Опубликовано: 12 Октябрь, 2018 в 0:05

Сасунское восстание — Панический побег турок и курдов при появлении Андраника

Сасунское восстание - Панический побег турок и курдовДля руководителей самообороны Сасуна Грайра и Вагана было нежелательно начало военных действий: программа подготовки к восстанию была не завершена, и если Сасун готовился к самозащите, то только потому, что правительственные войска сочли существующую ситуацию благоприятной для нападения.

Более того, правительство Османской империи было заинтересовано в скорейшем подавлении армянского движения, поскольку в империи, как грибы после дождя, росли новые революционные организации, которые несли своим народам освободительные идеи, и революционные настроения стали охватывать не только армян, но и другие нации.

Чтобы затянуть начало боевых действий, руководители Сасуна обратились к Западному Бюро дашнакской партии, а также к Патриарху с просьбой об оказании морального давления на правительство Турции. В редакцию «Дрошак» за месяц до начала военных действий Грайр отправил следующее письмо:

«Сасун уже воспламенился, может быть, это будет последнее мое письмо. Много снега, суровая и холодная зима, народ не обут и не одет. Война неравная. Товарищи, обратитесь без промедления к цивилизованному миру, нашим друзьям моможет быть, удастся ограничить зверства. С бесконечными поцелуями. Грайр».

Однако ни усилия Патриарха, ни обращение к западным правительствам успеха не принесли. Английские и французские дипломаты произнесли несколько красивых речей, требуя вмешательства правительств Европы в армянские дела, но единственным ответом султана было то. что против сасунских революционеров будут посланы правительственные войска, чтобы не было грабежа и насилий и чтобы не пострадало мирное население.

Послы иностранных держав предложили турецкому правительству начать переговоры с армянами, с тем чтобы те без боя оставили Сасун и сами обещали прибыть на место для выполнения посреднической роли в переговорах. Однако русский консул затянул поездку в Сасун, и когда послы прибыли па место, военные действия были уже в разгаре.

Вся эта дипломатическая шумиха вокруг проблемы Сасуна имела как положительные, так и отрицательные стороны. Положительным было то, что армянский вопрос еще раз обсуждался в международных инстанциях и перед общественным мнением Европы.

Отрицательным же было то, что правительство султана решило как можно скорее покончить с сасунской проблемой, пока туда не прибыли представители европейских стран. В Сасун было послано огромное количество войск с целью немедленно покончить с этим революционным очагом.

К 20 марта приготовления к нападению были завершены, и турецкие войска напали на пограничные деревни от Уруза до Муша и от Муша до Хазгюха. Эти деревни были ограблены. Но главная цель турецкой стороны заключалась в выяснении, насколько эти деревни защищены и ударят ли они в спину турецким войскам, если те продвинутся вперед и начнут военные действия с Сасуном.

Деревни эти, согласно приказу Грайра, не сопротивлялись. Крестьян бросали в тюрьмы и подвергали пыткам, но предателей не оказалось. Вопреки обещаниям султана не посылать в Сасун курдов и бандитов, под видом правительственных войск именно они были направлены в Сасун.

Султан и его войска в помощи курдов не нуждались, но они предусматривали возможное сотрудничество между армянами и курдами и делали все. чтобы такое сотрудничество надолго стало невозможным. За курдами в наступление пошли регулярные войска, и героическая битва сасунцев началась.

Первое мощное наступление было предпринято 2 апреля. Наступающую конницу поддерживала горная артиллерия, которая беспрерывно стреляла по армянским деревням. Но фидаины вели партизанскую войну, где внезапность и находчивость, прекрасное знание местности и, конечно, в первую очередь фантастическая смелость фидаинов сыграли решающую роль, и атака была отбита.
11 апреля турки организовали второе наступление.

Примерно 700 всадников ворвались в Шеник, но тут же оказались в тяжелом положении: фидаины немедленно закрыли путь к возможному отступлению. Слева были снежные горы, куда лошади не могли подняться, справа — укрепления армян а впереди сасунцы и фидаины. После четырех часов сопротивления турки, оставив лошадей и боеприпасы, бежали в горы.

Армяне долго ещё их преследовали, но с наступлением темноты вернулись на свои позиции. Таким образом, два первых наступления армянами были отбиты, и две эти битвы закончились полной победой армян. На следующий день, 12 апреля, к армянам был послан священник Аракел, „который привез с собой приказ (кондак) армянского Патриарха, предлагавший фидаинам сдаться правительству, народ должен был прекратить сопротивление, и взамен турецкие власти якобы разрешили бы фидаинам беспрепятственно выехать из страны, а народ был бы помилован.

Грайр, Андраник и местные руководители немедленно собрались на совещание и решили сказать посланнику султана, что ответ будет завтра. И поскольку ответ для них разумелся как отрицательный, было решено, что народ из соседних деревень за ночь будет собран в Кэликюзане, где будет организована самооборона.

Народ был переселен из деревень, деревни же сожжены. Рано утром Грайр заметил, что турецкие войска пошли в организованное наступление: это означало, что султан вовсе не собирался вести переговоров с армянами, а священник Аракел был послан лишь для того, чтобы отвлечь внимание армян от нового наступления.

И вот наступило 13 апреля, судьбоносный день для Грайра, одного из старейших героев освободительного движения армян. Увидев с чердака наблюдательного пункта наступление турецких войск, он немедленно отдал приказ к сопротивлению. Народ и фидаины разбились на две группы, одна из которых под руководством Сепуха и Мурада двинулась в направлении Брлика, а другая — под руководством Грайра поднялась в горы и приготовилась к сопротивлению.

У противника было 8 рот и 4000 курдов. Положение армян было очень тяжелым, в особенности — безоружного населения. И вот сасунские горы сотрясли пушечные залпы и ружейная стрельба. В первом же бою от пули врага погиб Грайр, затем — Грпо, Марто и другие. Турецкие войска вошли в деревню, и началась кровавая рукопашная схватка.

Казалось, что армянам уже ничего не остается, как всем до одного погибнуть на поле боя. К тому дело и шло, когда вдруг неожиданно с восточной стороны деревни появился Андраник со своими солдатами. Курды и турки в панике бежали, оставив па поле боя более 100 убитых и 17 маузеров. Те, кто не успел бежать, тут же на месте были безжалостно убиты армянскими фидаинами. Но потери армян были также значительны, и в особенности омрачала победу смерть Грайра.

14 апреля турки, получив подкрепление, предприняли новое наступление, но армяне моментально остановили его и заставили их отступить. Два-три дня прошли спокойно. Турки готовились к наступлению на возвышенности, где собрался народ и фидаины.

Обо всем этом рассказал Ваган, который посылал отрывочные корреспонденции в редакцию «Дрошак». Но с 14 апреля его корреспонденции прекратились: полномочный представитель дашнакской партии погиб на поле боя. Его похоронили в горах, которые он так любил и так мужественно защищал. После его гибели корреспонденции в «Дрошак» посылал комитет дашнакской партии в Тароне.

Отрывок из книги Эдуарда Оганесяна «Век борьбы» Продолжение следует

Читать также: Операция «Буря» — Сбор средств для освобождения Армении — 1899-1903 гг.Сасунское восстание — Век борьбы


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ