Опубликовано: 6 Июль, 2018 в 10:40

Не трогайте природу — Яд змеи дороже золота

Не трогайте природу - Яд змеи дороже золотаПубликация от 2012 года, но имеет несомненный интерес и актуальность. В одной из приграничных деревень в Армавирском районе после уничтожения большого количества гюрзы мыши зимой съели кору всех деревьев, и весной крестьяне, перебившие змей, остались без плодовых деревьев – как говорится, действие равно противодействию.

Таков закон жизни. Но польза змей действительно огромна. Известно, что в яде гюрзы содержится около 16 различных ферментов, представляющих особый интерес для науки и дальнейших разработок.

Армен Восканян – биофизик, заведующий лабораторией исследования физиологически активных веществ, кандидат биологических наук, работает в Институте физиологии им. Л.А.Орбели НАН РА, где более 20 лет занимается изучением животных ядов и противоядий. Он убежден, что в Армении – большой потенциал для производства животных ядов, и в частности змеиного яда:

– Змеи являются основным щитом против грызунов, а их молодняк – против насекомых- вредителей. Единственный вред – это укусы населения и скота, и то потому, что население не всегда грамотно в этом вопросе. Ведь мы соблюдаем правила, чтобы нас не задавил автомобиль или поезд, так почему не хотим придерживаться правил поведения, когда вокруг нас ядовитые змеи?

– Армен Вагинакович, какова сегодня конъюнктура «рыночных» цен на змеиный яд?

– Сегодня расчетная средняя продажная цена на змеиный яд, к примеру, гюрзы с учетом налогов составляет около 650 евро за грамм, то есть в 20 раз дороже, чем грамм золота. Представьте теперь, как могла бы пополниться госказна, если дело поставить на правильные рельсы. Ведь в Армении достаточно большое поголовье гюрзы, в том числе в Карабахе.

– Еще в бывшем Союзе животные яды (пчелиный и несколько видов змеиного) были занесены в так называемый список «А», куда входят одновременно и все сильнодействующие лекарства, и наркотики…

– А это означало запрет на их местное производство и распространение – только под началом союзного центра. Нынче же, когда эти возможности не ограничены, появилось множество организационных, производственных и, я бы сказал, политических вопросов, препятствующих производству яда на государственном уровне.

Я специально делаю акцент именно на государственном подходе, ибо только в этом случае змеиное поголовье можно будет оградить от хищнического истребления. Отдать эту сферу частным фирмам – означает, что очень скоро мы можем лишиться одной из интереснейших ниш армянской фауны.

Нужен высокоорганизованный уровень – с участием Министерства экологии, которое обеспечило бы необходимый контроль, чего никогда не сделают сотни разрозненных маленьких хозяйств. Нужны стандартизация, сертификация и условия для хранения ядов.

Сегодня можно организовать серьезное дело, которое стало бы солидной статьей дохода, каковой, предположим, для Швейцарии или Бельгии является фармацевтическая промышленность. К слову, если раньше из змеиного яда, как правило, производили мази против невралгии и радикулита, то теперь диапазон изготовления лекарств заметно расширился.

Из змеиного яда готовят препараты для диагностики различных заболеваний крови, кровоостанавливающие и противораковые препараты. Некоторые из них можно готовить только из яда гюрзы. В Армении, разумеется, обитают и другие ядовитые змеи, представляющие не меньший интерес для исследований. Скажем, малоазиатская гадюка, которая сегодня является особой темой для западных исследователей, кстати, на целую эпоху опережающих нас.

– Насколько осведомлены западные коллеги относительно нашей фауны? Есть ли контакты с ними?

– Наши ученые совместно с иностранными имеют научные исследования по яду именно нашей (территориально), армянской гюрзы, соответственно имеются и контакты, и обмен результатами исследований. Однако на предмет купли-продажи контакт с зарубежными партнерами остается минимальным.

Последнее связано с полным отсутствием воли руководства форматировать поле коммерческих отношений в сфере продажи ядов. Единственное, что мы имеем сегодня в плане продажи яда – это советское «нельзя», несмотря на то, что эта сфера очень прибыльна для государства. Видимо, руководство не хочет или не может тратиться на такие вещи, как контролируемый и регламентированный бизнес.

– Есть ли проблема браконьерства в этой сфере?

– Проблема незаконного экспорта и браконьерства стоит всегда – эта проблема не связана конкретно с тем, что продукт – змеиный яд или медвежий жир. Как правило, эта проблема возникает из-за недостаточной проработанности нормативных документов в сфере оборота этих продуктов. Так что если есть незаконный экспорт или браконьерство, значит, устаревшее законодательство не поспевает за актуальностью и развитием данной отрасли.

Сегодня же Армения может производить не только животные яды и лекарственное сырье, но и, обладая высокими технологиями, мощной базой биологических, биохимических и химических учреждений, выделять из них отдельные активные вещества, отдельные компоненты, что сегодня во всем мире используется в качестве дорогостоящих реагентов.

Кари Амирханян


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ


Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.