О свободной Армении мечтали все армяне

О свободной Армении мечтали все армянеВ июне 1920 года в Армении очень активизировались азербайджанцы и другие мусульмане, которые открыто получали оружие и другую помощь из Турции и готовились к восстанию. В Веди и Зангибасар были направлены для инструктажа турецкие военные специалисты. Эти районы фактически не признавали правительство Армении и получали распоряжения из Турции.

18 июня правительство Армении направило Зангибасару ультиматум: признать армянское правительство, разоружиться и изгнать из района турецких и азербайджанских консультантов. Не получив ответа, правительство приказало войскам, стоявшим в Вагаршапате, занять Зангибасар.

В течение нескольких дней весь район был занят армянскими войсками. Как выяснилось после вторжения армянских войск в Зангибасар, в этом районе укрепилось 4000 солдат из местного населения и 600—800 турецких аскяров.

Во время боев был убит сын О. Качазнуни. Район был полностью очищен от мусульманских вооруженных сил и окончательно вошел в состав Армении. Вскоре к Армении были присоединены и другие армянские районы, в которых мусульманское население было настроено против армянского правительства.

Таким образом, летом 1920 года границы Армянской Республики простирались от Карабаха (включительно) до Олти. В эти дни известный армянский поэт Ованес Туманян писал: «Наше поколение — это то поколение, которое еще вчера мечтало о свободной Армении. Об этом мечтали армяне России, Турции, Ирана и различных далеких стран.

О свободной Армении мечтали все слои армянского народа, без различия возраста и пола. Чего бы только ни отдал каждый армянин лишь бы собственными глазами увидеть свободную Армению. И вдруг… Уже осуществилась наша вчерашняя мечта. Свободна Армения, она — самостоятельное государство, признанное всем миром. И она со своим трехцветным флагом стоит в ряду с другими государствами».

Поправлялось и финансовое положение Армении, которая получала щедрые подарки богатых армян со всех концов мира. Приведем здесь лишь несколько примеров. Египетский промышленник Алекопян принял армянское гражданство и все имущество — несколько миллионов долларов — завещал Армении.

Известный банкир А. Мелик-Агарян подарил Армении дом в Тифлисе, стоимостью в 1 миллион долларов. Бакинский банкир Аршак Гукасян подарил Армении 8 миллионов рублей. Ставропольский банкир Попов (армянин) подарил 25 миллионов рублей. Г. Гульбенкян обещал построить в Армении ряд крупных зданий.

В США дашнакская партия собрала полмиллиона долларов. И это было только началом. В последующие годы ожидалось намного больше пожертвований. Однако политическая ситуация не сулила армянам ничего хорошего, и последующие годы принесли армянскому на-
роду новые страдания.

Как мы видели, непосредственно после бескровной советизации Азербайджана, его Ревком потребовал у Армении немедленно покинуть Карабах и Зангезур. Ответа на это требование не последовало, и 1 мая правительству Армении был направлен новый ультиматум, на этот раз — командованием 11-й армии. В нем было сказано:

«На границе Армении и нашего союзника Советского Азербайджана продолжаются военные действия. Рабоче-крестьянское правительство России считает своим священным долгом всеми силами прийти на помощь Азербайджану.

Советское правительство от имени всех трудящихся просит нас о том, чтобы в Азербайджане была окончательно установлена рабоче-крестьянская власть. Спровоцированные Англией, дашнакской партией и мусаватистами столкновения на национальной почве выгодны лишь врагам угнетенных народов и эксплуататорам трудящихся классов Армении и Азербайджана.

Все пограничные споры между Арменией и Азербайджаном могут быть решены лишь волей трудящихся этих стран. Советский Азербайджан не может быть защитником какого-либо шовинистического, националистического или захватнического дела. В Азербайджане уже не может существовать межнациональная ненависть.

Именем Российской Социалистической Федеративной Республики предлагаю правительству Армении немедленно прекратить военные действия в Советском Азербайджане и вывести армянские войска за пределы границ. Это должно быть сделано за 24 часа после получения настоящей программы. Невыполнение этого требования будет расценено как объявление войны Советской России. Наше предложение будет осуществлено силой Красной Армии, а ответственность за последствия ляжет на правительство Армении.

Орджоникидзе, Киров,  Механошин, Левандовский».

Было ясно, что советский Азербайджан продолжает политику мусаватистов, а советская Россия всячески помогает ему в этом. Армении ничего не оставалось, как писать жалобы в различные инстанции. И полетели телеграммы Ленину, Чичерину, Орджоникидзе и
«всем, всем, всем».

А в это время в направлении Карабаха двигалось большое количество войск из Азербайджана и России. 21 мая, войска подошли вплотную к Карабаху, к Дро пришли представители Орджоникидзе – С.Тер-Гавриэлян, Кайдалов и Пернани, которые заявили, что Советская власть решила занять Карабах до реки Айкяр.

Дро ответил, что он всего лишь военный и пришельцы по этому поводу должны обращаться к правительству Армении. Однако пришельцы настаивали и угрожали, и Дро вынужден был отступить. 26 мая он со своим войском удалился в Зангезур.

Правительство Армении решительно протестовало, но и на сей раз ответа не получило. Не помогли и протесты, направленные в Баку, где армянский консул М. Арутюнян вместе со всеми своими сотрудниками был арестован, а здание дипломатического представительства Армении было разграблено.

В деле сотрудничества большевиков и кемалистов большую роль сыграл Съезд народов Востока, который состоялся в Баку. Туда прибыли видные представители панисламистского и пантюркистского движений — Энвер, Халил-паша, Кючюк Талисит, Бехаэддин-паша и другие.

Именно на этой конференции было принято лицемерное решение о том. что для советизации Армении турки должны двинуться на Армению и занять ее до Сарыкамыша. Неизвестно, верили ли большевики этим бредням, но сотрудничать с кемалистами начали очень активно, и Баку превратился в центр деятельности кемалистов.

20 июля из Москвы в Баку вернулся Халил-паша и был встречен советскими властями с большими почестями. Он немедленно приступил к организации исламской армии. Советская власть помогала Халил-паше, оплачивала содержание армии и снабжала ее оружием. Начальником штаба этой армии был один из офицеров генерального штаба Красной Армии.

Из всех концов России, из Крыма, Казани, Уфы, Туркестана и других регионов молодые люди группами направлялись в Азербайджан, где вступали в мусульманскую армию.

Само понятие «мусульманская армия» было противоположно атеистическим основам Советской власти. но такова была «логика» упрямства большевиков, не желавших видеть, с каким далеко нацеленным огнем они начали играть. Под командование Халил-паши были отданы также турецкие военнопленные, возвращавшиеся из Сибири. С этой армией Халил-паша должен был через Карабах и Зангезур пройти в Турцию.

В то время как азербайджанские коммунисты, мусаватисты, кемалисты и младотурки совместно готовились к уничтожению Армении, армянские большевики тоже развернули активную борьбу против Армении: их пропаганда представляла страну как антисоветский центр, где у власти находятся палачи, которые развернули белый террор, и ежедневно там якобы убивают десятки большевиков.

При этом они называли вымышленные факты и цифры, а затем, опираясь на них, делали свои «выводы». Так, газета «Коммунист», орган азербайджанских советов. 20 мая 1920 года писала:
«Когда в Армении рабочий класс и крестьянство 12 мая свергли дашнакское правительство, 3000 маузеристов под руководством продажных деникинских генералов ударили в спину защитникам красного Александрополя и убили 2000 беззащитных рабочих и крестьян.

Этой ценой они восстановили свою контрреволюционную власть. Система дашнакского террора ужасна. Каждого коммуниста убивают на месте. Судьба многих наших товарищей неизвестна, но это не ослабило волю армянского пролетариата, и он готов к новому восстанию. Армения ждет советских войск, и когда эта русская армия вступит в Армению, ни один воин, в том числе и дашнак, не осмелятся стрелять в них».

Та же газета «Коммунист», обращаясь к правительству Армении, писала: «Центральному комитету Азербайджанской коммунистической партии и Красной Армии известно, что ваше правительство душит рабоче-крестьянское движение. Из всех контрреволюционных правительств Закавказья никто не проявил к своим рабочим и крестьянам такой жестокости, как ваше правительство. Опираясь на главного палача, руководителя маузеристов Сепуха и деникинских офицеров, вы объявили своих рабочих и крестьян вне закона.

Массовые расстрелы в Александрополе, Карсе, Сарыкамыше и других местах, массовые аресты рабочих и крестьян и их руководителей, пытка в тюрьмах — все это возмущает совесть азербайджанского пролетариата и Красной Армии. Население бежит от своего правительства и находит убежище в Советском Азербайджане.

Нам известно, что в Карсе вы расстреляли 300 человек. Предлагаем прекратить аресты и расстрелы наших товарищей и освободить всех арестованных. На это вам дается два дня. Если наше предложение не будет выполнено, мы будем считать, что вы решили продолжать свою политику.

Нанешвили, Микоян, Костанян, Авис».

Под влиянием этих вымыслов 4 июня Чичерин телеграфировал в Ереван: «Согласно достоверным сведениям, в Карсе и в других районах Армении арестованы сотни коммунистов. Правительство Армении допускает самосуд и тайно расстреливает коммунистов. В частности расстрелян тов. Микоян (имелся в виду Анастас Микоян — Э. О.).

Советское правительство с большим возмущением узнало о произволе, который чинится в отношении деятелей коммунистического движения».

Так возникали слухи о тысячах арестованных и расстрелянных, тогда как за всю историю большевистского движения в Армении было арестовано 234 человека, из которых 120 были оправданы и освобождены и всего трое расстреляны. Что же касается Микояна, то он никогда в Армении даже и не бывал.

Эта недостойная позиция армянских большевиков, подтасовывание фактов, серьезно помешала переговорам между Арменией и советской Россией, которые уже были начаты и которые могли быть весьма успешными.

Еще 4 мая премьер-министр Армении А. Оганджанян послал Чичерину следующую телеграмму: «2-й Всероссийский съезд рабочих, солдатских и крестьянских депутатов объявил право Армении на самоопределение, а председатель Совета народных комиссаров Ленин 13 декабря 1918 года провозгласил декрет об Армении.

Ссылаясь на эти документы, правительство независимой, единой и демократической Армении предлагает правительству социалистической России начать переговоры о заключении договора между двумя республиками на основе признания независимости Армении и права армян на самоопределение».

17 мая Чичерин ответил: «Советское правительство сообщает свое согласие на заключение договора с правительством Армении, с целью создания дружественных связей между двумя народами. Советское правительство ждет вашей делегации». Когда делегация в составе Л. Шанта (председатель), Тертеряна и Зарафяна прибыла в Москву, они были поражены той атмосферой, которая была создана вокруг Армении посредством статей в газетах «Правда», «Известия» и других.

Эту атмосферу создали армянские большевики, большинство которых никогда не было в Армении, а также действовавшие под маской коммунистов азербайджанцы, такие как Халил-паша и другие.
Но переговоры начались и протекали вначале успешно. Советская сторона приняла все условия армянских предложений, и 10 июня Шант сообщил в Ереван, что русско-армянский договор составлен и будет подписан через два дня.

Но через 20 дней, 1 июля, Шант сообщил в Ереван: «Подписание договора упирается в единственную трудность, связанную с азербайджанской границей. Из Баку всячески стараются помешать заключению договора.

Советское правительство признает справедливость наших требований и не хочет удовлетворить требования Азербайджана и армянских большевиков. Тем не менее последние упорно настаивают на своем и с помощью откровенной лжи влияют на ход переговоров, которые из-за этого затягиваются.

Азербайджанское правительство хочет воспользоваться авторитетом России и фактом присутствия на Кавказе русских войск для осуществления программы мусаватистов по захвату Карабаха и Зангезура и земель, которые бесспорно принадлежат Армении. Россия желает взять на себя роль судьи в армяно-азербайджанском споре. Московское правительство готово быть посредником также между Мустафой Кемалем и Арменией по вопросу Западной Армении».

И так называемым «азербайджанским коммунистам» вместе с армянскими коммунистами удалось оказать воздействие на Москву с тем чтобы подписание договора было отложено. А дальше события развернулись совсем трагично. Армянские и азербайджанские коммунисты Баку послали в Москву делегацию, которая потребовала у советского правительства отказаться от заключения договора с дашнакской Арменией.

С другой стороны, азербайджанский Ревком с помощью 11-й армии занял Горис и постепенно стал продвигаться к Даралагязу. А один из конных полков занял Нахичеван.

1 августа Дро перешел в контрнаступление и отвоевал обратно весь Зангезур. Большевики в панике бежали громя по пути мирное население. В этих боях погибли В. Хорени, А. Миранян, Сако и многие другие. Получив подкрепление, большевики снова вернулись, и снова заняли Горис.

Затем они продвинулись к Кафану и после трех недель жарких боев заняли город. Армянские войска удалились из Зангезура, и только Гарегин Нждэ с группой воинов остался в горах. Таким образом. Карабах и Зангезур перешли в руки Советской власти, а боевые действия перекинулись на Нахичеванский фронт.

1 июля Чичерин телеграфировал в Ереван, что предполагает перенести переговоры в Ереван, для чего из Москвы в Ереван направляется товарищ Легран. Оганджанян ответил, что он не возражает против переговоров в Ереване, однако переговоры могут начаться лишь после прибытия делегации Шанта. 20 июня Легран в сопровождении Халил-паши прибыл в Баку и совещался с коммунистами Азербайджана.

Затем он поехал в Тифлис, где с армянскими представителями А. Джамаляном и А. Бабаляном начал переговоры о прекращении огня в Зангезуре, Нахичеване и Карабахе. 10 августа было подписано соглашение о прекращении огня между советской Россией и Арменией.

Согласно договору, войска советской России должны были занять Карабах, Зангезур и Нахичеван, но этим не решалась принадлежность этих районов. Она должна была решиться по договору, заключенному между Арменией и советской Россией.

14 сентября вернулась делегация Шанта, но только 11 октября в Ереван прибыл Легран со своей делегацией. Она состояла из 47 человек, в ее составе были Саак Тер-Габриэлян, Ашот Оганесян и другие. Армянское правительство встретило Леграна и его делегацию с большими почестями. На следующий день начались переговоры между Леграном и Шантом.

Легран предъявил следующие требования:

1. Отказаться от Севрского договора.
2. Разрешить советским войскам пройти через Армению для соединения с частями Мустафы Кемаля.
3. Пограничные споры с соседями решать при посредничестве советской России.
Армянская делегация категорически отказалась признать первый пункт, а по остальным пунктам дала свое согласие и составила проект договора, по которому Советская Россия признавала независимость Армении и ее неприкосновенность в решении внутренних вопросов.

В состав Армении должен был войти Зангезур, а вопрос Нахичевана и Карабаха должен был решаться впоследствии. Советская Россия должна была немедленно оказать содействие в прекращении войны между Арменией и Турцией. На границе, существовавшей в 1914 году, должна была быть создана нейтральная зона, а армяно-турецкая граница должна была быть определена при посредничестве советской России.

Армения разрешала прохождение советских войск через свою территорию с условием, что 30 процентов вооружения, которое будет переправляться через нее, должны остаться ей — как средство самозащиты. Армения признавала посредническую роль советской России в деле определения границ с соседями. Советская Россия должна была выплатить Армении 2,5 миллиона золотыми рублями и вернуть армянское церковное имущество, находившееся в Москве. Был еще и ряд пунктов. касавшихся беженцев, железных дорог и другого.

Легран принял эти условия и выехал в Баку, чтобы получить окончательное согласие Москвы, затем вернуться в Ереван и подписать договор. Поехал — и больше не вернулся. Проект договора так и остался проектом…

Между тем Турция снова готовилась к окончательной ликвидации Армении. Командующий 15 турецкой армии Кязим Карабекир 7 сентября прибыл в Анкару по вызову Кемаля. На следующий день под председательством Мустафы Кемаля был созван высший военный совет, на котором генерал Кязим Карабекир сделал обзор обстановки на Кавказе и предложил начать общее наступление на Армению, поскольку она является единственной территорией, удобной для Турции в отношении соединения с большевиками территориально.

Военный совет спросил у Карабекира, достаточно ли у него войск для захвата Армении и уверен ли он в том , что ему удастся одержать победу над армянским войском. Карабекир ответил, что он уверен в победе, ибо имеет 4 дивизии, и, кроме того, ему будут помогать местные мусульмане.
Для Мустафы Кемаля оставался, однако, неясным еще один вопрос: как будет вести себя Грузия при нападении Турции на Армению.

По этому поводу Кемаль сделал запрос в Баку, где в это время находилась турецкая делегация для участия в Съезде народов Востока. Член делегации Юсуф Кемаль-бей в срочном порядке поехал в Тифлис, а когда оттуда вернулся, подал в Анкару лаконичную телеграмму: «Дорога открыта».
23 сентября турецкие войска начали — без объявления войны — наступление на Армению.

В тот же день, оправдывая свое бандитское нападение, правительство Турции опубликовало следующее заявление: «Агентство печати Анатолии считает своим долгом информировать мировое общественное мнение о тех боях, которые начались на Кавказе между нашими войсками и дашнакскими вооруженными группировками. Со дня основания правительства Армении существует решение уничтожить, либо выселить, турок, которые составляют 50 процентов населения Армянской Республики.

Следуя этой политике, правительство заселяет беженцами те районы, где раньше проживали турки, и тем самым расширяет пределы своего национального государства. Пользуясь тем, что мусульманское население Армении было беззащитным, дашнаки в течение двух лет продолжали свою разрушительную работу.

Печальная статистика показывает, что до конца 1919 года в Армении сожжены 199 турецких селений, а их население, общей численностью 135 000 человек, в основном уничтожено. И только незначительной части удалось бежать в Баку, где им было предоставлено пособие в размере 260 миллионов рублей.

Дашнаки не ограничились этой резней и, ворвавшись в Азербайджан, сожгли 50 деревень в Карабахе и уничтожили все их население. Эта преступная политика проводилась и в других районах Армении. Защита наших братьев по ту сторону границы, которых преследуют и уничтожают, наш священный долг.

Турецкий народ не имеет захватнических целей ни по отношению к армянскому, ни по отношению к какому либо другому народу. Поэтому ответственность за пролитую кровь ложится исключительно на плечи армян и их империалистических защитников, которые преследуют цель разложения турецкой нации».

Объяснение это при всей его лживости было столь нелепым, что ему не поверили даже сами турки. Для всех было ясным, что Турция намерена посредством оружия и в союзе с советской Россией ликвидировать действие Севрского договора.

Правительство Армении обратилось к народу с призывом, который заканчивался так: «… Граждане! Перед нами турецкие войска. Нам остается либо умереть, либо победить. Мы должны победить. Как бы ни были тяжелы условия, оставьте ваши личные дела, и все отдайте фронту. Не должно быть в Армении ни одного дезертира.

Ни один молодой человек не должен оставаться дома. Все для армии! Крестьянин, рабочий, интеллигент, служащий, ремесленник, студент, женщины — все должны служить нашей армии, ибо только совместными усилиями можно разгромить отвратительную тиранию турецких пашей, и только тогда Армения станет свободной от турецкого мракобесия. Поднимись, народ!

Да здравствует Единая и Свободная Армения!» Правительственный призыв возымел должное действие, народ полностью поддержал правительство. Проходили бурные митинги на улицах, шла запись добровольцев, распространялись листовки с призывами «Все на фронт», писались статьи и прокламации.

Словом, весь народ, все партии — кроме большевиков — были с правительством. Эсеры также выступали с призывом «Все на фронт, все для фронта, в борьбе обретем мы право свое!». В Тифлисе у армянского представительства собралось на митинг 10 000 армян.

Они приняли решение всем отправиться на фронт. Солидарность среди всех слоев населения была абсолютной. В различных странах перед дипломатическими представительствами советской России проходили демонстрации протеста. Социалисты всех направлений выступали с пламенными речами о недопустимости сотрудничества социалистов с ханами и беками. «Россия — не защитник, а могильщик пролетариата», — говорил на митинге в Тифлисе редактор газеты «Трудящийся» Г. Газазян.

Многотысячный митинг протеста возле представительства советской России в Тифлисе вынудил одного из его сотрудников, Старка, выйти к народу с объяснениями. Окруженный своими сослуживцами, он вел один на один диалог с участниками митинга, сумевшими весьма точно, и даже пророчески (несмотря на накал эмоций людей), определить природу власти, победившей в России и сотрудничавшей с турками. Поэтому приводим запись этого диалога довольно подробно, как это дано в книге участника событий тех дней С.Врацяна.:

«СТАРК: Вы, видимо, хотите знать о нашем отношении к событиям на границе Армении?

— Знаем, — прервали его из толпы, — ответьте, что вы. собираетесь делать.

СТАРК: Я отвечу. Рабоче-крестьянская республика России с первого дня своего существования решила признать право наций на самоопределение, вплоть до отделения и независимости.

ТОЛПА: Это только слова. Что на самом деле?

СТАРК: Мы признали это право не только на словах, но и на деле.

ТОЛПА: Лжете, приведите факты!

СТАРК: Пожалуйста факты: мы признали независимость Эстонии, Литвы, Финляндии, Польши.

ТОЛПА: Признали — когда вам поломали зубы!

СТАРК: Признали независимость Грузии. Признали, признаем и будем признавать независимость Армении, поскольку этого желает трудящийся народ Армении.

ТОЛПА: Не признаете! Энвер обидится! Ваш союзник Мустафа-паша тоже, как вы, «хочет» признать. А Карабах, Зангезур, и Казах — что вы о них скажете? Не болтай, а верни наш Карабах!

СТАРК: Наша политика была политикой мира!..

ТОЛПА: (смех, свист, возгласы «Врешь!»)

СТАРК: На многих фронтах пролилась кровь не по нашей вине…

ТОЛПА: … по вашей! По вашей! Придет время — и вы ответите русскому народу за эту кровь!

СТАРК: Эта кровь пролилась по вине Антанты…

ТОЛПА: Врешь! По вине большевиков! Бандиты!..

СТАРК: На Востоке мы защищаем угнетенные народы от Антанты, для нас дороги интересы армянских трудящихся…

ТОЛПА: Лжешь! Не оскорбляй этот народ!

СТАРК: … дороги интересы также иранских, индийских и турецких трудящихся.

ТОЛПА: Неправда!

СТАРК: Однако дашнакская партия взяла сторону империализма и превращает Армению в орудие Антанты.

ТОЛПА: Врете! Дашнакская партия и есть армянские трудящиеся!

СТАРК: Армянский народ должен избрать один из двух выходов: либо он с нами, либо он продолжает свою старую политику. Два месяца назад мы предложили свое посредничество между Арменией и Турцией.

ТОЛПА: Ваше посредничество обернулось событиями в Зангезуре, Карабахе, Казахе и Нахичеване.

СТАРК: Армения до сих пор не ответила, а Турция согласна на наше посредничество…

ТОЛПА: Убирайся! (многократный свист).

СТАРК: Вот мой ответ!»

Под громкий свист и угрозы Старк буквально убежал от разъяренной толпы.

Отрывок из книги Эдуарда Оганесяна «Век борьбы» Продолжение следует

Читать также: Армяне опьяненные революцией в России — 1917 г.Отношение армян к большевистскому переворотуНоябрь 1917 — Перемирие — Новые погромы армян в Баку — Подготовка турок к новой войнеТрапезундские переговоры — Отступление армян в страшных условияхОтступление из Эрзерума — Переход войны в Восточную АрмениюПредательская сдача и падение КарсаГенеральное наступление турок — Армения перед выбором — Свобода или смертьИз истории создания и распада Закавказского СеймаОб истории создания и распада Закавказского Сейма — ПродолжениеВ день падения Закавказского Сейма — Независимость ГрузииНовая цепь конфликтов в ЗакавказьеАмериканская мука пришедшая на помощь катастрофическому положению в АрменииПриказ генералу Дро очистить Лори от грузинских войскРезолюция сенатора Лоджа: Независимая Армения должна включать в свой состав Турецкую АрмениюКомиссия Вильсона: Армянин безоружен в стране где все вооруженыСпорные вопросы между республиками Закавказья — 1920 гВопрос Батума и Трапезунда в Севрском договореЕсли соглашение кемалистов и большевиков потребует Армению как жертву то она будет принесенаРевком: «Народ будет спасен от ига дашнакской партии»

Кут-Халил Халил-Паша                                                                 Старк Леонид Николаевич

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

Scroll to Top