Опубликовано: 25 января, 2020 в 21:32

Los Angeles Times — Об уничтожении армянских хачкаров как об акте культурного Геноцида

7 ноября 2019 г. газета «Лос Анжелес Таймс» после публичного выступления Симона Магакяна в Пасадене (Калифорния) разместила статью Catherine Womack «Исторические армянские памятники были уничтожены. Некоторые называют это «культурным геноцидом»». Симон Магакян на своей странице в Фейсбуке сообщил, что и популярный телеканал FoxNews поделился этой информацией в своем Твиттере.

Материал очень важен, поскольку на Западе даже армяне мало знают и трубят миру о вопиющих преступлениях Азербайджана против человечества. Спустя 100 лет после геноцидных актов Азербайджана против армянского народа, спустя 30 лет после Сумгаита и Баку, спустя 15 лет после культуроцида в Джуге (Джульфе) вопрос стоит так: у нынешнего поколения — последний шанс зафиксировать тему, если продолжатся ещё несколько лет замалчивания и безразличия, тема просто умрёт. Этот последний шанс в наших руках и зависит от нас.

В статье, в частности, приводятся слова Симона Магакяна, сравнивающего преступления геноцида в Турции и Азербайджане. Это сравнение раскрыто более ёмко выдающимся культурологом и философом Эдуардом Маркаряном в его книге.

На протяжении веков священные хачкары (крест камни) Джуги (Джульфы) стояли ровно вертикально по берегам реки Аракс — огромные и богато украшенные надгробия с 16-го века. Они вместе выглядели как армия в 10 000 солдат, стойко охранявшая крупнейшее в мире средневековое армянское кладбище. Землетрясения, войны и вандализм уменьшили их ряды, но к середине XX века тысячи хачкаров все ещё оставались.

Однако сегодня в Джульфе, в отдаленном Нахиджеванском регионе Азербайджана, нет ни одного целого хачкара. Несмотря на Решение ЮНЕСКО от 2000 года, требующее их защиты, свидетельства, опубликованные в журнале по искусству Hyperallergic в этом году, показали, что памятники тайно и систематически уничтожались в рамках государственной кампании Азербайджана по уничтожению следов местной армянской культуры в Нахиджеване.

В докладе говорится, что масштабы разрушения ошеломляют: 89 средневековых церквей, 5 840 хачкаров и 22 000 надгробий. Уничтожение культурного наследия затмевает преступления, совершённые (В.Б. запрещённое в России) т.н. Исламским государством в Сирии и талибами в Афганистане.

О преступлениях бОльшего масштаба почти не говорится в сравнении с другими в Сирии и Афганистане. 33-летний Симон Магакян, соавтор статьи в журнале Hyperallergic назвал умышленное уничтожение Азербайджаном этих священных армянских церквей и памятников в Азербайджане с 1997 по 2006 год «худшим культурным геноцидом XXI века».

В конце октября 2019 г., в Конференц-центре Пасадены (Калифорния), Симон Магакян представил исследование, опубликованное в журнале по искусству Hyperallergic, участникам конференции делегатов Западного региона Армянского национального комитета Америки (АНКА).

По словам активистов Американской ассоциации по развитию науки, снимки со спутника: верхний в 2003 г. и нижний в 2009 г. показывают результаты уничтожения самого большого в мире средневекового армянского кладбища в Джуге (Джульфе)

В ходе своей презентации Симон Магакян на больших экранах показал слайды с фотографиями до и после, снимки со спутника, азербайджанские архивные документы и видео — доказательства, по его словам, уничтожения азербайджанской армией армянских святынь и артефактов.

В отличие от (запрещённого в России) Исламского государства и талибов, которые сами рекламировали процесс уничтожения исторических объектов и памятников, официальные лица Азербайджана отрицают, что армянские кладбища и церкви, о которых идет речь, когда-либо существовали.

Редакция «Лос-Анжелес Таймс» попросила консульство Азербайджана в Лос-Анджелесе отреагировать на исследования Магакяна, и получила в ответ заявление генерального консула Азербайджана в западных штатах США Насими Агаева, в котором тот назвал уничтожение хачкаров в Джуге (Джульфе) «плодом воображения Армении». »

Агаев сказал, что Азербайджан — это страна «межконфессионального согласия, терпимости и мирного сосуществования мусульман, христиан и евреев». Агаев обвинил Армению в разрушении азербайджанских культурных и религиозных памятников и осквернении азербайджанских кладбищ в Армении.

Он также отметил, что Магакян является частично занятым координатором развития общин в Западном регионе США Армянского национального комитета Америки, который он назвал «радикальной армянской лоббистской организацией».

Магакян, который считает себя лектором по политологии, активистом и агентом по недвижимости из Денвера, сказал, что вся работа, которую он проделал над хачкарами, — это проект личной инициативы.

Аргам Айвазян, исследователь, который задокументировал хачкары Джуги — средневековые армянские памятники Нахиджевана (фото от Симона Магакяна)

«Это не работа, а дело моей жизни», — сказал он в интервью после презентации. «Я никогда не смогу отойти от этого. Я пытался забыть эту тему, но это сводило меня с ума. Если вы верите в Божий промысел, вы должны следовать ему, иначе вам не удастся уснуть ночью. Так что я застрял с этой темой, пока что-то не случится.»

Южная Калифорния является домом для крупнейшей армянской диаспоры за пределами бывшего Советского Союза. По данным переписи населения США, в округе Лос-Анджелес проживает более 200 000 человек армянского происхождения.

Это сообщество, которое настояло и добилось недавней Резолюции Палаты представителей, в которой признается Геноцид между 1915 и 1923 годами примерно 1,5 миллиона армян Османской империи, которая в настоящее время является современной Турцией.

Рассказ Магакяна внимательно слушали несколько сотен участников мероприятия, многие записывали.

«Это хуже, чем то, что делал ИГИЛ», — сказал Магакян аудитории. «Как мир мог и может игнорировать это? Как Азербайджану это сходит с рук? И если я не расскажу эту историю, кто расскажет? Я бы никогда не простил себя, если бы мир никогда не узнает о беспрецедентном культурном геноциде нашего времени ».

Отрицание Азербайджана своих преступлений особенно болезненно для армян.

«Раньше я думал, что когда Турция отрицает факт Геноцида армян, возможно, это главным образом потому, что это было давно, или некоторые люди действительно не верят, что это произошло сотню лет тому назад. Но здесь у нас на руках есть фотографии, снимки со спутников, видео. И они отрицают не потому, что они не знают. Они прекрасно знают, что случилось. Поэтому это циничное отрицание Азербайджана для меня намного более зловеще», — сказал Магакян.

Нахиджеван является изолированным, продолговатым регионом, контролируемым Азербайджаном, но отделенным от остальной части этой страны, он окружен Арменией, Ираном и Турцией. Исторически армянская территория Нахиджеван сегодня населена преимущественно азербайджанскими турками.

Магакян охарактеризовал ее как «Северную Корею бывшего Советского Союза», за которой пристально наблюдали и жестко контролировали. В частности, Джуга (Джульфа) труднодоступна, она расположена вдоль военизированной южной границы между Нахиджеваном и Ираном.

Будучи мальчиком, выросшим в столице Армении Ереване, Симон Магакян часто ездил со своим отцом и посещал священные культурные объекты, такие как армянские церкви, средневековые еврейские кладбища и азербайджанские мавзолеи.

Магакян вспоминает, как его отец рассказывал ему о посещении священных джульфских хачкаров, каменных памятников, которые, по словам его отца, были священными, потому что они были построены не просто для того, чтобы пометить могилу, но для того, чтобы взывать с мольбой к небесам ради душ, покоящихся под ними.

Семья Магакянов иммигрировала в Соединенные Штаты, когда Симону было 16 лет. Три года спустя, в 2005 году, когда Симон Магакян учился в колледже в Денвере, он наткнулся на репортаж российского информационного агентства, в котором были показаны видеозаписи азербайджанских солдат в Джуге, которые кувалдами разбивали хачкары и сбрасывали разрушенные на куски памятники в реку Аракс. То видео было снято Ншаном Топузяном, армянским епископом, который жил через границу Джуги в Иране.

Епископ Армянской епархии в Иране Ншан Топузян в 2005 году молился, стоя со стороны Ирана, смотря как по другую сторону границу варвары-солдаты уничтожали хачкары в Джуге

Сара Пикман, которая является соавтором статьи в журнале Hyperallergic, примерно в то же время, как и Симон Магакян, натолкнулась на видеозапись Топузяна. В настоящее время она является кандидатом исторических наук в Йельском университете, в то время она была студенткой-археологом в Чикагском университете и решила опубликовать историю об уничтоженных в Джуге хачкарах в журнале «Археология».

Магакян связался с Сарой Пикман после прочтения ее статьи в журнале «Археология», и с тех пор они работали вместе, чтобы собрать и представить свидетельства очевидцев, исторические фотографии и другие доказательства. В 2006 году они собрали деньги для покупки снимков со спутников «до и после» и выпустили короткий документальный фильм «Новые слезы Аракса».

Около 20 хачкаров, вывезенных из Джуги (Джульфы) в советское время, хранятся в коллекциях музеев по всему миру, в том числе в Музее искусств Метрополитен в Нью-Йорке. («Метрополитен» включил хачкары в известную выставку «Армения!» в прошлом году.) Это горько-сладкая реальность, сказал Магакян, и пример конфликта, который часто возникает между западными музеями и коренными народами, когда сталкиваются искусство и религия.

Магакян не только неустанно распространяет информацию об этой культурной потере, но и делает гораздо больше. В 2015 году он получил копию хачкара, установленную на территории Капитолия штата Колорадо, этот хачкар там установлен в виде памятника жертвам всех преступлений против человечности. В настоящее время он лоббирует Совет Безопасности США для расследования преступлений Азербайджана в Нахиджеване.

По его словам, его главная цель — просто заставить мир свидетельствовать об актах уничтожения объектов всемирного культурного наследия.

В последнем электронном письме, которое Магакян получил от Топузяна перед смертью последнего в возрасте 44 лет в 2010 году, епископ написал: «Если мы не будем продолжать говорить об этих разрушениях, через 10 лет это уже станет забытой историей».

«Я не знаю, что двигало им (епископом Топузяном)», — сказал Магакян. «Я думаю, что есть определенные люди, которых когда что-то беспокоит, и они видят безразличие окружающих, что никто ничего не помышляет делать, то эти люди видят своё призвание — чтобы делать самим, даже в одиночку. Если вы являетесь свидетелем чего-либо, вы можете какое-то время ничего об этом и не говорить, но есть вещи и темы, которые с какого-то времени начинают как бы навязчиво «преследовать» вас. Для меня это так. Это дает мне энергию. Это мой «наркотик».»

Оригинал публикации: Los Angeles Times Перевод с английского — редакции портала Миабан.ру.




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.