Опубликовано: 10 сентября, 2020 в 19:34

По зову крови — Прибыв в Мусалер, американский журналист обнаружил деревню своей бабушки

Американский журналист Джон Кристин вместе с сыном отправился в Мусалер, чтобы найти деревню, где родилась его армянская бабушка. Бабушке было всего 9 лет, когда турки напали на село.

Бабушка Джона Кристи, когда они жили большой семьей в маленькой квартире в промышленном городке Дувр — Новая Англия, рассказывала о своих детских воспоминаниях и о турецком вторжении. Джону Кристи удалось записать воспоминания своей бабушки Наны Гюлен Овсепян Бананян в 90-х годах, когда он был взрослым, а его бабушке было уже за 80.

Кристина написала о поездке своей бабушки Мусалер в The Armenian Weekly в США. Представляем его историю.


Шел 1909 год, Нане было всего 9 лет. Она пасла коров в поле, вдруг увидела, что к ней с криками бежит турок. «Там убивают гявуров». Бабушка сразу поняла, что это значит, побежала домой через ущелье, заросшее тутовыми деревьями. Ей удалось только увидеть, как его отец Илия взял оружие и побежал к другим армянам, защищавшим село. На следующий день тело его отца было найдено в ручье.

Год назад мы с сыном Николаем поехали в Турцию. Мой гид Анни Акеджян и я смогли найти село Битиас, место, где находилась тутовая роща, и шелковые цеха, где семья Овсепян пряталась от турок. Мы хотели найти дом, в котором жили Нана и ее семья.

Через полчаса мы остановились у забора, где паслись две коровы. По ту сторону забора был луг, за ним — оливковая роща. Вместо тутовых деревьев здесь выращивают оливки.

Мы увидели луг и гору, сделали несколько снимков, даже если мы были не в нужном месте, мы были где-то рядом. Мы посмотрели на поле, деревья, склоны Мусалера, которые были покрыты дымом.

«Здесь, кажется, мало что изменилось», — говорили мы друг другу. Мы не могли сказать больше ни слова.

На следующее утро мы встретили Паноса. Он один из уникальных армян, которые продолжают жить в Мусалере. Я сказал ему в одном из местных чайных, что мы нашли нашу деревню.

Он послушал нас (переведено Энни), затем поставил стакан, посмотрел мне в лицо и повернулся ко мне.

«Вы как Овсепян», — сказал он.

Когда я вернулся в США, родственники жены спросили: «Что вы почувствовали, когда нашли то, что искали?»

Я сказал, что был взволнован, что мне было грустно. Но сегодня, спустя какое-то время, меня переполняет не только это чувство. Когда я вспоминаю, как смотрел на зеленую долину на берегу Средиземного моря, мне становится плохо.

Овсепяны жили в Битасе тяжелым трудом, но это был их дом, вокруг которого росли фруктовые деревья. Они занимались скотоводством и пекли хлеб. Я злюсь, что мою бабушку Нану выселили из ее собственного дома только потому, что она была другой религии и другой национальности. Точно так же людей продолжают убивать сегодня, даже после того, как прошло более ста лет.

Глядя на родную деревню Наны, я представлял ее там девятилетней девочкой, которая вышла пасти коров, даже не думая, что скоро навсегда потеряет радость и свой дом.

Бабушка прожила 87 лет, у нее было 6 детей, 7 внуков и 10 правнуков.

Источник: Armeniasputnik.am




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.