Опубликовано: 30 августа, 2019 в 20:14

Гарегин Нжде: «Я всегда приходил в моменты опасности»

Я всегда приходил в моменты опасности. В мирное время я не стремился к должностям, поскольку не испытывал влечения к ним. Я всегда предпочитал руководить ополченцами, народными силами, испытывая некоторую холодность к т. н. регулярным подразделениям.

Командиров я выдвигал из народа и выковал их, если так можно выразиться, по его образу и подобию. На войне я всегда оставался человеком даже по отношению к туркам и татарам — свидетельсво этому мои приказы и воззвания к подчиненным мне частям.

Приписываемое мне советской властью — обычная пропагандистская клевета, рожденная стремлением любой ценой очернить противника. Я никогда не использовал помощь внешних сил и даже средства собственного государства.

Я следовал обету Мамиконянов, был человеком глубокой веры и этики, потому мне приходилось испить из чаши горести. Бог и моя Родина всегда были на первом месте в моем храме веры. Армения являлась для меня святыней.

Я жил и дышал ею, всегда готвый ради нее страдать, жертвовать и отдать саму жизнь. Она была священной болью, радостью, смыслом моего существования, моим бессмертием, высшим правом и обязанностью; в то же время народ страны горячо привязался и всецело верил мне.

Со мной враждовали лишенные чувства святого полуинтеллигенты и военные, руководствующиеся лишь бумажными правилами. В течение всей жизни я никогда не получал жалования (лишь один раз в Америке я нарушил этот свой принцип, согласившись, чтобы мне выплачивалось еженедельное жалование.

Нарушил и был справедливо наказан. С тех пор человечоская низость повсюду следует за мной как тень). Я отказалься даже от пенсии, назначенной мне инностранным государством.

Имея все восможности жить в роскоши, я жил как человек из народа — почти бедно. Одной из самых больших в мире мерзостей для революционера, воина и патриота я считал бытовой материализм.

Покидая Армению, я взял с собой шкуру тигра, убитого моими солдатами на армянском берегу Аракса, — мое единственное вознаграждение.

Кинжал Джамал паши — мой единственный военный трофей. Пусть будут положены со мной в могилу на мою грудь этот кинжал, не знавший поражений флаг Сюника и старый армянский словарь — единственное мое утешение в изгнании.




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.