Иконография Рождества Христова в армянских миниатюрах

Рождество в Армении празднуется 6 января — на один день раньше, чем в России, и это объясняется тем, что еще до V века Рождество Христово и Крещение во многих христианских странах традиционно отмечалось в одно и то же время — в ночь с 5 на 6 января.

Но в дальнейшем некоторые Церкви изменили эту традицию, разделив во времени два великих евангельских события. Так были учреждены два отдельных праздника. Однако Армянская Церковь сохранила старинный обычай и отмечает оба праздника в один день.

Наутро, 6 января, армяне посещают рождественскую службу и приступают к Причастию, а после Литургии священники служат молебен Великого освящения воды в память о Крещении Спасителя в реке Иордан. Вода освящается Священным писанием, крестом и миром, после чего прихожане набирают крещенскую воду домой.

Рождество в манускриптах

Иконопись в армянском религиозном искусстве не очень распространена, зато традиция живописи миниатюр развивалась со времени раннего Средневековья.

Иконография Рождества Христова и Крещения разделена и практически не изображается в армянских манускриптах на одном листе. Самые первые рождественские сюжеты восходят к иконографии Подношения волхвов — наиболее ранние образцы встречаются в христианском искусстве еще со II–III веков от РХ в римской катакомбной живописи и пластике саркофагов.

Для такого типа сюжетов характерно изображение Божией Матери на троне с Младенцем и волхвов с дарами. Чаще всего волхвы показаны в динамике так называемого шествия — композиции, характерной еще шумерскому и древнеегипетскому искусству.

Однако со временем композиция видоизменялась и усложнялась. Так, например, в миниатюре Поклонение волхвов из «Эчмиадзинского Евангелия» VI–VII века волхвы не выстроились архаично в ряд, а окружают трон слева и справа.

Все герои на этой миниатюре развернуты лицом к зрителю, за исключением одной фигуры — бородатого волхва, лицо которого миниатюрист изобразил в пол-оборота — как в шумерских и урартийских шествиях. Интересно то, как написан трон, на котором восседает Богородица.

Он расположен в нише античного типа. Над головой Девы морская раковина моллюска, что отсылает нас через этот символ к зарождению жизни. Позже раковина станет частью архитектурного алтарного перекрытия в храмах — конхи.

Этот же сюжет Поклонения волхвов обыгрывает и Торос Рослин — знаменитый армянский миниатюрист XIII века из скриптория монастыря Ромкла. При сохранении иконографичеких принципов, эта миниатюра не выглядит плоскостно и отличается от тяготеющих к более архаичным типам живописи «Эчмиадзинского Евангелия».

Это объемность фигур, динамичность и органичность поз и свобода их расположения в достаточно сжатом пространстве рукописного листа, куда Торос Рослин включил и Ангела, и Иосифа Обручника, и троих волхвов во фригийских колпачках.

Обращает на себя внимание тонкость прорисовок деталей, яркость красок и золотносность фона — фирменные «знаки» Тороса Рослина. Тщательно прописывал армянский миниатюрист и лица, каждому придавая индивидуальное выражение, — мы видим удивление у Иосифа, священный трепет у волховов, возвышенную одухотворенность у Ангела.

Другой тип рождественских сюжетов охватывает полный цикл событий чудесного появления на свет Младенца. Приведем в качестве примера миниатюру все того же Тороса Рослина из «Малатинского Евангелия» XIII века. По композиции она похожа на византийские иллюминации.

Рослин делит лист Евангелия на три регистра. В среднем — показана пещера и отдыхающая после родов Богородица на красном покрывале. Чуть выше — ясли с Младенцем, в которые заглядывают бычок и ослик, упоминаемые в священных текстах.

Из верхнего региста — с небес на Младенца нисходит луч — это спускается звезда, а в светоносном потоке Святой Дух в виде белой птицы. Ангелы славят народившегося Христа, волхвы, а вслед за ними и пастухи, подносят дары. А в самом нижнем регистре одна повитуха омывает новорожденного, а вторая наливает в чан из кувшина воду.

В нижнем левом углу миниатюры на камне сидит озадаченный Иосиф, обдумывающий происшедшее. А в правом нижнем углу — стадо овец. Это могут быть как овцы пастухов, так и будущая паства Спасителя.

В армянском искусстве иллюминации есть и другие школы и способы изображения — от пышных и торжественных миниатюр, до более минималистичных и повседневных. Но это тема для другого исследования.

Журналист, искусствовед Ольга Казак специально для Армянского музея Москвы

Поделитесь публикацией в соц. сетях

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.