Опубликовано: 3 Сентябрь, 2019 в 21:33

Меч или перо — Гарегин Нжде

И то и другое я полюбил и служил и тому, и другому. Но, столкнувшись с необходимостью выбора, я должен был избрать первое, поскольку бывают времена, когда, чтобы проложить дорогу перу, слову, истине, нужен меч.

Люблю меч владыки армянского, который не “упал наземь”, а подобно вечному светочу остался висеть над Сепухскими горами и освещал вековой путь армянина в безлунные ночи истории.

Перо и меч — божественные орудия, данные человеку для того, чтобы защищать право и святость мира, и в моих руках они часто заменяли друг друга. И… “не упал наземь” и не знал поражения и мой меч…”

“Только любящий свою нацию способен любить человечество”. Эти слова великого борца за свободу Армении Гарегина Тер-Арутюняна, более известного как Гарегин Нжде, как нельзя лучше характеризуют его самого. Он был настоящим патриотом своей страны и своего народа, и жизнью и деяниями своими до сих пор вдохновляет новые поколения армян…

Будущий военачальник, политический деятель, идеолог и публицист Гарегин Нжде (Тер-Арутюнян Гарегин Егишевич) родился 2 февраля 1886 года в селе Кзнут Нахичеванского уезда в семье священника.

Гарегин, младший из четырех детей в семье, в раннем детстве потерял отца Егише и остался на попечении матери Тируи. В 1894 году поступил в армянскую начальную школу в Нахичевани, но позже был переведен в русское семилетнее училище в Тифлисе. Причиной перехода послужило повсеместное закрытие армянских школ.

По окончании училища Гарегин поступил в гимназию, а в 1902 году – на юридический факультет Петербургского университета. Вскоре, однако, его сознанием всецело завладели проблемы армянского народа: еще в Тифлисе он примкнул к армянскому освободительному движению.

А в 1904 году он оставил университет, несмотря на отличные результаты, продемонстрированные в годы учебы, и всецело отдал себя национально-освободительному движению. В своей краткой автобиографии Нжде пишет: «Я бросил университет, чтобы бороться против царизма и султанизма».

В “Открытых письмах армянской интеллигенции”, впервые напечатанных в газете “Аракс” в Софии в 1926 году, Нжде, говоря об армянах, заметил: «Наш трудолюбивый народ, наделенный такими способностями в материальном обеспечении своего будущего, привык делать запасы на все времена года.

Он считает смешным, если летом восхищаются лишь красотой солнца и не думают о зиме. Этот же народ удивительным образом является идеалистом в отношении мира, молится солнцу мира и абсолютно не верит, что есть зима войны.

Однако война приходит вопреки нашему желанию, потому что закон противоборства правит Землей». Борьбе во имя нации, волею судьбы часто воюющей за свою свободу, он посвятил всю свою жизнь. Будучи еще 17-летним юношей-гимназистом, Нжде осознал всю важность этой миссии, примкнув к набирающей в то время силу партии «Дашнакцутюн».

Из Петербурга Нжде направился в иранский город Салмас на границе с Турцией, где поступил в военное училище офицеров Княжевского, основанное партией Дашнакцутюн. В 1907 году Нжде попал на Балканы, где ему предстояло впервые выступить против турок с оружием в руках.

Вначале он решил продолжить обучение, поступив в офицерскую школу имени Дмитрия Николова в столице Болгарии Софии, окончив которую получил звание подпоручика болгарской армии. По завершении курса училища Гарегин вступает в партию «Дашнакцутюн», приняв партийную кличку Нжде («Скиталец»). В том же году он присоединился к партизанскому отряду известного борца за свободу Армении Мурада Себастаци.

Несколько ближайших лет молодой фидаи провел, активно участвуя в Иранской революции. Однако в 1909 году, при возвращении на Кавказ с целью закупки и переправки оружия в Иран, Нжде был арестован царскими властями. Лишь через три года ему удалось выйти на свободу. По освобождении Гарегин Нжде сразу же направляется в Болгарию, где участвует в 1-й Балканской войне.

Вот как охарактеризовал молодого Нжде в своих мемуарах Лев Троцкий: “Ротой командует армянин-офицер, в форме. Его величают просто «товарищ Гарегин». Гарегин, это — бывший студент Петербургского университета, привлекавшийся по знаменитому «лыженскому» процессу Дашнакцутюн и оправданный после трехлетнего заключения.

Он прошел в Софии курс военного училища и числился до войны подпоручиком запаса болгарской армии. Гарегин — поэт, оратор и воин — весь пламенный от значительности выпавшей на его долю миссии”. Как болгарскому офицеру запаса Нжде было поручено сформировать роту из таких же как он армянских добровольцев.

В роту, выступление которой описывал Троцкий, входили 229 человек, в том числе еще один армянский герой, товарищ и соратник Нжде Андраник Озанян.«Старательно марширует отряд, в котором теперь трудно признать корчмарей, приказчиков и кафеджиев.

Недаром Гарегин десять дней по десять часов в день обучал их тайнам строевого искусства. Он совсем охрип от команды и речей, у него лихорадочный вид, и его иссиня-черные волосы бурными волнами выбиваются из-под офицерской фуражки».

15 ноября 1912 года рота армянских добровольцев одержала победу над турками при селе Меграмли. За эту победу Нжде, получивший в ходе войны ранение, был удостоен множества болгарских и греческих наград, а также звания «герой балканских народов». Несмотря на силу и героизм роты, после войны Нжде расформировал ее, не желая участвовать во 2-й Балканской войне.

После начала Первой мировой войны в 1914 году в России была объявлена амнистия для членов партии Дашнакцутюн. Не задумываясь, Нжде явился в российское посольство в Софии и предложил свои услуги. Война могла повлиять на решение армянского вопроса и, в данном случае, союз с Россией был только на пользу.

Нжде был назначен заместителем 2-го Добровольческого отряда, — армянского формирования в составе русской армии. Командиром отряда был известный фидаи Драстамат Канаян (Дро). Добровольческий армянский отряд геройски проявил себя на полях сражений, а сам Нжде в 1915 году был награжден несколькими орденами за бои в Берклерийском и Магреодском ущельях, а также в бою при Шейх-Кара. В мае 1917-го он был назначен городским комиссаром Александрополя (ныне Гюмри).

1918 год стал одним из важнейших этапов в истории армянского народа. В мае этого года отряд Нжде прикрыл отступление армянских войск из Карской области, ведя бой при Аладже.

26-28 мая Нжде командовал одним из важнейших сражений года у Каракилисы (современный Ванадзор). Именно в этом судьбоносном сражениии армяне остановили продвижение превосходящих турецких войск, предотвратив неминуемую катастрофу, грозившую армянству.

Нжде знал секреты победы над заведомо сильным противником и оставил немало ценных высказываний на эту тему. Всю свою жизнь в равной степени ведший борьбу как мечом, так и пером Нжде писал: «Готовясь к войне, народы прежде всего вооружаются духовно.

Не учтено это условие — неизбежно поражение и сдача технических средств врагу. Чтобы победить, нужно преодолеть в себе поражение.
Преодолеть в себе поражение — означает обрести способность к самозащите, а это есть не что иное, как поражение врага». И далее: “Непобедим народ, который руководствуется духом.

Там, где присутствует дух как свидетельство нравственной силы, практически теряют свое значение численное превосходство, камень, металл. Союз с духом означает союз с нравственными силами, чьи возможности возрастают до невероятных высот, становятся неисчерпаемыми”. В битве при Каракилисе, еще до написания этих строк, Нжде с соратниками продемонстрировали силу духа армянского воинства на деле.

Перед битвой при Каракилисе армянское командование было проникнуто неуверенностью и пораженческими настроениями. Поднять боевой дух товарищей сумел Нжде, написавший годы спустя об этой битве: «Армянин всегда совершает подвиги, когда предводителям его удается в ходе сражения объединить сердца воинов, создав одно большое собирательное сердце. Делом подобного сердца была Аварайрская битва, а в наше время — битва при Каракилисе».

Огромное впечатление дух и сила армянских отрядов произвели даже на врага. Предводитель турецких войск на Кавказе Вехиб Паша, руководивший силами турок и в битве при Каракилисе, писал: ”Это сражение стало выдающимся в истории этой войны. При Каракилисе армяне показали, что они могут быть лучшими воинами на свете”.
Став одним из лучших боевых командиров в Армении, со дня образования Первой Республики Нжде берет на себя формирование и обучение армянской национальной армии.

За судьбоносной Каракилисской битвой последовала оборона Зангезура (Сюника), на который, не без поддержки Англии, в 1919 году предъявил претензии Азербайджан. В статье «Семь наказов моим соратникам», напечатанной в армянской газете «Айреник» в Бостоне в 1925 году, Нжде писал: «Никогда — без Сюника и Арцаха!

Без этого мощного географического позвоночника наша целостная родина существовать не может». Вот почему с таким рвением 4 сентября 1919 года он со своим отрядом отправился защищать эту стратегически важную область Армении.

Нжде было поручено руководить обороной Капана, южного района области, а север – Сисиан, защищал отряд Погоса Тер-Давтяна. По словам самого Нжде, с этого времени он «посвятил себя делу защиты и спасения от уничтожения армян Капана и Аревика, отражая постоянные нападения мусаватистского Азербайджана и турецких пашей Нури и Халила».

Вот как оценивает роль Нжде в деле освобождения Зангезура один из деятелей АРФД, бывший министром юстиции в правительстве А. Хатисяна, Рубен Дарбинян: ”Из всех наших военачальников, обладающих талантом полководца, лишь Нжде обладал даром оратора. Даром, благодаря которому вдохновлял, даже гипнотизировал массы.

Свой блестящий военный талант Нжде продемонстрировал в Зангезуре, где со своим малочисленным отрядом смог оказать героическое сопротивление частям регулярной Советской армии. И тому, что сегодня Зангезур находится в составе Армении, а не Азербайджана, мы в значительной степени обязаны военному таланту и политическому рационализму Нжде”.

Наступление азербайджанцев было остановлено в начале ноября под Герюсами. Затем врагу было нанесено первое поражение: Нжде разбил силы вражеской армии в ущелье Гехвадзор, после чего перешел в наступление и занял азербайджанские селения.

В марте 1920 года армяно-азербайджанская война возобновилась по всему протяжению спорных областей, включавших Зангезур, Карабах, Нахичеван. Однако вскоре ход войны нарушила революция.
28 апреля Баку заняли части Красной Армии, и в Азербайджане была провозглашена Советская власть.

Продолжая наступление, в начале июля Красная Армия вторглась в Зангезур, и в середине месяца здесь завязались серьезные бои. Хотя армяне героически сражались за свои исконные исторические территории, 10 августа было заключено соглашение между Советской Россией и Республикой Армения, по которому спорные области переходили под контроль Красной Армии. Опасаясь, что Зангезур после этого может быть включен в состав Советского Азербайджана, Нжде, в отличии от Дро, не признал соглашения и отказался уходить из Зангезура.

Однако положение ухудшалось, и в начале сентября Капан был занят красными, а Нжде со своим отрядом оттеснен в Хуступские горы, где укрепился, пользуясь неприступностью местности. В своих «Семи наказах» Нжде писал: «Твое спасение в твоих горах. Так что в твоих храмах, рядом с крестами помести по одному утесу и поклоняйся ему, дабы не ослабло спасительное преклонение перед горами».

Положение Нжде было тяжелым, и, казалось, спасения нет ни его отряду, ни Зангезуру. Однако в начале октября 1920 года там началось массовое восстание против Советской власти, которое возглавил Нжде вместе с Тер-Давтяном.

К концу ноября две бригады 11-й Красной Армии и несколько союзных ей турецких батальонов были разгромлены восставшими, и Зангезур был полностью освобождён. Нжде, единолично возглавивший повстанцев после гибели своего боевого товарища Тер-Давтяна, стал настоящим героем, кумиром зангезурцев, которые слагали о нем песни, называя его Великим Нжде, Вторым Давид-Беком, Освободителем и Хуступским орлом.

25 декабря 1920 года съезд, состоявшийся в Татевском монастыре, провозгласил «Автономную Сюникскую республику», которую фактически возглавил Нжде, принявший древний титул спарапета (главнокомандующего). Позднее он писал: «Короной для меня являлась вера сюникского народа в своего предводителя». Тем временем руководство Советской Армении объявило награду за голову «главы зангезурской контрреволюции» «авантюриста Нжде».

Решающие события в Армении были еще впереди. Февральское восстание оттянуло на себя силы большевиков, на некоторое время дав Зангезуру передышку. После поражения революции весной того же года в Зангезур отступили силы повстанцев. К тому времени Нжде распространил свою власть на часть Нагорного Карабаха, объединившись с действующими там повстанцами.

27 апреля 1921 года находящееся под его властью образование было провозглашено «республикой Нагорная Армения», а Нжде возглавил ее в качестве премьер-министра, военного министра и министра иностранных дел. 1 июля Нагорная Армения приняла название “Республика Армения”.

К тому времени Первая Республика перестала существовать. Ее премьером стал Симон Врацян, возглавлявший правительство Первой Республики, а Нжде был объявлен военным министром. Однако вскоре советские войска перешли в наступление, и 9 июля Нжде был вынужден с остатками повстанцев бежать в Иран.

Сам он полагал, что оборона Зангезура спасла этот край от участи Карабаха и Нахичевана, переданных Советской Россией Азербайджану. Это мнение разделяли и армяне Сюника, среди которых имя Гарегин до сих пор является самым популярным.

После описанных событий Нжде эмигрировал в Болгарию и принял подданство этой страны. В начале 30-х у него стали ухудшаться отношения с “Дашнакцутюн”, которая еще в 1921-м, объявив Нжде виновником падения Зангезура, пыталась исключить его из рядов партии.

Нжде был уверен: “Один народ — одна семья. Возможно, из всех наций только ты не имеешь права на внутреннюю разобщенность”.

Именно исходя из этой идеи, а также отлично сознавая положение мирового армянства, он создал движение Цегакрон – этноверу, сутью которой было религиозное подчинение идее нации. Во-первых, это было противопоставлением “мягкотелой”, с точки зрения Нжде, политике “Дашнакцутюн”.

Во-вторых, армянскую диаспору разлагали многочисленные религиозные секты и движения, никак не способствовавшие объединению нации, и во многих кругах армянства наметилось изменение отношения к Армянскому вопросу.

«Вне Армении армянам грозит вырождение», — писал Нжде, — «лишь с помощью глубокого познания и осознания национальных ценностей, добродетелей и святынь можно бороться с этим злом, для чего я и создал движение, названное мною Цегакронутюн. Целью его было вернуть армянину чувство хозяина своей Родины, спасая его от духовной и политической бездомности и беспризорности вне родной страны».

В 1932 году в Софии была издана книга Нжде “Движение духа нации”, затем в газете “Хровк” напечатана его статья “Этновера как мощь победы”. Уехав в том же году в США, Нжде развернул широкую деятельность по распространению идей этноверы среди армян Америки.

“Так как большая часть армянских эмигрантов находится в США, где нашему поколению грозит самая большая опасность (из-за всепоглощающей, ассимилирующей силы американской атмосферы), я создал движение этноверы здесь”, — объяснял он позже.

В США под флагом нового движения объединились более 6000 молодых армян, вошедших в созданные Нжде сообщества “Сыны Армении”, “Армянское юношеское общество”.

Впоследствии многочисленные организации этноверы были основаны также в Канаде, Сирии, Иране, Ираке, Болгарии и других странах мира. А в 1938-м Нжде окончательно покинул ряды Дашнакцутюн. В 2008 году движению «Цегакрон» исполняется 75 лет.

В Европе стала назревать опасность новой мировой войны, в Германии усиливалась нацистская угроза. В 1939 году грянула Вторая Мировая, в которую через два года вступил и Советский Союз. Нжде попытался установить связи с Берлином, надеясь убедить немцев напасть на Турцию.

Он стал участником Кавказского блока, в состав которого вошли представители эмигрантских организаций кавказских народов, которые считали Германию будущей освободительницей Кавказа от советского господства.

В декабре 1942 года Гарегин Нжде стал одним из семи членов созданного немцами Армянского национального совета и заместителем редактора газеты Национального Совета “Свободная Армения”.

Впоследствии в письме Сталину Гарегин Нжде объяснял свое сотрудничество с немцами двумя важными мотивами: антитурецким и желанием спасти армян от участи евреев.

В упомянутом письме сказано: “Факт, что я не только не позволил себе враждебных актов (и то в масштабе моего умения и возможностей), а наоборот, совершил такие действия, которых мой противник, не осведомленный о моём душевном состоянии, не ожидал от меня.

Рискуя своей жизнью, я сделал невозможными начинания предателя родины Дро, направленные против Армении. Я отговорил подготовленных им диверсантов отправиться в Советскую Армению (а одному из них — Грайру из Мегри, я устроил побег в Болгарию, чтобы его не принудили к отправке в Армению).

Я не поехал на восточный фронт, я не позволил, чтобы подготавливаемые для действия против Турции мои ребята были использованы на антисоветском фронте, я не показывался в легионах и лагерях, и таким образом давал понять военнопленным армянам, что не следует бороться за Германию.

То обстоятельство, что в целях защиты армян в Болгарии обратились (не только я, но и болгарские деятели культуры), к германскому послу в Софии, само по себе доказывает, насколько серьёзной была грозившая армянам опасность.

Будучи свидетелем антиеврейских гонений, я не мог оставаться безразличным к опасности, грозившей армянам на Балканах. Эта опасность и применявшаяся к армянам расовая дискриминация понудили, чтобы я поехал в Берлин и вошёл в состав того марионеточного комитета, который после краткосрочного бессмысленного существования прибег к самоликвидации. Моя связь с немцами имела место на антитурецком базисе”.

Вскоре стало ясно, что фашистская Германия не выйдет победительницей из этой кровавой войны. Наступление советских войск продолжалось, в том числе и по направлению к Балканам.

Однако когда стало известно об их приближении к Софии, Нжде отказался покинуть Болгарию, не желая тем самым ставить под удар свою организацию. В своей автобиографии он напишет: «В Болгарии произошел государственный переворот, созревший благодаря военно-политической обстановке.

Ожидается Красная Армия. Зная, что меня ждет, я все же решил остаться, несмотря на то, что есть возможность перебраться в Вену на самолете. Я не покидаю Болгарию, чтобы не подверглась преследованию моя организация.

У меня есть еще более весомые причины остаться, известные двум моим друзьям… Красные ждут меня. Низок тот, кто при всех обстоятельствах предпочитает жизнь смерти. Пусть свершится неизбежное. Сегодня я связан с жизнью лишь в той степени, в какой я чувствую себя обязанным служить Армении».

Кроме того, Гарегин Нжде надеялся, что вскоре СССР объявит войну Турции (такая возможность действительно была), и он сможет принять в ней участие. Когда советские войска вступили в Софию, он написал генералу Толбухину письмо с подобным предложением. 9 октября 1944 года Нжде был вызван в советскую миссию, где ему сообщили, что он должен выехать в Москву, чтобы лично озвучить свое предложение перед руководством страны.

Однако всего через три дня oн был арестован и направлен в Москву, во внутреннюю тюрьму МГБ на Лубянке. Его обвинили в контрреволюционной деятельности, в частности, в том, что «в 1920-21гг., являясь главнокомандующим дашнакскими воинскими силами и премьер-министром контрреволюционного правительства в Зангезуре, он вел активную вооруженную борьбу против Красной Армии, преследовал и расстреливал красноармейцев и коммунистов, был одним из вдохновителей дашнакской авантюры в 1921г.

Будучи непримиримым врагом Советской власти, за границей вел активную пропаганду, направленную против Советского Союза». Своего приговора борец за жизнь и независимость армянского народа Гарегин Нжде дожидался в Ереванской тюрьме почти два года.

24 апреля 1948-го Особым совещанием при МГБ он был приговорен к 25 годам тюремного заключения и направлен во Владимирскую тюрьму. Позже он был вновь был переведен в Ереван, затем в Ташкент, откуда вновь во Владимирскую тюрьму, где и умер 21 декабря 1955 года.

В заточении Нжде написал: «Меня как патриота, глубоко изучившего историю своего народа и знакомого с причинами его беспримерных страданий, занимал единственный вопрос: обеспечение физического существования армянского народа.

Многовековая история армянского народа своими кровавыми фактами уже давно доказала, что Армения, благодаря своему географическому положению, не может пользоваться самоуправляющейся независимостью.

Ее судьба и роль предопределены наличием соседних завоевателей. Ей не дано наслаждаться длительным миром, безопасностью, нейтралитетом. Вековая трагедия Армении обусловлена ее характером буферного государства.

Приняв христианство, она сделалась демаркационной линией между двумя мирами – христианством и язычеством. А с октябрьской революцией она одновременно стала социальной демаркационной линией между обеими частями мира – капиталистическим и социалистическим.

Таким образом, для армянского народа создалась возможность определения своей ориентации. С кем? Естественно, она не могла быть с убийцей половины армянского народа, с врагом своего существования и с покровителем последнего.

Она примкнула к той великой силе, которая старается создать более гуманный мир, чего так сильно жаждет армянский народ. Присоединившись к Советскому Союзу, Армения положила конец катастрофическому для нее характеру буферного государства. Сегодня для меня существует единственный вопрос – вопрос воссоединения части армянских территорий в Турции с Советской Арменией».

Он был героем, кумиром, примером при жизни, остался таковым и после. Многие поколения армян во всем мире чтят память о нем как об одном из величайших борцов за свободу и процветание своего народа. «Я следовал обету Мамиконянов, был человеком глубокой веры и этики, потому мне приходилось испить из чаши горести.

Бог и моя Родина всегда были на первом месте в моем храме веры. Армения являлась для меня святыней. Я жил и дышал ею, всегда готовый ради нее страдать, жертвовать и отдать саму жизнь». Так Нжде писал о себе и своей жизненной миссии, таким был и таким останется в веках в памяти народной.




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.