Опубликовано: 7 апреля, 2017 в 12:44

Из истории всемирной торговой паутины

То, что я сейчас расскажу, только на первый взгляд покажется странным. Когда португальские корабли под командованием Васко да Гамы впервые доплыли до Мозамбика, туземцы встретили их очень дружелюбно.

На деле же они хотели убить членов команды и захватить их суда. А чтобы заманить моряков в глубь материка, в Кильву, им сообщили, что там живут христиане — армяне. Запись об этом сохранилась в рукописях корабельного хронографа Гаспара Коррэа.

Крокодилы на армянских миниатюрах

Упоминания о Черном континенте в армянских рукописях появляются с V века. Мовсес Хоренаци в «Истории Армении» пишет об армянском военачальнике Зармайре Наапете, который в Троянскую войну стоял во главе эфиопского полка.

Причем, желая подчеркнуть значимость полководца, историк замечает, что пал он в той войне не иначе как от руки Ахилла — не мог же его убить рядовой воин!

Известно, что сразу после создания армянского алфавита Маштоц послал своих учеников за знаниями в три «силиконовые долины» древнего мира — Афины, Антиохию и Александрию Египетскую.

Александрийская школа плохо нами изучена, несмотря на то, что интереснейших материалов по ней множество. Чего стоит одно только Евангелие васпураканской царицы Млке!

Так вот, на миниатюрах этой бесценной для всего христианского мира рукописи (хранится она на острове Св. Лазаря, в Венеции) изображены крокодилы, пальмы… — словом, долина Нила!

Евангелие васпураканской царицы Млке

Армяне во все времена обладали отличными познаниями о внешнем мире, и в том числе о старейшем континенте. В период раннего Средневековья географические сведения об Африке наши предки черпали в основном из греко-римских источников.

Но в армянских рукописях присутствует много и собственной, оригинальной информации о народах и племенах континента. Более того, армяне приняли огромное непосредственное участие в истории ряда африканских стран.

Если выражаться образно, встреча африканских христианских народов (эфиопов, эритрейцев, коптов) и армян состоялась у Гроба Господня. Они приняли заповеди Господни и даже после разделения церквей на Халкидонском соборе (451г.) остались рядом с армянами.

В Иерусалиме их называют «стражами армянского патриарха» — представители именно этих народов по сей день сопровождают армянскую процессию к Гробу Господню.

В устье Нила

Ованес Мешеша, эфиопский дипломат при дворе королевы Виктории

Наиболее обжитыми территориями Африки были устье и дельта Нила. А самым развитым государством и культурным центром континента был, конечно, Египет. Сюда армяне массово эмигрировали после падения Киликийского царства.

Столетиями, с самого начала эпохи династии Фатимидов (910—1171гг.), армянские полководцы были визирями при царском дворе, дипломатами, представлявшими интересы страны в ряде государств, а также внесли большой вклад в формирование государственности Египта (в конце XIXв.).

К примеру, наш соотечественник стал премьер-министром этой страны… Огромную роль армяне сыграли и в распространении христианства в Египте.

Особо хотелось бы упомянуть автора арабоязычной «Истории распространения христианства в Африке» Абу-салэ-ал-Армани, который рассказал о 800 церквях, расположенных на территории от Египта до Эфиопии.

Кстати, в Каирской церкви Григория Просветителя по сей день хранится уникальный хачкар с надписью X века.

Армянская община заметно разрослась после геноцида, когда в Каир и Александрию массово переселились армяне из Константинополя, Измира и других городов Османской империи, причем в основном — цвет интеллигенции.

Здесь творили известные деятели армянской культуры — Аршак Алпояджян, Сирануйш, Арпиар Арпиарян, Ерванд Отян…

Открылись армянские школы, газеты, которые, кстати, действуют до сих пор. Словом, на надгробных памятниках армянского кладбища в Каире вы найдете множество хорошо всем знакомых имен.

Эпоха путешественников

Епископы Саак Аствацатрян и Тимотеос Сапричян

В XVIIв. свое путешествие в Эфиопию описал бывший патриарх Константинополя Ованнес Тутунджи, который удостоился особого расположения эфиопского царя, привезя ему в дар из Иерусалима мощи св. Евстафия.

Он был первым чужестранцем, которому удалось воплотить в жизнь мечту Александра Великого — подняться к истокам Голубого Нила.

О своем путешествии Тутунджи рассказал послу Людовика XIV в Каире Бенуа де Мейе, посредством которого Европа и узнала топографические данные об истоках Великой Реки. Впрочем, Тутунджи был лишь одним из множества армян, рассказавших миру об этой экзотической стране.

С другой стороны, наши соотечественники приносили с собой в Эфиопию последние европейские знания и технологии.

Скажем, константинопольский негоциант Оганес Товмаджанян (XVIIIв.) приняв пост казначея царицы Ментевэба, первым в этой стране стал использовать счетную доску абак и возмущался тем, что его предшественник (кстати, тоже армянин, но из Себастии) по старинке пользовался для ведения счетов бобами.

Именно по настоянию и при непосредственном участии армян от имени эфиопского короля была организована миссия в Португалию — за дипломатической и военной поддержкой.

Особую роль в этом в 1515—1526гг. сыграл наш соотечественник, дипломат при дворе царицы Елены — Абуна Матевос, которому удалось установить дипломатические отношения между Эфиопией и Португалией.

А в 1538 году два других армянина — Антонио Фернандес и Гаспар Сурано — привели в страну полк португальских наемников из 400 человек во главе с Христофором да Гамой (кстати, сыном великого путешественника), призванный помочь царю остановить нашествие Османской империи.

Паломничество из Каира в Мекку. Гравюра XVIIв.

Начиная с 1632г., когда указом царя Фазилидаса иезуиты были изгнаны из Эфиопии, вход в страну был строжайше закрыт для европейцев. Армян же запрет не коснулся. Французский путешественник Франсуа Бернье приводит свидетельства того, как армянский костюм торговца или священнослужителя становился пропуском в «запретную» страну.

Известны случаи, когда этой «визой» пытались воспользоваться капуцины в 1638г. и францисканцы в 1655—1667гг.Нередко, стремясь разрешить межгосударственные конфликты, европейские правители обращались к армянам.

Достаточно вспомнить один из самых крупных скандалов Викторианской эпохи, когда по приказу короля Эфиопии Теодора II в крепость Магдалы была заключена английская дипломатическая миссия.

По просьбе английской королевы за решение проблемы взялись посредники из Иерусалима — епископы Саак Аствацатрян и Тимотеос Сапричян.

История деятельности этой миротворческой группы «Двухлетние странствия по Абиссинии» на армянском и английском языках была издана по приказу королевы.

Глобальная сеть

Верке Карапет, эфиопский дипломат при дворе королевы Виктории

Французский историк, основатель школы «Анналов» Фернан Бродель в своем труде «Материальная цивилизация и экономика» (том 2, «Игры обмена») объясняет успешность трехсотлетней (1500—1800гг.) деятельности армянских купцов наличием блестяще организованной глобальной торгово-экономической сети, имеющей опорные пункты на протяжении всех транзитных путей от Индийского океана до Амстердама.

В «эпоху путешественников» при отсутствии Суэцкого канала морские транзитные пути проходили по всему берегу Черного материка. Скажем, в путевых записях Ованеса Товмаджаняна приведен любопытный случай.

Возвращаясь из Индии, он попал в кораблекрушение недалеко от Мадагаскара. Ситуация усугублялась тем, что шла Франко-английская война — судно было английским, а причалить пришлось к французскому острову Бурбон (ныне Реюньон).

Встретивший их итальянский миссионер настоял на том, чтобы Товмаджанян переговорил с генерал-губернатором острова господином Дюма. Догадавшись о национальности купца по одежде, губернатор поприветствовал его на новоджульфинском диалекте армянского.

«Вы — армянин?» — удивился Товмаджанян. «Нет, француз, — ответил тот. — Просто в Бенгалии работал писарем у армянских господ. Им я и обязан сегодняшним своим чином».

Остается только догадываться, чем заинтересовал «армянский господин» Ходжа Петрос премьер-министра Франции Шуэзоля, что тот назначил писаря генерал-губернатором!Именно обладание «мировой торговой сетью» и привело к появлению у армянских купцов зачатков новой философии космополитизма, как теперь говорят, глобализации.

По крайней мере, я не встречал более ранних произведений, где обосновывается эта философия, чем книга английского путешественника начала XVIIIв. Эдварда Брауна о его путешествии в Индию.

В Египте он встретился с крупным армянским торговцем драгоценными камнями Епремом Сати — «гением, которого невозможно было не полюбить». Во время беседы этот христианин убеждал собеседника в том, что между государствами и вовсе не должно быть границ, «ибо Господь не создал их».

«Мой врач — испанский еврей, хозяйство ведет грек, секретарь — итальянец, двое слуг — швейцарцы, конюх — из Лотарингии, кулинар — француз… И все мы считаем себя родственниками».

«Путешественник не может знать, на море или на каком берегу неожиданно настигнет его смерть, — рассуждал Епрем Сати. — Ведь он по природе своей гражданин мира. И жалким мне кажется тот, кто способен любить лишь клочок земли, на котором родился, когда ему дарован огромный удивительный мир».

Досье

Меружан Карапетян, этнограф, научный руководитель Армянской цифровой библиотеки при AUA, автор трудов по демографии и этнографии средневековой Армении.

Журнaл «Ереван», N11, 2009

Анна Лоренц | Фото: из архива конгрегации мхитаристов острова Св. Лазаря, Эрик Степанян




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.