Опубликовано: 2 мая, 2017 в 19:14

Карвачар (Кельбоджар), Цар, Дадиванк – живой укор фанатизму

Карвачар (Кельбоджар), Цар, ДадиванкОсвободи реальность от справедливости,
и реальность уже слепа, а справедливость безумна.
Гарегин Нжде

Нагорный Карабах – это Арцах исторической Армении. По Ашхарацуйцу Арцах занимает северо-восточную часть Армянского Нагорья. Северная граница проходит по Мравскому хребту (гора Гямиш – 3724 м). Кельбаджарский район (Карвачар), один из двенадцати провинций Арцаха, Средневековой Армении, и именовался Вайкуник – Цар

Стою в благоговейном трепете у микроавтобуса, не слышу ничего вокруг, все мысли там, откуда когда-то согнали часть моего народа и сделали скитальцами. Любопытство и страх сопровождают меня по всему пути.

Любопытство понятно, ведь там увижу то, о чем читала и мечтала многие годы. Страх — быть может это укор наших предков?. Молчаливый укор, запечатленный в камне?. Наш путь лежит в Карвачарский район НКР.

Страбон, в своем труде «География» упоминает Арцах в составе Великой Армении. С IX века стал крепнуть род Араншахиков. Они принимали активное участие в борьбе против арабского ига. До монгольского нашествия пользовались покровительством князей Захаридов (сестра Иванэ и Закарэ – Доп, была супругой князя Асана).

В XII-XIII веке границы Цара или Верхнего Хачена расширялись за счет земель, полученных княжной Доп от Атабага Иванэ. В 1387 году дом Допянов понес большие потери при нашествии Тамерлана. Несмотря на это, княжеству Допянов удалось сохраниться до XVI века.

С конца XVI века территория края находилась под властью персов. Но в 1603 году, потомки Асана Допяна получили от Шаха Аббаса ратификацию их законного меликства на провинции. В конце XVII века меликство Цара растворилось в меликствах Содка и Джраберда.

Начало XVIII стало для все еще однородного армянского населения тяжким и даже роковым. Походы кавказских горцев следовали один за другим. С другой стороны тюркские и курдские кочевые племена зарились на богатые пастбища. С 1720 года многие села стали лишаться своего исконного населения.

Вытеснение аборигенного населения приняло массовые и беспрецедентные масштабы после 1724 года, когда Петр Первый, вопреки обещаниям, данным армянам Арцаха, в целях обеспечения для России присоединения Прикаспийских ханств, заключил договор с Турцией, дав последней полномочия действовать по своему усмотрению.

Основное переселение началось в 1725 году и в течение двух-трех десятилетий провинция Цар почти полностью лишилась армянского населения.

Но в дошедших до нас многочисленных переводах названий сел – красноречивое доказательство проживания здесь армян: Ерицашен – Иереево — Кешишкенд (кешиш – иерей, Кент — село); Хндзореск – (хндзор – яблоко) – Алмалу – (алмал — яблоко);

Цртнот – (цртонот — студеный) – Союгбулах — (союг – студеный, буллах — родник);
Севджур – (сев – черный, джур вода) — Карасу – (кара – черный, су — вода) и т.д.

Микроавтобус домчал нас до села Норабак Варденисского района .Отсюда начинается наше путешествие. Дорога проходит по альпийским лугам Варденисского хребта .Нам предстоит подняться на высоту 2660м над уровнем моря.

Осень в горах наступает скоро и всюду жухлая трава .Она прожила свою короткую жизнь ,порадовала окружающих своим цветением и прощается с нами до следующей весны .Никто не замечает усталости хоть до Норабакского перевала прошли почти 15 км.

Кажется, стоим в храме, в котором стены – гребни гор, а купол – синее небо.Куда не кинешь взор – гребни гор. Глядя на них хочется летать. Вдруг :поднимаем глаза и …замираем . Пред нами заснеженный Мравский хребет. Он то и остужает наше воображение,.показывает кто здесь властелин и свидетель истории.

С этой высоты Карвачар настолько далек ,что напоминает город лилипутов.Туда и лежит наш путь.

Карвачар расположен на высоком левобережном вулканическом плато на высоте 180 м от берега реки Трту и 1600 м над уровнем моря.

Впервые упоминается как очаг рукописной культуры с 1402 г. Здесь Товма Сюнеци создал свой труд «Толкование Евангелия от Матвея Григория Татеваци».

Переводится Карвачар как место продажи камня («кар» – камень, «вачар» – торговля). Есть и другиеие объяснения формирования топонима.

Не вдаваясь в подробности, отмечу, что, в советский период оказавшись в составе Азербайджанской ССР, с 1960 года получив статус города, Гельбаджар (азербайджанское наименование Карвачара) по указу властей стал расширяться.

Армянская Карвачарская церковь и кладбище стали первоочередными жертвами этого расширения.

Сегодня, картина вокруг – х олодный душ нашему вооброжению.Что можно чувствовать при виде музея возведенного на фундаменте армянской церкви? А хачкары использованные в качестве бордюров? Увы, это гнетущее чувство не покидало нас все путешествие.

Надо уничтожить духовный очаг, разровнять кладбище и этим лишить народ не только собственных жизней ,домов и имущества, но и отнять его память. Нет кладбищ, нет связи с прошлым и ты не хозяин своей земли!

С тяжелым чувством оставляем Карвачар и спускаемся в ущелье реки Трту(Тартар). Далее наш путь будет в основном проходить вдоль русла реки. Не видела я Альгамбры, но читала как пишут о струящемся там мраморе. А в Трту струится жидкий хрусталь.

Вода в реке чистая – видны мельчайшие камни и растения, быстрая и настолько холодная, что уже через несколько секунд пребывания в ней, чувствуешь покалывыние в местах соприкосновения с ней.

На реке Трту между селеньями Цртнот и Холозанц – однопролетный мост XIII века из необработанного камня на известковом растворе. Ширина проезжей части – 2,05 метра. длина пролета – 7,1 метра .

Топоним Цртнот упоминается в документах княжеского рода Допянов. Интересно что этот мост и по сей день является единственным средством переправы для нескольких сел.

В 6 км от моста, путникам, как награда за терпение и в утешение, появляется природный памятник Джермаджур или Истису («исти» – горячий, «су» – вода).

Представьте себе горячий гейзер, который выбивает воду на высоту 8 метров, которая с шумом вливается в чашу около 3 метра. Температура воды в центре чаши около 120 градусов.

По краям она намного ниже. Можно понежится в воде тем более, когда вблизи видишь, что чаша сине-зеленого цвета. Очень скоро оставляем гейзер и стремимся попасть в Цар – резиденцию Хаченских князей.

Плоскогорье Цар (Зар) – возвышается на высоте 2050 м над уровнем моря, и в 300 метрах над берегом реки Трту. Плато со всех сторон окружено глубокими ущельями, переходящими в юго-западном его направлении в отроги хребта.

Этот участок был когда-то обнесен крепостной стеной и упоминается как княжеское село. С 1289 года Цар был центром рукописной культуры.

В Матенадаране хранится книга проповедей, созданная здесь в 1684 году писцом Варварэ и иллюстратором – Тер Барсегом. В качестве получателя упомянут архимандрит Петрос.

Исторические документы донесли до потомков сведения о красоте и богатстве села .Там был монастырь Богородицы и несколько церквей, а также кладбище с множеством хачкаров. Ничего от былого величия и красоты не осталось.

Лишь две маленькие церкви, и те уцелели только потому, что использовались как хлев.
Как стойкие оловянные солдатики стоят эти церкви:в память о величии человеческого гения и живой укор фанатизму.

Ходим по плато только ветер гудит в ушах и кажется, это души живущих здесь и насильственно согнанных когда-то людей хотят что-то сказать.Силишься разобрать слова, но разве можно разделить на слова тяжкий стон? На стенах этих церквей еще можно разобрать надписи:

Церковь Святого Саргиса – сводчатая базилика – «В году 674 (=1225, прим. автора). Я, Мелик приемный сын Акута и брат Мхитар поставили крест сей»;

Церковь Святого Григора – «Я иерей Хорб, построил (церковь) Святого Григора в честном труде, меня супругу мою, сына Маргаре помяните во Христе Год 723 (=1274, прим. автора)».

Хачкар – истинно армянский феномен, в нем отразилась трагическая судьба народа и его будущее. Он в полной мере разделил судьбу его создателя.

Гнев любого завоевателя обрушивался на эти камни. Вот и здесь шедевры, которые сделали бы честь любой культуре были разбиты и использованы как строительный блок в стенах.

С тяжелым сердцем спускаемся с плато и идем вдоль по руслу реки вниз до селения Вериншен .Отсюда мы сворачиваем влево и поднимаемся в селище Джермахбюр или Истибулах. («джерм», «ист» – горячий, «ахбюр», «буллах»– родник), расположенного у одного из левых притоков Трту.

В 1,5 км юго-восточнее Джермахбюра в селе Килиса (Килиса – церковь), однонефная сводчатая церковь XVII века. Церковь построена из необработанного камня на известковом растворе.

Для единственного входа в качестве угловых камней использованы три красиво орнаментированных хачкара. На одном из них надпись гласит:

«В году армянском 695 (=1246, прим. автора) я, кузнец Григор, поставил крест сей мне [ и…м ]оих…». И тут хачкары пошли как строительный материал.

Возвращаемся в село .Много впечатлений, но никто не хочет нарушить эту гнетущую тишину. Как ни трудно человеческому сознанию смириться с действительностью, но красота вокруг нас незаметно привлекает наше внимание. По обе стороны ущелья реки горы сплошь покрыты лиственными лесами. Листва сохраняет свежесть, словно взяла у осени отсрочку.

Незаметно подходим к инпровизированному мосту и переправляемся на правый берег, направляясь к одному из наиболее значимых памятников средневековой Армении.

Сурб Аствацацин, основанный в XII-XVII веках на правом берегу реки Трту, где Ирицаджур, устремляясь по глубокому ущелью, впадает в Трту, всегда был предметом многолетних споров.

В частности, азербайджанские ученые пытались выдать его за памятник архитектуры народов Кавказской Албании.

Однако, получив неоспоримые доказательства принадлежности его армянской культуре пришли в ярость. Свой гнев они излили почти на все надписи, высеченные на стенах, штукатурке и хачкарах. К счастью остались ранее зафиксированные надписи:

«В году 1174, Я царица, дочь царя Кюрике – построила сию церковь, дабы меня и родителей моих помянули в молитвах.».

До 1989 г. у входа в церковь стояли 2 изящных хачкара, безжалостно уничтоженные в 1993 г., но сохранились надписи:

«Я, Горандухт, няня царицы, поставила сей знак святой (крест) в поминание души моей. Прочитавшие (сие) да помянут в молитвах (своих). Год 697 (=1248, прим. автора)»

«В году 644-ом (=1195, прим. автора) я, Сапи, сын Тирка, отдали в слуги царице Ахака. Помяните в молитвах.».

Монастырь, где когда-то кипела церковная жизнь, в последние годы советской власти один очень «предприимчивый» азербайджанец превратил в объект бизнеса. Во дворе монастыря открыли шашлычную, а в монастыре держали скот. Утренную благодарственную молитву вытеснило блеяние овец.

Вновь переходим на левый берег и доходим до места слияния трех рек: Трту, Лев и Дутху. В месте слияния Дутху с Трту два горных массива подходят так близко, что остается маленький проем в который с шумом проходит вода. Горы вокруг похожи на попавшие в воду и горевшие в огне манускрипты, листы которых несколько покоробились.

Это история написанная пером времени. Представьте себе от подошвы до вершины цвета меняются от темно-зеленого до светло бирюзового и от коричневого до розового. Лучи солнца странным образом играют на этих»листах» и кажется,что попали в сказочную страну Бажова и вот-вот появится хозяйка Медной горы.

Наш путь теперь пройдет вдоль русла Дутху вверх и конечным пунктом будет природный памятник в селении Зуар(Звар). Проходим село Хндзореск(Алмалу). Не надо говорить о том, что село в полной степени оправдывает свое название. Яблоки всех сортов и размеров радуют не только глаз… Это село упоминалось в описи имений Дадиванка 1763 года.

Проходим руины крепости на высоте 1876 меров над уровнем моря в селении Джомард. Зуар предвосхищает всякое ожидание и с лихвой вознаграждает нас за все тягости пешего перехода длиной более чем 15 киллометров по горам.

Представьте себе чашу диаметром около двух метров в основании, испещренную многочисленными бороздками и покрытую налетом разных цветов: светло-оранжевый переходит плавно в красно-коричневый, светло- зеленый через бирюзовый в болотный.

Из центра чаши выбивает струя горячей воды на высоту около 60 сантиметров.

Вода из этой чаши маленьким водопадиком стекает в, созданную самой природой небольшую ванну, а затем, переливаясь через ее края, течет дальше по склону, пока не сливается с Дутху.

Множество маленьких горячих ручейков делают воду реки теплой. Как не жалко расставаться с таким чудом, а должны. Ведь нам предстоит знакомство с Дадиванком.

Дорога петляет и повторяет изгибы Трту. Вдруг поверх крон деревьев появляется купол Катохике (Большой Соборной церкви). Один поворот и… монастырь предстает пред нами во всем своем величии.

Дадиванк – один из крупных монастырских комплексов средневековой Армении, находится в восточной части провинции Верин (Верхний хачен или Цар) исторической области Арцах, в пятистах метрах севернее левого берега Трту.

На высоте 1100 м над уровнем моря и 75 м над берегом реки. Между рекой и монастырем лежат руины исторического села Хут (курды называли Ванк, по-армянски монастырь). Основан на месте мученической гибели ученика Фадея – Дади.

«Тадэос, один из семидесяти, который по приказу Тадэ, отправился в Великую Армению и Северные края, и услышав о смерти Абгара, возвратился в Малый Сюник и там монашествовав тайно скончался и, на том месте был построен монастырь и был наречен его именем»., (Хроника патриарха Михаила Сирийского).

Именно из-за этого в армянских источниках упоминается как Аракелоц, а Мхитар Гош называет его «Аракеладир» (по арм. – основанный апостолом – прим. автора).

В центре комплекса находится камень, высотой около двух метров. Как свидетельствует история – это место гибели святого. Так считалось до недавнего времени. Но года два назад археологические раскопки дали новый материал. Это место не только гибели, но и могила Святого Дади.

Церковь Катохике построила Арзу-Хатун княгиня и правительница Верхнего Хачена в память о погибших в войне супруге и сыне, о чем говорит надпись. В церкви сохранились фрагменты фресок. По свидетельству Киракоса Гандзакеци фрески выполнила княгиня вместе с дочерьми.

Особенное внимание заслуживает колокольня с парными трехслойными хачкарами. Предполагают, что основные мотивы этих хачкаров были взяты из вышивок Арзу-хатун. Так в Армении на несколько сот лет раньше,чем в Европе, женщина реализовала свой творческий потенциал.

Благочестивая княгиня Хачена ткала занавеси – покрывала для алтарей Гошаванка, Ахпата, Макараванка, Дадиванка и других монастырей. Киракос Гандзакеци называет эти занавеси «в точности отражающими страсти спасителя и иных святых, накладными узорами и вышитыми изображениями…»

Не раз иностранные путешественники восхищенные ажурной резьбой парных хачкаров, встроенных в стену колокольни, хотели выкупить эти камни и переправить в Европу. К счастью для нас, отцы церкви отказали им.

Сумерки спускаются на Дадиванк. Белые облака похожие на крылья ангелов спускаются и заботливо обнимают купола Дадиванка . В мыслях вновь и вновь прохожу весь маршрут, ласкаю камни.Эти живые памятники помогают рассеять тьму истории.

А я смотрю в густую синеву и думаю: Вот повалили тысячелетнее дерево, ствол искромсали, плоды растоптали, корни выкорчевали, а семена развеяли. И подхватил семена ветер истории, занес в чужие края и, закружив, снова принес часть семян на родную землю.

И дали семена всходы, и нужна им любовь и забота и вера, что не отвернешь лица своего, о Господи, от народа который поклялся тебе в верности раз и навсегда!

Гоар Акопян Ереван-Дадиванк-Ереван




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.