Опубликовано: 31 Август, 2018 в 0:01

Сасун 1964 год — Вооруженное сопротивление в селе Архунд

Сасун 1964 год - Вооруженное сопротивлениеНасильственная исламизация  армян в Турции  не закончилась в 1915 году и продолжалась вплоть до конца 20 века. В этом процессе свое особое место занимает исследование жизни армян Сасуна.

В Сасуне в 1960-80 годах процесс исламизации находился в самом «расцвете», несмотря на то, что дошел до Сасуна довольно поздно и то частично. Однако  результатом этого явилась деарменизация региона из-за крестьян,  принявших ислам, и не отказавшихся от христианства  армян, но массово мигрировавших в Константинополь (Стамбул).

Еще долго будут вспоминать об имамах, объезжающих армянские деревни для обращения детей армян в мусульманство, о мусульманских соседях, которые с целью присвоения женщин и домашнего скота сбрасывали армян со скал. Будут помнить и армянских мужчин, с оружием дежурящих у своих домов, а также армянского населения, прячущегося во дворах армянских церквей.

Хочу особо обратить внимание на главных  действующих лиц этих событий: от мусульманского населения до турецких властей, которые пустили в ход пропагандистскую машину после успешного доведения процесса  до конца.

Все это также проливает свет на некоторую разницу в тактике и применяемых  методах исламизации во время Геноцида в 1915 году и после.

На самом деле, процесс исламизации оставшегося армянского населения после Геноцида не сопровождался массовыми избиениями   и насильственной депортацией. Процесс «очищения» оставшегося армянского меньшинства уже был другим: умышленное провоцирование земельных тяжб, похищение армянских девушек, разрушение армянских церквей и кладбищ, ограничение на проведение армянских обрядов и ритуалов. Короче говоря, то, что в Турции называется» махалэ баскэсэ» («մահալլէ բասքըսը») местечковое давление.

И, конечно же, психологическое давление, в котором принимала участие  провластная пресса.

В связи с этим в летописи Сасуна после Геноцида особое место занимает история вооруженного сопротивления деревни Архунд (Արխունդ).

История обращения в ислам группы армян из деревни Архунд и смены ими своих имен в присутствии духовного лидера из Батмана Алиэттина Эатуза была опубликована газетой «Хурриэт» в апреле 1964 года. Эта же статья недавно вновь появилась в сети благодаря исследованиям некоторых курдских левых деятелей.

Самая известная и наиболее читаемая турецкая газета  с воодушевлением объявила, что население села Архунд (турец Ачар), состоящее из 30 семей численностью 88 человек, добровольно превратили свою церковь в мечеть, а сельский «духовник» Иса Темирчи заявил, что он со своими односельчанами давно симпатизировали исламу и сейчас себя чувствуют умиротворенными.

После опубликования этой новости ни одна из турецких газет не дала возможности армянам из Архунда рассказать свою версию событий.

» Пусть расскажут, пусть старики сядут и расскажут, посмотрим, получится также,»( «Տէ՛ թող պատմեն, թող մեծերը նստեն պատմեն, տեսնենք նոյն կե՞րպ կը ստացուի»)-возмущался родившийся в Сасуне армянин на вопрос о том, как было на самом деле в деревне Архунд.

Было решено предоставить эту возможность для армян из Архунда, бывших свидетелями тех давних событий, поскольку была уверенность, что о подобных преступлениях против человечества, несмотря на полувековую давность, не только можно, но и необходимо говорить, и это никогда не поздно. В конце концов, то, что без спроса изменило судьбы людей и встало им поперек горла, никогда не может быть закрытой темой.

Длившееся неделями вооруженное сопротивление, три жертвы с армянской стороны и трое убитых с курдской, а также и по сей день продолжающиеся тяжбы об обманом отнятых землях. Вот данные, которые «очень случайно» поведала турецкая газета, и которые удалось уточнить  у служащих в армянских церквях Стамбула армянах из Архунда.

На самом деле, полная картина того, что случилось в Архунде, и спрятанные причины происшедшего понятны и более чем очевидны, для чего достаточно посмотреть на историю этого региона и на прошлое его жителей ( также и во времена, предшествующие Геноциду), после чего вопросов и «белых» пятен уже не останется.

С позволения «Хурриет» заглянем в прошлое…

Село Архунд, которое в Сасуне наиболее известно под курдским именем Херенд, находится в Сасоне (отуреченное название области Сасун) в районе Эучебах (Եուճեբաղ)  на территории современной Турции в иле Батман. Эту местность местные армяне и курды привыкли называть Хиян или Хиянк (Խիյան կամ Խիյանք).

Архунд -единственное село в районе Хиянк (Խիյանք), в котором после Геноцида армяне смогли самоорганизоваться, вести хозяйство, размножаться и не терять национальное самосознание.

Находящееся на зеленых и каменистых вершинах село Архунд было похоже на крепость, которая долгие годы укрывалась от внешнего мира, и то, что происходило внутри этой крепости, интересовало, обсуждалось и удивляло всех вокруг. Наконец, даже те, кто хорошо знал о безрассудстве Сасуна и его жителей, а также об исторических событиях того времени, не могли представить, как после  Геноцида армяне смогли выжить под носом у самого нетерпимого курдского племени, и, оставаясь буквально в окружении, сохраниться как единственное полностью населенное армянами село.

«Есть одно село, там живут армяне. 50 лет назад власти приходят, в наших паспортах без разрешения пишут «мусульмаин», церковь превращают в мечеть. Была война, пролилась кровь, поднялись в горы, спустились и вновь поднялись. После того, как армяне увидели, что выхода нет, пришли в ярость. Один армянин с оружием в руке согнал курдов в переделанную из церкви мечеть и сказал: » Нам не разрешили ходить в нашу церковь, теперь делайте ваш намаз», и заставляет согнанных курдов делать намаз пять раз.

«Մի գիւղ կայ, հայեր են ապրում, մի 50 տարի առաջ պետութիւնը գալիս բոլորի անձնագրերում առանց հարցնելու «Իսլամ» է գրել տալիս, եկեղեցին էլ մզկիթի վերածում: Կռիւներ, արիւնահեղութիւն եղաւ, բարձրացան սարեր, իջան, նորից բարձրացան: Հայերը տեսան ճար չկայ՝ կատաղեցին: Մի հայ զէնքը ձեռքին կողքի գիւղի քրտերին բերում լցնում է այդ մզկիթը, ասում ՝ «Մեզ չթողեցիք մեր եկեղեցին գնանք, տէ՛, եկէք, ձեր նամազը արէք», բռնի ուժող ստիպում է 5 անգամ նամազ անեն».

Про события в Архунде среди армян, курдов и арабов до сих пор шепотом рассказывают многочисленные и странные, иногда вызывающие дрожь истории.

Курдское население Хиянка, которое проживаело здесь около 5 веков, распространилось до Талворика и Хулба. Если скажем, что здешние курды жестокие, кровожадные и дикие-значит мы не сказали ничего.

В истории они известны как постоянные сеятели смуты, зачинщики кровавых межплеменных войн и широкомасштабных грабежей. Арабы их не выносили из-за постоянных земельных споров, а остальные курды из-за близкой к власти позиции и исламского фанатизма.

«Боже, не произносите их имени. Сколько есть в Сасуне негодяев имамов, выясняется, что это курды из Хиянка», «Աման դրանց անունը մի տուր, Սասունում ինչքան կեղտոտ իմամ կայ բոլորը խիյանցի են պարզւում վերջը», — смеясь, говорили жители Сасуна, из разговоров которых легко можно было понять, что нет ни одной семьи или племени, которое не сталкивалось с курдами из Хиянка.

Армяне вспоминают хиянских курдов не только как имамов. Хиянские курды были одним из немногих племен, которые,  несмотря на долгие века проживания на одном месте и переходу к оседлому образу жизни, не только не отказались от инстинктов кочевого образа жизни, но и в кровавых стычках с армянами были в первых рядах  до Геноцида и после.

Армяне постоянно выясняли с ними отношения по поводу угнанных овец, украденных пчелиных ульев и похищенных девушек. Говорят, еще в 19 веке столкновения между армянами и хиянскими курдами из-за похищенных овец  были настолько серьезные и массовые, что продолжались месяцами и уносили десятки человеческих жизней . В свою очередь, армяне Сасуна не были желанными и любимыми соседями не только из-за разницы в религии, но из-за своей дерзости, которая позволяла им вместо угнанных 5-6 овец приводить обратно 50.

Только тот факт, что бабушка (մեծ մայրը) каждого второго из хиянских курдов армянка, свидетельствует об их непосредственном участии в Геноциде.

Кстати, не удивляйтесь, если этих людей спросить об их бабушках, и они с большой любовью и воодушевлением будут произносить восторженные слова в отношении давно умерших армянских женщин .Будут просить у бога покоя для них, и со всей серьезностью расскажут о том, что их армянские бабушки были влюблены в их курдских дедушек, которые в реальности не похитили и подвергли насилию армянских женщин, а СПАСЛИ, накормили, одели и защищали от злых людей.

Вы где-то об этом уже слышали, не так ли?

Только вот каким образом 8-10 летние девочки, не дождавшись окончания траура по собственной семье, могли влюбиться в мужчин другой религии в 3 или даже в 4-5 раз старше и начать новую счастливую жизнь в семье , участвовавшей в Геноциде?

Если не считать похищенных и исламизированных женщин, не ошибемся, если отметим, что по сравнению с Сасуном,  в других в основном арабских поселениях  армянские семьи встречаются почти в каждом селе, однако Хиянк-это то место, где после Геноцида число армян и их активность были самыми скромными.

Невозможно не отметить, что Сасун -единственный район, где было проще всего выйти на след пропавшего родственника для спасенных сирот. Необходимо было только  назвать название села. Все дело в том, что спасенных можно было сосчитать по пальцам.

«Помогающие тоже были. Если б не было, естественное не было бы и живых. Конечно, помогающие имели свои интересы»( «Ծուռ նստենք ուղիղ խօսենք՝ օգնողներ էլ են եղել: Եթէ չլինէին՝ բնաւ չէինք ապրի: Ի հարկէ՝ օգնողն էլ իր շահերն ունէր»,)- слова выросшего в Архунде Арсена. После чего убеждаешься, что Сасун самый противоречивый, самый странный и исключительный край.

Каким другим образом можно тогда объяснить рассказы имеющего по паспорту мусульманское имя, но крещенного в армянской церкви 36-летнего Арсена, сасунского армянина , о зверствах хиянских курдов, которых упоминая о самых кровожадных семействах, говорит: » Кстати, они тоже нам родственники» («Հա՛, ի դէպ դրանք էլ են մեզ ազգական»)

Родственные связи здесь так же были принудительны. Если, например, а 1930 году курды  похитили сестру отца Арсена, то механически стали родственниками и начали армян называть с любовью «дядями»( «քեռիներ»)

По словам Арсена, события 1964 года были скрупулезно запрограммированы, являлись нападением  государственного аппарата и не были похожи на рядовое столкновение, к которым в этих краях привыкли.

Чтобы спастись от давления и угроз  какая-то часть армянских семей  приняла решение постепенно перейти в ислам, остальные, которые были в большинстве, продолжали жить как христиане, временами скрыто, иногда открыто, как позволяли времена и обстоятельства.

Благодаря соседям курдам, а также упомянутым газетой «Хурриэт»  таким  соотечественникам как Иса Темирчи, родившийся спустя 20 лет после массовой исламизации села Архунд  Арсен никогда не видел единственную церковь в Архунде, которая давно превратилась в мечеть.

Позже от действующего в Стамбуле » сообщества архундских армян» выяснили, что за свои заявления Темирчи получил немалое вознаграждение не только деньгами, но и земельными участками. Конечно, «Хурриэт» ничего не написала о землях армян, которые переехали из Архунда, и о судебных тяжбах в связи с незаконными переоформлениями бумаг.

Несмотря на то, что Арсен и его поколение не успели увидеть армянскую церковь в своем селе, о том, что он армянин, он узнал в 6 лет, когда его родители записали его в Школу Карагезян в Стамбуле, потом последовала высшая школа-лицей Սուրբ Խաչ դպրեվանք в районе Скютар в Стамбуле. А еще позже первый и не последний визит в Армению, встреча с пропавшими и найденными родственниками и в конечном итоге воссоединение семьи, расколовшейся во время Геноцида.

Отлично владеющий западноармянским языком Арсен жалаеет лишь о том, что не сохранился сасунский диалект.

«Хоть бы старики сохранили бы диалект. После событий 1964 года они больше не говорили на армянском. Помню своих двух дедушек, которые уединялись в углу и разговаривали на своем диалекте, приносили мне сладкий суджух с грецкими орехами, чтобы не мешал им»( «Երանի մեր մեծերը բարբառը պահած լինէին: 1964ի դէպքերից յետոյ հայերէնայլեւս չխօսեցին: Յիշում եմ երկու պապիկներս միայն, երբ հանդիպում էին՝ միանկիւնոմ առանձնանում էին ու միմեանց մէջ մեր բարբառով խօսում, ինձ էլ քաղցր շարան՝ ընկոյզով սուճուխ էին բերում, որ զբաղուեմ ու իրենց հանգիստ թողնեմ»), -вспоминает Арсен, который с болью констатирует тот факт, что в отличие от других сел Сасуна, особенно тех, где армяне живут вместе с арабами, и где по сей день звучит армянский язык, жители Архунда потеряли свой язык намного раньше.

Тем не менее, события 1964 года стали переломными в связи с началом большой эмиграции, которая с небольшими перерывами продолжалась вплоть до 1990 годов, в результате чего из Архунда  постепенно уехали все христиане.

Интересно, что в 1980 гг для армян Архунда судьбоносной стала активизация Рабочей партии Курдистана. Некоторые из архундцев  рассказывали, что они узнали о том, что они армяне тогда,когда  боевики РПК стали нападать на села Сасуна, но, зная, что Архунд армянское село, обошли его.

Армяне стали уходить из Архунда, когда правительство потребовало от них пополнения правительственных войск для борьбы с курдскими боевиками. Значительная часть армян отказалась поднимать оружие против РПК и покинула Сасун. Сасунские(хиянские) же курды пополнили турецкие войска целыми семьями и по сей день воюют против РПК.

После того как архундские армяне перебрались в Стамбул, они заново приняли крещение, отправили своих детей в армянские школы и разместились в армяно населенных районах.

Армяне Архунда, проживающие в Стамбуле,  несмотря ни на что поддерживают связь со своим селом и по сей день. Они принимают участие в разных паломничествах в  Сасуне, в праздничные дни посещают родное село, поскольку практически у всех в селе проживают родственники, которые хоть и исповедуют ислам, но поддерживают отношения.

» Люди сказали: пусть формально принимаем, все равно мы друг друга знаем. Женимся на своих.»( «Մարդիկ ասացին՝ թէկուզ ձեւական ընդունենք, միեւնոյնն է՝ մենք մեր մէջ մեզ գիտենք, էլի իրար մէջ աղջիկ կ’առնենք-կը տանք» ),-рассказывает 60-летняя армянка, которая  помнит Шейха Касэма Бадо  (Շէյխ Քասըմ Բադոյին), который приезжал каждую неделю и убеждал местных выбрать правильный путь-принять ислам, но всякий раз разозленный , тряся Кораном , выходил из села.

С тех пор в Турции произошли два военных переворота, изменился баланс политических сил, в обществе изменился ряд основных представлений о религиозной принадлежности, наконец изменилось правительство.

Однако не можем не сказать, что фактически и в кемалистской, и в эрдогановской Турции, несмотря на принятые пакеты нашумевших национальных реформ, провластная пресса не прекращает так называемое «местечковое давление».

Можем отметить, что в армяно населенные села имамы уже не приезжают так часто и с прежними целями, а вооруженные столкновения с армянами остались в прошлом. Но причина этого одна: оставшиеся здесь армяне исламизированы или переехали в Стамбул, а оставшиеся в горных районах сасунцы не превышают 4-5 семей.

С так называемым » местечковым давлением» особенно  сталкиваются переехавшие в Стамбул сасунцы-христиане, которые еще имеют крепкую связь с селом, что выражается в запрете захоронений или в осквернении христианских могил.

Нет сомнения, что запретами  на захоронения в родном селе для переехавших в Стамбул сасунцев ставится цель окончательно разорвать их связь с исламизированными родственниками -армянами. Естественно, что пресса не освещает эти случаи или искажает факты, как и в случае с Архундом,  оказывая этим психологическое давление на армянские семьи.

Всего лишь три года назад в прессе был поднят большой шум в связи переполохом на похоронах армянина.

Тело умершего в Стамбуле христианина-армянина было привезено в село Кусгет района Хаззо в Сасуне и должно было  быть похоронено по христианскому обычаю. Однако сердобольные соседи мусульмане поспешили организовать похороны по мусульманскому обычаю, в то время как супруга  и дети покойного были другого мнения и не собирались допустить подобного вмешательства.

Когда от нападения на дом до угроз кровопролития попытки мусульман-соседей » сделать белый мацун черным» успехом не увенчались, а дети покойного не разрешили прочитать над головой отца «Аль Фатиха», соседи решили прибегнуть к испробованному методу давления . Они обвинили армянскую семью в прессе в святотатстве, заявив, что покойный перед смертью добровольно перешел в ислам и совершал намаз, а его дети и супруга заставляют хоронить покойника по христианскому обычаю.

По тому же сценарию развивались события в селе Пиршенк (Փիրշենք) на могиле армянина деда Аруш: мусульманский имам встал на колени на могиле с тем, что провести похороны по мусульманскому обычаю. Когда внуки деда Аруша вмешались, заявив, что они имама не вызывали, а их дед христианин, соседи заволновались:» Вы не знаете, он перед смертью принял ислам и попросил нас его похоронить так».

Вы скажете, что это не умещается в уме или тупая упертость( зорбаютюн). Но я скажу более-это опять серьезнейший пропагандистский механизм, который получил «зеленый свет» именно от государства и попал в активное обращение благодаря прессе, а события в Архунде всего лишь более известный эпизод.

После публикации в «Хурриэт» прошло 50 лет, а в Сасуне подобные случаи пусть и в меньших масштабах, но продолжаются.

Софья Акобян Оригинал публикации: akunq.net


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ


Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.