Опубликовано: 29 Май, 2017 в 1:09

Хоторджур. Потерянный рай — О книге изданной в США

Хоторджур. Потерянный райВышедшую в США книгу «Хоторджур. Потерянный рай» можно в известной степени назвать своеобразной энциклопедией жизни края. Авторы ее армянского оригинала (1964 г.) — венские мхитаристы Арутюн Улунян и Матевос Аджян собрали ценные географические, исторические, экономические, этнографические, языковые (включая словарь) сведения.

Этот труд составляет 95% нового издания на английском языке, в котором В. Джианикян, А. Хачикян и Б. Ваукс прибавили информацию о сегодняшнем Хоторджуре.

Английский перевод книги, вышедшей на армянском в 1964 благодаря усилиям блаженной памяти архиепископа Месропа Апозяна, многократно расширит читательскую аудиторию. Учитывая, что книга эта в Армении существует едва ли не в единственном экземпляре, хочу выделить некоторые штрихи из истории Хоторджура.

Вотчина Мамиконянов Расположенный на высоте 1600 метров и стиснутый скалами, Хоторджур входил в северные владения рода спарапетов Мамиконянов. Среди сел — кварталов Хоторджура один назывался именем Ваагна (Мамиконяна), другой — Кисак в честь полководца Гисака. Был и квартал сюнийцев, оттуда, кстати, один из авторов книги А. Улунян.

Относительная удаленность от административных центров и горный рельеф (есть где спрятаться) позволяла продлить по сравнению с равнинными территориями относительную самостоятельность армян.

Определенное значение имело и то обстоятельство, что во второй половине XVII века хоторджурцы перешли в католичество, и с этим (с Папой Римским) турки не считаться не могли.

Так их обошла волна погромов 1895-96 гг. Впрочем, враги доходили и сюда. Еще во времена Вардана Мамиконяна персы сожгли соседнее село, превратив его в груду пепла. Отсюда название — Мохракуйт.

Здесь нашла пристанище в 1239г. часть анийцев. Потом село сжигали турки и лазы. Край стал заселяться инородцами начиная со 2-й половины XIX века. Однако квалифицированное большинство к 1914 году составляли армяне.

Караваны в пути …Еще осенью 1914 г. турецкая полиция, войдя в село, потребовала сдачи всякого рода оружия, включая ножи с длинным лезвием. Были практически отобраны основной запас зерна и одежда — на нужды армии.

Хоторджурцы кое-как перезимовали, а в мае-июне весть о приказе покинуть дома дошла и в этот горный край. В качестве альтернативы турки предлагали принять ислам. Из тысяч хоторджурцев веру поменяли две семьи. Правда, спаслись ли они — неизвестно. Остальные пустились в путь.

Людей изгоняли по частям, всего было сформировано 5 караванов.

Основная часть из 3740 человек попала в первый караван. В нем было 27 священников, более 20 учителей и других представителей интеллигенции. Власти милостиво разрешили продать имущество, а что не получится — оставить на хранение соседям-туркам.

Понятно, что никто не собирался покупать то, что можно забрать даром. Зато соседи давали клятвенные обещания армянам, что все добро вернут им в целости и сохранности. Ведь турецкие власти обещали временно разместить изгоняемых в расположенной в 50 часах пешего хода Урфе.

Пять потоков хоторджурцев (в каждом жители 2-3 сел) пустились в дорогу начиная с 11 июня 1915 года. Изгнанные из рая шли по маршруту Баберд — Ерзнка — Акн — Арабкир — Малатия — река Евфрат. Подавляющее большинство дальше Евфрата не пошло. Было вообще чудом, что хоторджурцы дошли до этой реки, поглотившей десятки тысяч армян.

В первые же дни запасы еды кончились. Людей не только практически не кормили (вымогая последние деньги), но и не поили, заставляя пить воду из луж, где лежали трупы. Пили и мочу. Болезни косили прежде всего самых маленьких. Мужчины Сначала разобрались со священниками и людьми образованными.

Среди нихбыл Матевос Аджян, чьи этнографические исследования вошли в будущую книгу 1964 года. В Малатии мужчин отделили от женщин и убили, безоружных. Хоторджурки, сами бредущие из последних сил, похоронили мужчин с лопатами и молитвенниками в руках.

И пошли с детьми дальше. Женщины В Ерзнка хоторджурцев объединили с большим караваном эрзрумцев, и именно благодаря опубликованным воспоминаниям эрзрумок сохранились некоторые детали изгнания.

При выходе из Ерзнка турки разделили армян: «…Католики и протестанты пусть останутся, им пришло помилование. А «просветительские» (ААЦ) пойдут на смерть!» «Помилование» оказалось таким же враньем, как и «депортация». И тех и других ждал Евфрат.

По свидетельствам очевидцев-курдов, «краснопередничные» (так называли за яркую одежду хоторджурок) бросались в Евфрат, взявшись за руки.

Похоронив своих мужчин, они перестали верить в спасение. Больных и малых детей турки, погрузив на телеги, отправляли (как они выражались) в «больницу Мурад» — турецкое название реки. 15-летний Карапет Чахалян сумел переплыть и выбрался на противоположный берег.

Но турки шестами загнали его в воду и утопили. — Мы — для воды! — с этими словами дочери Ованеса Саносяна и Арутюна Авталяна бросились в воду, наотрез отказавшись пойти в услужение курдам. У трех женщин наступили родовые схватки. Турецкие жандармы отвели им от получаса до часа.

И погнали рожениц дальше. Курду Махмуд-беку для нужд кочевья были нужны кузнец, хлебопек и цирюльник. Так три семьи (около 30 человек) отделили от каравана. Остальные ночевали (в сентябре уже холодно) на голой земле и ели траву. В конце концов из 3740 изгнанных из рая выжило около 100 человек.

Причем лишь меньшая половина из них прошла через аравийские пустыни. Остальные спаслись иначе. В поисках родной крови Оставшиеся в России хоторджурцы (из 1343 только 197 были женского пола) сходили с ума, не имея вестей от родственников.

В 1917 году в харькове съезд хотор образовал землячестводжурцев. Потом прошел объединительный съезд Союза тайкцев. После поражения и выхода Турции из войны. Потом прошел объединительный съезд.

Землячество повело работу в двух направлениях. Одна делегация хоторджурцев отправилась в Алеппо — искать родню среди прошедших ад аравийских пустынь.

Другую командировали в Хоторджур — на месте разобраться, есть ли выжившие армяне и в каком состоянии имущество общины, находящейся на территории, занятой русской армией. «Не ищите хоторджурок…» Так сказала в Алеппо гонцам одна эрзрумка:

«Все умерли в верности нации, вере и своим мужьям». 3-4 десятка все же уцелело. Они кое-как влачили существование среди таких же мучеников из других областей Армении.

9 летняя Магдалиниа Саносян служида у арабов. Заболела. Ее с высокой температурой выгнали на улицу, а потом, на всякий случай, бросили в яму вниз головой и закопали. Около суток из-под земли доносились стоны. Армяне откопали девочку, которая к вечеру отдала богу душу. Делегация собрала тех, кого нашла, и морем вывезла в Россию.

Примечательно, что среди спасшихся была семья того самого кузнеца, которого отобрал курдский бек, а один из потомков кузнеца — В.Джианикян -и есть тот самый автор небольшого очерка о сегодняшнем Хоторджуре, помещенного в американском издании.

Прожили и умерли орлами Другая группа земляков добралась до Хоторджура. Русское командование выделило в помощь для поисков несколько казаков.

Приехавшие узнали от завладевших всем имуществом армян турок, курдов и лазов о том, что незначительная часть хоторджурской молодежи, не поверив в басни о «депортации», либо сразу сбежала в горы, либо улизнула в пути. Редким счастливчикам удалось дождаться прихода русских войск.

Впрочем, это еще не было гарантией спасения в окружении инородцев. Более того, с самой делегацией хоторджурцев произошел эпизод, никак не укладывающийся в голове. Расспрашивая захватчиков и лицезрея в домах разбогатевших голодранцев многие предметы армянского быта, хоторджурцы навлекли гнев мусульман, которые тут же накатали жалобу российскому военному коменданту (об этом есть в письменном отчете), где говорилось, что «армяне, входя в наши жилища, причинили урон стыдливости мусульманских женщин…».

Русские часто цитируют собственную поговорку о том, что они долго запрягают, но быстро едут. Тут, однако, командование дружественного христианского народа сразу пустилось вскачь.

Комендант, явно не читавший Тютчева («А жертвы преданы злословью…»), по одному навету отдал делегатов под военный трибунал, вынесший смертный приговор. Справедливости ради отметим, что комендант был немцем, и хоторджурцев уже ставили к стенке, когда расправе воспротивился полковник-поляк.

Напомню, что хоторджурцы были католиками. В дело вмешались Союз тайкцев, католические силы Европы, и русские освободили оклеветанных. Оставшиеся в живых хоторджурцы (главным образом из России) вернулись в родные очаги, надеясь наладить жизнь под защитой русского штыка.

Около тысячи человек принялись возрождать былую жизнь. Они не подозревали, что в России грянет революция и в один прекрасный день «российская военная база» снимется с места и по Декрету о мире опять оставит мирное армянское население беззащитным, как это не раз случалось на Кавказском фронте в годы Первой мировой войны, когда, по свидетельствам современников, «русская армия танцевала кадриль».

Толком не понимая, что происходит вокруг, большинство вернувшихся хоторджурцев все же осталось и было окружено многократно превосходящими турецкими регулярными военными частями. Дольше всех держались храбрецы в древней крепости Аствацамор (Богоматери).

Их было 110 человек, из которых лишь 40 умели стрелять. Остальные — дети и женщины. Турки подогнали артиллерию. Часть осажденных в ночной вылазке вырвалась из крепости, и 7 человек из них спаслись. Остальные оборонялись 4 месяца и погибли орлами.

В книге приведен поименный список последних защитников Хоторджура. Выделены имена тех, кто выжил, чтобы потом рассеяться по свету. (Хоторджур-2013)

В отчете Тайкского землячества (август 1919 года) содержатся сведения о людских и материальных потерях хоторджурцев.

Из тысяч изгнанных из рая уцелело 2,67% людей.

Они оставили там 1341 дом, 74 церкви и часовни, 27 школ и несбывшуюся мечту о возвращении. Ущерб в золотых лирах — 2 млн. Однако просвещенное человечество не собирается платить по армянским векселям.

Из последней главы книги можно заключить, что гора Хачкар называется нынче Кашкаром, Хоторджур — Сираконакларом, Спер — Испиром, Ерзнка — Эрзинджаном, и живут тут не армяне, а потомки их убийц — турки, курды, лазы.

И все это вместе олицетворяет ту самую человеческую справедливость, в лицо которой так опрометчиво хотел плюнуть выдающийся западноармянский поэт Сиаманто, подзабывший, что ничего на этом свете не происходит без ведома и согласия высших сил. Именно за эту забывчивость турки и размозжили голову поэта камнем в 1915 году.

Автор — Александр Товмасян Материал предоставил: Александр Бакулин


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ


One comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.