Опубликовано: 30 октября, 2021 в 22:12

Судьбоносные пророчества и предостережения: значение снов в «Давиде Сасунском»

Сновидения и их значение интересовали человека с самых древних времен. Загадочные грезы связывали с потусторонним миром и верили, что с их помощью можно общаться с богами – получить знак свыше. Сны как художественный прием часто встречаются в литературе, причем зачастую являются поворотной точкой в сюжете или ключом к характеристике персонажа. За главными сюжетными линиями в «Давиде Сасунском» можно проследить с помощью сновидений, которые видят почти все основные персонажи. Что означал сон Давида Сасунского и как видение Цовинар спасло Санасара и Багдасара, рассказываем в нашем материале.

Эпос «Давид Сасунский» выделяется сложностью композиции: он состоит из четырех ветвей с огромным, для столь раннего произведения, числом главных действующих лиц. Тем не менее, он отличается строгостью и четкостью структуры, которая достигается благодаря целому ряду компонентов. Одним из них являются сновидения.

Роль снов в мировой литературе

Сновидения играют невероятно важную роль в литературе самых разных народов и эпох. Они могут как давать дополнительную характеристику героя, так и служить дальнейшему развитию сюжета. Сны появляются в фольклоре, в Ветхом Завете и в художественной литературе, в том числе современной.

С древнейших времен сновидения рассматривались как способ общения с богами или предками с целью выяснения их воли или получения помощи для решения сложных проблем. Способность разгадывать значение грез считалась божественным даром, и наделенных им специально готовили к исполнению своих функций в храмах.

В урартский период считалось, что дар разгадывать сновидения ниспосылала жрецам жена верховного бога Халд – богиня Арубаини. В языческий период армянские жрецы просили ниспослания им дара трактовать сны у бога Тира. Разгадывание снов было невероятно распространенным и важным ритуалом в Древнем мире.

В «Давиде Сасунском» сновидения посещают практически всех центральных действующих лиц – как сасунцев, так и арабов. С помощью этого литературного приема можно проследить за всеми главными сюжетными линиями эпоса. Сны играют программную роль и их можно разделить на две категории: в первую группу входят связанные с браком, в другую – с большими противостояниями или военными действиями.

Вещие сны видят практически все основные персонажи эпоса – Цовинар, Санасар, Багдасар, Дехцун-Цам, Исмил Хатун, Давид, Оган и другие. Сюжеты вещих снов можно рассматривать как подтверждение того, что герои – люди неординарные, так как видеть их – значит связываться с высшими силами, выходить в высшее пространство – в мир богов и богинь, что дано не каждому.

Сновидения, в основном, посещают близких родственников, следовательно, – это своеобразная связь между ними на расстоянии и во времени, в основе которой лежит знание каких-то общих реалий или это просто зов крови.

Сны-предостережения Цовинар

Первое сновидение связано с образом царевны Цовинар, матери Санасара и Багдасара. Она видит, как маленькие звезды окружили большую звезду и напали на нее, после чего большая звезда упала с небес к двери дворца ее мужа – Халифа. Рассказав о своем сновидении Халифу, который собирался на войну, она просит его отказаться от похода.

Веря в то, что сновидения – это предупреждение со стороны высших сил, Халиф толкует сон по-своему: связывает его с отцом Цовинар – царем Гагиком, на войну с которым он собирается. Большая звезда, упавшая у стен дворца, в его трактовке, символизирует Гагика, которого и собирается покорить Халиф.

Этот эпизод можно трактовать иначе. Халиф – огнепоклонник, а Цовинар – христианка. Выходя замуж, она поставила условие, что не откажется от своей веры, возьмет с собой священника и будет продолжать придерживаться христианских традиций. Следовательно, реакция Халифа может быть интерпретирована и иначе – огнепоклонник не верит в предупреждение, исходящее от христианских святых.

Сновидение Цовинар оказалось пророческим – Халиф чуть не погиб, но спасся, пообещав своим идолам человеческие жертвоприношения, причем не простых смертных, а отпрысков царского дома – сыновей Цовинар. Однако также с помощью сновидения царица узнает об обещании Халифа и успевает отослать сыновей из страны до возвращения супруга.

Цовинар не могла знать о результатах похода мужа, и если первый сон еще можно рассматривать как случайность, то второй – весьма логичен. Решение царицы продиктовано не только видением, но и здравым рассудком. Прожив во дворце Халифа в постоянном страхе быть убитой или лишиться детей, которые появились на свет чудесным образом, Цовинар осознавала, что как бы ни закончилась война, она с детьми – в большой опасности.

Сновидения Санасара и Багдасара как предопределение дальнейшего пути

Особый смысл имеют сны, которые видят Санасар и Багдасар на берегу моря. По сюжету Багдасар не решается войти в воду, Санасар же входит в море, которое, расступается перед ним, и он шагает по сухому дну. В эпосе ярко проявляется близнечный миф: все время, пока Санасар находился на морском дне, Багдасар так переживал за жизнь брата, что от страха потерял сознание.

На дне моря Санасар видит церковь, входит туда и засыпает. Во сне ему является Богородица, которая дарит волшебных помощников. Здесь же он получает и особую метку – крест войны. Таким образом Богородица своими даром предопределяет дальнейшую судьбу одного из братьев-близнецов.

Сон Багдасара касается не только его самого. В течение целого месяца во сне он видит идола в виде козла. Братья воспринимают это видение как призыв вернуться в Багдад: они понимают, что Халиф не оставит их в покое, поэтому необходимо сразиться. Кроме того, во дворце осталась мать, которая, вероятно, после спасения сыновей находится в непростом положении. В итоге братья побеждают Халифа и забирают к себе Цовинар.

Видение Дзенов Огана о возвращении Давида Сасунского

Сон Дзенов Огана, которого также именуют Голосистым Ованом, является программным. Дзенов Оган – сын Санасара и дядя Давида Сасунского. Итак, во сне он видит, что восстановлены стены Сасуна, на них горят огни, поля зазеленели, соловей запел. Герою снится не Давид, которого многие считают погибшим, а восстановление родного края, которое он связывает с племянником – наследником Мгера Старшего. Дзенов Оган не сомневается, что Давид жив и скоро вернется в родной Сасун, чтобы продолжить дело отца

Непоколебимость веры во сне Давида

Особый интерес представляет сон Давида, решившего восстановить стоящий в руинах храм Марута Барцр Аствацацин, построенный его отцом. Несмотря на все старания, Давид не может восстановить здание: все, что он строит за день, ночью разрушается само по себе. Во сне Богоматерь сообщает ему, что для того, чтобы храм не рухнул, надо под его основание зарыть меч. Учитывая тот факт, что в мифологии меч является символом силы, а монастырь – символом веры, можно прийти к выводу, что основная мысль данного сновидения заключена в том, что непоколебимость веры должна быть подкреплена силой.

Три предостережения Исмил Хатун

Сны Исмил Хатун, воспитавшей Давида Сасунского, троичны – в течение одной ночи она три раза видит предупреждения о надвигающейся опасности. В первом сне звезда Мсра-Мелика угасла, а звезда Сасуна блистает, во втором – что конь Мсра убегает, а конь Сасуна нагоняет, в третьем – что в Сасуне светло и тепло, а в Мсре облачно и холодно. Все сны различны по содержанию, но синонимичны по значению. Более того, первое видение Исмил Хатун по своей символике повторяет видение Цовинар. Таким образом, ни в религиозном, ни в национальном плане в символике снов нет различий – сны христиан и язычников идентичны, и трактуются одинаково.

Аналогичный первому сну Исмил Хатун видит и Дзенов Оган. Однако здесь присутствует зеркальное отображение – звезда Мсра горит, а Сасуна потускнела, второй его сон как бы является продолжением первого: звезда Мсра поглотила звезду Сасуна, и тогда Дзенов Оган осознает, что с Давидом случилась беда.

Предсказания о замужестве Дехцун-Цам и Армаган

Помимо снов, предупреждающих об опасности, в эпосе встречаются видения о замужестве. Такие грезы видят Дехцун-Цам и Армаган, однако между ними есть огромное различие, которое впоследствии отразится на судьбе героинь.

Дехцун-Цам видит во сне Санасара и влюбляется в него, то же происходит и с ним. Встретившись в реальной жизни, молодые поняли, что предназначены друг для друга. Пророческие сны о будущих супругах в армянском фольклоре ниспосылает Святой Саркис. А вот видение Армаган послано святым не было, чем, вероятно объясняется то, что ее брак с Мгером Старшим не был удачным. Находясь в плену у белого вишапа, Армаган увидела во сне его убийство и свое освобождение. А согласно мифологическим представлениям, убивший вишапа женится на спасенной им девушке.

Источник: Галстян М. Семантика сновидений в эпосе «Давид Сасунский» / Актуальные проблемы литературы и культуры. Вопросы филологии. Выпуск 3, 2008.

Источник: www.armmuseum.ru Редакция Вне Строк




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.