее текстиля и во множестве частных коллекций. Классические образцы ковров хранятся в Государственном историческом музее Армении, в Российском этнографическом музее[89].

XX век Основной структурный принцип композиции большинства армянских ковров, сделанных в XIX—XX веках это разделение на медальоны, которые могут иметь разнообразную форму.

Они могут быть ромбовидными, звездообразными, крестообразными, полностью закрытыми, или быть с силуэтом дракона. Узоры и символы ковров этого времени могли покрывать весь ковёр во множество рядов, могли быть расположены исключительно по центральной оси или разбросанно, так же могли быть узоры расположенные в одиночестве в центральной части ковра.

В армянском ковре центральная часть, границы и медальоны содержат множество дополнительных стилизованных элементов: кресты, птицы и змеи в комбинациях с символами, означающими вечный круг жизни типа солнечных признаков т.е свастик, бесчисленные типы розеток, Древо Жизни, домашних животных, всадников и пеших людей[81].

В конце XIX—начале XX века в крупнейших ткацких центрах Оттоманской империи армяне имели множество мастерских по производству ковров. В начале нового века Чарльз Бэйкер имевший хорошие связи в Оттоманском суде, через него получил контроль над армянскими ткацкими производствами во множестве областей, включая Балыкисиру, Акшехиру, Конью, Нейоли — главные коммерческие текстильные центры в Османской Турции.

Вишапагорг из Хндзореска, XIX век, Карабах

После его смерти компанию возглавила Селиль Эдвардс, которая реорганизовала её в компанию «Восточная Ковровая Фабрика». Дела в компании сильно зависящей от армянских ткачей шли успешно, до тех пор пока не ужесточилась политика османских властей в отношении христианского нацменьшинства[90]. Армянские ковродельческие центры имелись и в соседнем с Турцией Иране.

В основном они были сосредоточены в местах компактного проживания армян: городах Тегеран, Исфахан, Тебриз, Урмия, Арак, Шахиншахр, Ахваз и Лилихан, где имелись кварталы, основным населением которых были армяне. Известными армянскими ковроделами Ирана, чьи мастерские были достаточно известны в то время, были Эдвард Бенлян, С. Тайрякян и К. Таушаджян.

Последние два мастера стали одними из основателей ковроткачества в США и создателями новой разновидности ковра под названием «Американский сарук»[91]. Большая короткацкая фабрика фирмы «A & M Karagheusian» была основана в 1904 году в Нью-Джерси, США, бежавшими из Турции в 1896 году братьями Аршаком и Мираном Карагусянами, семья которых занималась ковроделием в Турции, начиная с 1818 года.

Фабрика действовала на протяжении 60 лет и имела до 1.700 работников. Головной офис фирмы был расположен на Манхеттене. Ереванская ковровая фабрика 1917—1918 года Первая половина XX века ознаменовалась началом Первой мировой войны и геноцидом армян, которые основательно разорили экономику Западной Армении.

Спасаясь от турецкого меча, сотни тысяч армянских беженцев нашли пристанище в России, Сирии, Ливане, Египте, Греции, Франции, Италии, Иране. В Западной Армении армяне были почти поголовно истреблены или изгнаны, а их имущество разграблено.

С истреблением христианского населения Турции был нанесен огромный урон традиционным армянским ремесленным производствам, от чего они почти полностью перестали существовать на территориях подвергнувшихся этническим чисткам. С уничтожением в числе прочих армян ткачей армянской национальности, показатели турецкой текстильной торговли понизились как по качеству продукта, так и по производству[90].

Вместе с тем, в сиротских домах, которые были созданы в различных районах Турции, включая Стамбул, армянские дети ткали ковры. Вследствие войны и огромного количества беженцев, а затем наступившего голода и нищеты в Восточной Армении, армянское ковроделие, также как и в западной Армении, приходит в упадок, выйти из которого в какой-то мере удалось лишь после советизации, когда с начала 1920-х годов начали создаваться ковродельческие артели.

Типы армянских ковров Мастерская Э. Бенляна, Тебриз, начало XX века Карабахский ковёр с надписью на армянском языке, 1904 год Ковёр из мастерской К. Таушанджяна, Арак, начало XX века В 1920-е годы 150 армян, спасшихся от геноцида, учиненного правительством Оттоманской империи, в предместье города Бари, Италия, на территории в 7 тыс. м² под руководством Гранта Назаряна основывают село Нор-Аракс.

Ковёр «Марби» XV век, названый в честь шведской деревни, в церкви которой был найден. Музей Истории, Стокгольм

В деревне была открыта небольшая ковровая фабрика, на которой работали жители села. Армянские ковры, произведённые сельчанами, были очень популярны как в Италии, так и за её пределами, в числе тех, кто закупал ковры, были король Фарук, Папа римский Пий XI и королева Елена.

Армянскими коврами, произведенными в деревне, были украшены полы и стены Национального Банка Италии. Деревня Нор-Аракс существует и сегодня, продолжая производить неповторимые армянские ковры, более того, после Второй мировой войны в области Калабрия образовалась вторая армянская ковродельческая деревня[92].

Армянская ковродельческая деревня Нор Аракс в пригороде Бари, Италия, Фотография 1926 года[93] Армянские ковры, сотканные в центрах армянской диаспоры, несмотря на то, что были сотканы вдалеке от исторической родины, несли в себе многовековые традиции, которые развивались столетиями на армянской земле.

Кроме того, в ковры диаспоры привносится отпечаток контакта с новой культурной средой, национальные мотивы государствообразующего народа, с коим бок о бок существует община, переплетаются с армянскими народными мотивами, что в свою очередь придает ковру определённую красоту и неповторимость[81].

С установлением советской власти в регионе наступает стабильность и возникают предпосылки для развития ковроткачества. Однако с весны 1929 года в сельской местности начала проводиться политика «активной коллективизации», направленная на увеличение числа коллективных хозяйств.

Проводимые мероприятия существенно увеличили рост коллективных хозяйств. Ремесленники, в том числе и ковроделы, были объединены в артели. В производство внедрялись станки и автоматы, что, в свою очередь, способствовало упадку производства ковров ручной работы и утрате индивидуальности в коврах, вышедших с автоматической линии.

К 1958 году ковровое производство ведется в 22 районах Армянской ССР, продукты производства ковроткаческих артелей того времени неоднократно экспонировались на многочисленных международных выставках и ярмарках, где удостаивались высоких оценок и наград.

Так, на Всемирной Брюссельской выставке 1958 года армянские ковры были удостоены Большой золотой медали[94], а в июне 1973 года в Ереване открылась первая выставка образцов старинных армянских ковров насчитывающая четыре сотни ковров[95].

В 1984 году в результате почти полувековой деятельности армянских ученных в Армянской ССР была официально зарегистрирована новая порода овец — Армянская полугрубошерстная овца, исключительно белую и упругую шерсть которой начали применять для выделки ковров[96].

В 2009 году в рамках программы поддержки ручного производства ковров, правительством республики Армения было принято решение об освобождении от уплаты налога на прибыль и НДС с продажи ковров ручной работы.

Материал предоставил: Александр Бакулин Миниатюры армянских ковров: .wikiwand.com




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Комментарии 1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.