Опубликовано: 28 Апрель, 2019 в 20:25

Кто остался на пути химеры пантюркизма

Кто остались на этом пространстве, которые мешают этому государству окончательно выполнить свою программу? Тут оста-лись только два маленьких народа, народ грузинский и армянский, и ничтожное количество ассирийцев.

Для сплошного мусульманского моря с этими народами очень легко справиться, особенно такому государству, для которого метод борьбы – резня, которое может вырезывать целые народности.

…Она пойдет дальше, она уверена в поддержке известных элементов изнутри, элементов, населяющих Кавказ. И, опираясь на эти элементы, на свои организованные силы, имея перед собой дезорганизованные части, она думает, что может окончательно добиться своего, достичь Баку и разрешить раз-навсегда вопрос так, как его понимает Турецкое государство.

…Вся жизнь этого государства состоит из ряда разрушений, и если нам удалось в течение последнего столетия, с помощью русских и русской культуры, создать кое-какое благополучие на Кавказе, то его мы потеряем, как только нога турецкого чиновника, турецкого солдата и офицера окажется на нашей земле.

…Если придется нам быть побежденными и если придется умереть, то мы, армяне, умрем с оружием в руках»1.

Азербайджанец Рустамбеков от имени «Мусавата» публично заявил, что они не будут воевать против своих единоверцев, но поддержат другие народы Закавказья, на что грузин Джугели возразил, что такой «…нейтралитет носит характер активной поддерж-ки Турции»2.

Все было ясно: если армяне и грузины чувствовали и видели реальную угрозу турок, стремились сохранить единую государственность Закавказья, то у другого члена троицы – азербайджанцев, была иная цель. Заложенная турецкой стороной азербайджанская «мина» должна была взорваться и развалить Закавказье.

После длительного и бурного обсуждения на заседании было принято решение продолжить войну с Турцией.9 апреля на заседании сейма официально было провозглашено создание Закавказской Демократической Федеративной Республики (Закавказская федерация). 14 апреля турки захватили Батуми,

25 – Карс. В день падения Карса большевистская власть сформировала Совет народных комиссаров, который приступил к созданию коммунистического рая. Естественно, первым фундаментальным положением была отмена частной собственности.

Продвижение турецкой армии беспокоило Германию, кото-рая отнюдь не намеревалась уступать союзнику бакинскую нефть и чиатуринский марганец.

Именно по этой причине Германия заставила турок 27 апреля подписать в Константинополе тайное соглашение о разделении сфер влияния: Турции предоставлялись завоеванные территории Грузии и почти вся Армения, а остальное Закавказье должно было отойти Германии.

28 апреля Турция по требованию Германии объявила, что согласна начать мирные переговоры с Закавказской федерацией, но за стол переговоров в Батуми села только 11 мая. 14 мая Грузинский Национальный совет, руководствуясь принципом «хочешь жить – умей вертеться», попросил покровительства Германии, и 25 мая в порту Поти на берег сошло 3-тысячное германское войско.

Армения осталась одна перед турецкой ордой. 13 мая турки заняли Александрополь, разоружили всех мужчин и превратили город в кровавую баню. 21 мая заняли Сардарапат, и если бы не национальное единение в этот роковой миг, судьба армянского на-рода была бы решена. Сардарапатская героическая битва, побед-ные сражения при Караклисе и Баш-Апаране не только предотвратили захват Эривани, Восточной Армении, но и помешали реализации основной программы Турции – достичь Баку и свергнуть советскую власть.

В мае министр юстиции Турции Халил-бей предъявил За-кавказской федерации ультиматум, в котором были следующие строки: «Сотни тысяч тюрков и мусульман терпят в Баку и окрест-ностях кровавое ярмо безжалостных бандитов, так называемых революционеров, и непоправимая катастрофа, угрожающая этим несчастным, становится все более и более неизбежной»1. Далее он заявлял, что Турция не может оставаться непричастной к судьбе единоверцев.

В тот же день в 15 часов состоялось заседание Закавказского сейма, во время которого И.Церетели констатировал: «Приближение Турции и вторжение ее в пределы Закавказья усилило тяготение в сторону Турции, в сторону откола от Закавказского целого, в среде весьма многочисленной национальности, населяющей Закавказье – в среде мусульманской национальности.

…И вот создалось такое положение: огромная часть Закавказья находится в прямом или косвенном подчинении тем, кто ведет переговоры (имеются в виду переговоры в Батуми. – Х. Д.) с нашей делегацией.

Огромная часть Закавказья уже отошла от Закавказской Республики: одни под давлением оружия, я здесь имею ввиду армянскую нацию, которая делала все, что могла, но значительную часть своей территории вынуждена была отдать неприятелю, обладающему физическим перевесом.

Другая часть населения тоже отошла фактически, ибо она в решающий момент не поддержала нас и ее представители (имеются в виду азербайджанцы. – Х.Д.) поддерживают противную сторону, явно или неофициально»2.

Сейм принял свое последнее решение: «Ввиду того, что по вопросу о войне и мире обнаружились коренные расхождения между народами создавшими Закавказскую независимую Республику, и потому стало невозможно выступление одной авторитет-ной власти, говорящей от имени Закавказья, Сейм констатирует факт распадения Закавказья и слагает свои полномочия»1.

Сразу после этого решения Грузинский Национальный совет созвал заседание и через 2 часа провозгласил создание Грузинской Демократической Республики.

27 мая родилась Азербайджанская Республика. 28 мая было провозглашено создание Республики Армения, которой некуда было спешить. Она осталась одна против Турции, Германии и их новоявленных «партнеров» – Азербайджана и Грузии.

28 мая Германия признала Грузинскую Республику, и в Поти было подписано 6 договоров, по которым право монопольной эксплуатации экономических ресурсов Грузии на несколько десятилетий переходило Германии, а железная дорога и порт Поти оказывались под контролем германского военного командования. Уже в июне на всей территории Грузии разместилось 30-тысячное германское войско под командованием генерал-майора Ф.Кресс фон Крессенштейна.

Такова была цена, которую заплатила Грузия, но в этом была своя логика: оказаться под германским игом, сохранив территорию. Более того, стремиться к завоеванию новых террито-рий (пользуясь поддержкой Германии, грузинские войска захвати-ли Туапсе, Сочи, Адлер).

4 июня в Батуми Турция подписала договоры о «мире и дружбе» с Арменией и Грузией, согласно которым, кроме Карсс-кой, Ардаганской, Батумской областей, Турции отходили Ахалкалакский уезд и часть Ахалцихского уезда, Сурмалинский уезд и части Александропольского, Шарурского, Эчмиадзинского и Эриванского уездов и губерний. Турецкие войска получили право беспрепятственного пользования железной дорогой.

С этой минуты между Турцией и Германией началась своеобразная гонка: кто быстрее доберется до Баку – основной цели военных действий в Закавказье.

«Естественное» право на это принадлежало туркам и азербайджанцам. После захвата Баку, завладев нефтью, они бы уничтожили как Республику Армения, так и все восточное армянство.

16 июня провозгласивший Азербайджанскую Республику Мусульманский национальный совет из Тифлиса перебрался в Елизаветполь-Гянджу, а через день было создано правительство во главе с Фатали Хан-Хойским.

Но до того произошли гораздо более значимые события. Сразу после Батумского договора турецкие войска вошли в Елизаветполь, «по ходу» разоружили армянские отряды самообороны и начали готовиться к Бакинской операции.

Нужно отметить, что кроме Баку турецкое командование наметило захватить также Дагестан и другие мусульманские области Северного Кавказа. Для этого было создано войсковое соединение «Восток» (около 28 тысяч человек), а захват самого Баку был возложен на «Кавказскую мусульманскую армию» (около 13 тысяч личного состава и 40 орудий) и мусаватские войска (около 5 тысяч личного состава и 10 орудий).

10 июня турецко-азербайджанские войска начали поход по трем направлениям: северо-восточном – на Шемаху, центральном – по Закавказской железной дороге на станцию Кюрдамир, юго-восточном – на Мугань. В Дагестан был отправлен отряд из 500 человек.

Единственным препятствием продвижению турецко-азербайджанских войск было наличие армянского населения – того на-селения, которое знало об истреблении 1,5 миллионов своих соотечественников в Западной Армении и прекрасно понимало, что его ожидает.

Как отмечает Д.Ананун: «Внешний и внутренний турок – внешний в лице османского паши-завоевателя, внутренний в лице сотрудничающих с ним хана и бека, – пользуясь революционными муками нашего края, обнажил меч против него и стремился, прежде всего, зарезать горло его авангарда – армянства»1.

На своем пути турки и азербайджанцы из 51 армянского села только Нухинского и Арешского уездов уничтожили 48 и вырезали 26.700 человек – 50% мирного населения. Мы не будем здесь описывать эти зверства, сохраняя «свежесть читательского восприятия» для бакинских событий.

Что противопоставляла большевистская власть турецко-азербайджанской военной силе? Бакинская коммуна в целом имела около 18 тысяч солдат и офицеров, 19 орудий, 3 бронепоезда, не-сколько самолетов и 7 кораблей. Из них 13 тысяч должны были воевать на подступах к самому Баку. В июне Советская Россия от-правила в Баку 4 бронемашины, 13 самолетов, оружие и боеприпасы, а в июле – отряд из 800 человек. Главнокомандующим был генерал А.Багратуни.

В ответ на это турки переправили на бакинский фронт еще 2 дивизии. 17 июля начались военные действия, но через 3 дня коман-дир Амазасп вывел свой отряд с поля боя, вследствие чего против-ник занял Шемаху. 30 июля точно также поступил Л.Бичерахов*, который со своим полком покинул фронт, отправился в Дагестан и оставил голым участок фронта в 32 км.

31 июля «Кавказская мусульманская армия» под командованием Нури-паши (1889-1949гг.) – племянника палача западных ар-мян Исмаила Энвер-паши, который сам стал палачом армян Бакинской и Елизаветпольской губерний, – перешла в полномасштабное наступление.

В тот же день пала бакинская интернациональная большевистская Коммуна, и была сформирована новая власть, состоящая из 11 меньшевиков, правых эсеров (Садовский, Тюшков, Бичерахов* и др.), дашнаков* «Диктатура Центрокаспия», чьей первоочередной задачей, естественно, стала оборона города.

Согласно тифлисской газете «Эртоба», военная сила Баку состояла из следующих единиц: в разное время вернувшиеся с фронтов армяне – 10.000 человек, вооруженные отряды дашнаков – 5.000, от-ряд Бичерахова – 2.500, 2-й армянский стрелковый полк – 2.000, интернациональный полк – 2.000, милиция, отряды меньшевиков и отряды обороны – 1.500, прибывший из России большевистский от-ряд – 1.000, две роты бывшего Кавказского полка – 500 – всего 27.000 человек. Однако газета, вероятно, не знала, что с 4 августа в числе оборонявших Баку сил воевало около 1000 английских солдат и офицеров под командованием генерала Денстервиля2.

Здесь необходимо дать некоторые пояснения в связи с мно-гонациональностью и разношерстностью сил самообороны. Дело в том, что, несмотря на то, что почти каждый из них имел свои собственные интересы и цели, вместе с тем на тот момент врагом но-мер один была турецко-азербайджанская армия.

Силы самообороны прекрасно понимали, что прежде всего необходимо противостоять общему врагу и только потом стремиться к осуществлению собственных целей. Б.Ишханян пишет: «Город Баку единственный в своем роде, который еще в первоначальной стадии своих военных действий имея большевико-советскую власть, принял перчат-ку, брошенную внешним врагом и решил защищаться от наступающего противника.

Тогда как большевистская власть и войска в других городах Советской России обычно, без особенно упорного сопротивления, отступали перед австро-германскими войсками, наступающими с запада. Эти вышеупомянутые особенности бакинского фронта надо объяснить тем, что большая часть борющихся сил состояло из армян, которые были особенно заинтересованы в обороне города от нашествия такого исторического врага, как Турция, смертельные удары которого – в случае его победы – в наибольшей мере и прежде всего должны были пасть на голову армянского народа».

«…Армянство бакинское более чем какой либо другой элемент населения Баку, было заинтересовано в обороне города; это было вопросом жизни и смерти для армян». «…Для сопротивления туркам армянам нужны были товарищи по оружию. …Вот по-чему весь армянский народ от мала до велика, без различия пар-тий, приветствовал приход англичан в Баку в начале августа и с восторженным воодушевлением принял их военную помощь на Бакинском фронте»1.

Да, такова была особенность Бакинского фронта: от турецко-азербайджанского захвата город защищали в основном армяне, а также временно объединенные силы, враждующие друг с другом в Первую мировую войну. При этом если армянские вооруженные силы защищали мирное население города и, естественно, в первую очередь, армян, то было ясно, что как только опасность минует, «Диктатура Центрокаспия» и англичане повернут оружие против большевиков.

Однако была еще одна особенность – составляющие около 45% населения Баку азербайджанцы. Линия фронта разделила и «защищала» их от их же соплеменников. Кто бы пожелал такой за-щиты? Получалось, что силы самообороны Баку воевали без тыла, вернее, имея в тылу неразорвавшуюся мину, которая будет приведена в действие в удобное время и принесет смерть и разрушение.

Но пока это время не настало, азербайджанцы Баку выжидали, зато-чив ножи. Первыми предали большевики. 10 августа на конференции они приняли решение и 14 августа со своими отрядами поднялись на 16 пароходов и вышли в открытое море, стремясь достичь Астра-хани. Они не хотели участвовать в сражении, в которое были вовлечены, с одной стороны, их внутренние враги – меньшевики, эсеры, дашнаки, мусаватисты, с другой – внешние враги – турки и англичане. Такова была логика большевиков, в их мышлении так и проходила линия фронта. (Ничего, что армянское население города будет истреблено: мировая революция требовала жертв).

Однако большевикам не повезло: из-за шторма корабли вынуждены были остановиться в открытом море в 40 км от Баку. Их догнали корабли «Диктатуры Ценрокаспия» и, обстреливая, заставили вернуться. В Баку отряды большевиков разоружили, а 35 их главарей арестовали и решили предать военно-полевому суду, что, без сомнения, означало расстрел.

Оставим пока комиссаров под стражей и посмотрим, что происходило на фронте. Турецко-азербайджанская армия иногда добивалась успехов (31 июля, 4-5 августа, 31 августа), но каждый раз получала адекват-ный контрудар.

В августе командир турецкой дивизии Мурсали-бей (Мур-сель, Мурзали) и подполковник германского генерального штаба Паракен предъявили Армянскому национальному совету следующий ультиматум:«…Мы обязаны армянам, что они наших под-данных (господина Неело и его окружающих) вовремя предупредили и дали возможность оставить г.Баку, когда им грозила опасность (имеются в виду мартовские события. – Х.Д.). Тем более мы готовы Вам помочь.

Если же Вы этот город нефти не хотите сдать неповреж-денным и без боя в свободное пользование всем, то должен быть бой. Армянская жизнь и армянское имущество должно быть и будет уничтожено. Но знайте же, что Вы этим играете политику не армянскую и не русскую, а английскую.

…Мы требуем от Вас только:

1.В цельности сдачу г.Баку не разрушенного и не поврежденного и разрешение на использование этого нефтяного города.

Мир и дружбу.

Взамен этого мы Вам обещаем:

Что г.Баку не будет заселен турецкими войсками и что, если Вам желательно, все дороги и доступы к г.Баку могут быть заняты как стражей частью немецких войск.

2.Жизнь, имущество и свобода всех жителей города остаются неприкосновенными.

3.Обстрел города должен быть прекращен.

4.Закрытые нами водопроводы будут сейчас же открыты»1. Армянский национальный совет, естественно, отверг этот ультиматум, аргументируя это тем, что «настоящую войну ведет Россия в лице местной российской власти», имея в виду «Диктатуру Центрокаспия», однако это, несомненно, был слабый довод.

Часть англичан находилась у Баладжары, другая часть – у Волчьих ворот. Между ними располагались позиции русских и армянских солдат. 13 сентября турки атаковали именно эти позиции, заняли три ряда окопов и вышли в тыл к находящимся в Баладжарах англичанам. Последние почти все погибли или были ранены. Линия фронта была прорвана. Поражение было очевидным…

Началось бегство.Город покинула «Диктатура Центрокаспия».

Оставшиеся в живых англичане под началом генерала Денстервиля сели на корабль «Армянин» (ирония судьбы) и отплыли к Персии.

В ночь на 14 сентября группа большевиков освободила из-под ареста своих товарищей. Сначала побег комиссаров планировался на пароходе «Севан», но не получилось, а А.Микояну удалось посадить 35 товарищей на корабль «Туркмен» Т.Амиряна (символичная ирония судьбы). Команда корабля, вместо того чтобы взять курс на «красную» Астрахань, направила комиссаров в «белый» Красноводск, где их «с распростертыми объятиями» приняло «Закаспийское временное правительство».

Во время обыска у Корганяна был обнаружен список на 25 человек, по которому в бакинской тюрьме распределяли продовольствие. Этот список стал «об-винительным актом»: к 25 именам добавили судовладельца Амиряна и 20 сентября всех расстреляли.

Город покинули все, оставляя на растерзание турок и азербайджанцев созидательных, трудолюбивых, талантливых, зажиточных армян. Наступил звездный час палачей: настало время искоре-нить препятствие – истребить беззащитный армянский «элемент», захватить его огромное состояние и одним ударом решить множество национальных, геополитических проблем.

Пока председатель бакинского биржевого комитета, член правления СБН, гласный городской думы, председатель попечительских советов Мариинской женской гимназии и Коммерческого училища Степан Тагианосян, директор нефтепромышленного товарищества «Братья Нобель» Лесснер, консулы Дании и Персии Бьеринг и Мамедхан вели переговоры с турками о сдаче города, премьер-министр Азербайджанской Республики Ф.Хан-Хойский* потребовал у Нури и Мурсель пашей в течение трех дней не вво-дить в Баку регулярные войска: близок был час опьянения местью, азербайджанец должен был самоутвердиться, проливая армянскую кровь…

Все, что произошло после, мы представим в основном опираясь на уникальную книгу Б.Ишханяна. Однако прежде чем перей-ти к этому, хотелось бы «вернуть» читателю еще одного достойнейшего, но, к сожалению, также несправедливо забытого сына наше-го народа.

Бахши Захарьевич Ишханян родился в 1879г. в деревне Ханцк Хаченского уезда Карабаха, в старинном роду обедневших меликов. Окончив на родине начальную и Шушинскую епархиальную школы, в 1899г. поступил в Эчмиадзинскую Геворкяновскую духовную семинарию, а в 1901г. отправился в Германию и поступил в Институт коммерции Лейпцига.

Оттуда активно сотрудни-чал с тифлисскими армянскими периодическими изданиями «Мшак», «Аршалуйс», «Мурч», календарем «Луйс». В Германии Б.Ишханян изучил марксизм, примкнул к социал-демократическому движению и после окончания учебы и получения высшего об-разования статистика-экономиста в 1905г. вернулся в Тифлис и стал главным редактором выходящей раз в две недели газеты «Кянк» – официального органа Социал-демократической армян-ской рабочей организации (позже – партия СДАР). В 1908г. был арестован за революционную деятельность и приговорен к заключению на два с половиной года. Освободившись в 1911г., вновь от-правился в Германию и вернулся в 1913г.

Б.Ишханян обладал не только исключительно плодотворным пером, но был одним из самых видных общественно-политических деятелей, интеллигентом и ученым своего времени. Он автор мн-гих книг, среди которых особенно значимы «Карл Маркс и марксизм», «Фазисы экономического развития», «Армянский вопрос и международная дипломатия», «Экономико-политические взаимоотношения между Германией и Турцией», «Маски сорваны: кто такие большевики?», «Контрреволюционное движение в Закавказье», «Национальный прогресс и классовые интересы», «Развитие милитаризма и империализма в Германии» и т.д. и т.п. Труды, большая часть которых была издана также на русском и немецком языках.

Однако среди всех книг Б.Ишханянна есть одна, которая ценна особой актуальностью, поскольку «Великие ужасы в гор. Ба-ку» – дошедшие до нас через 89 лет свидетельства Очевидца, которые являются не воплями, скорбью и воем, не бессмысленными криками, а веским научным анализом фактических и статистических данных. Эти свидетельства являются базисом нашей «книги-иска», которым турко-азербайджанство должно быть призвано к ответу не только на Мировом суде человеческой совести и нравственности, но и в международных инстанциях с чисто юридической точки зрения.

Во-первых, хотя книга была издана в 1920г., но Б.Ишханян начал ее в мае 1919г. и закончил в день годовщины падения Баку – в сентябре. На титульном листе он отметил:«Чистый сбор – в пользу бакинских армян-сирот», а в предисловии написал: «Сия книга есть мартиролог трагедии армян. И преклоняя голову перед прахом многотысячных невинных жертв, настоящую книгу-мартиролог посвящаем их незабвенной памяти».

Пролистаем страницы этого мартиролога. Как будто предчувствуя существование будущих «оппонентов», Б.Ишханян заявляет: «Нашей единственной и настоящей целью было пояснить и дать истинную картину прошедших событий – найти и изложить фактическую правду.

Этой цели мы могли достигнуть лишь исключительно применив объективный метод науч-ной критики. Мы былы далеки от политических эффектов и тенденций общественной агитации. Следовательно, с самого же начала из нашего дела была исключена возможность преднамеренного освещения фактов и тенденциозного отношения.

Мы смотрели на наше дело как на чисто научное исследование, и статистический метод или язык цифр был тем острым оружием и путеводным светом, которым возможно осветить темные углы и проложить путь к правде и справедливости. Умеющий применить это оружие и этот свет не нуждается в эффектах и с полным правом пренебрегает тенденциозным делом»1.

На другой странице, в связи с одним эпизодом, автор пишет: «Не место и превыше возможности останавливаться на этих душераздирающих подробностях»2. То есть Б.Ишханян стремился, на-сколько это возможно, избежать эмоциональности и, используя приобретенную в Германии высокую квалификацию статистика-экономиста, рассмотреть события только с профессиональной точки зрения. «Душераздирающие подробности» он описывает постольку, чтобы был понятен анализ.

Так как это «превыше возмож-ности» и нашего пера (хотя бы потому, что мы не являемся современниками событий), однако ниже мы представим «подробности», используя «показания» как Б. Ишханяна, так и других свидетелей. Мы должны извиниться перед читателем за длинные цитаты, но хотели, чтобы наше «исковое заявление» было обоснованным и аргументированным.

Поражение на фронте оказалось полной неожиданностью для населения. Люди верили, что англичане и Бичерахов защитят их. Но когда 14 сентября в 14-15 часов английский штаб занял место на судне «Армянин», в городе началась настоящая паника и суматоха.

«Со всех уголков города народ – почти исключительно армянское население – бесконечными караванами бежал и накоплялся на пристанях. Естественно, что при таких условиях эвакуация была организована очень плохо. И что можно было сделать в не-сколько часов при недостаточности пароходов, когда кроме десятков тысяч бегущего населения на те же пароходы надо было нагрузить войско, снаряжение и различное государственное имущество насколько это возможно было в эти несколько часов.

…Берег моря был свидетелем душераздирающих сцен в этом отношении. Громадные толпы желающих бежать и недостаток пароходов создали тот беспощадный переполох, который называется беженской трагедией. Родные теряют друг друга: родители своих детей, брат – сестру, супруги – друг друга, один уезжал, другой оставался за неимением места»1.

Не знаем по какой причине, но Б.Ишханян тоже не сел на пароход. Не знаем почему, но он остался и взял на себя миссию увидеть и описать все, что должно было произойти в Баку. «С утра 15-го сентября город, как беспомощная добыча, простирался у ног врага».

По законам войны, власть в Баку должна была взять победившая сторона – турецкое военное командование и правительство Азербайджанской Республики. Но в извилинах турецко-азербайджанского воспаленного мозга зародился иной дьявольский план. Турки уже имели богатый опыт истребления армян, который с удовольствием предоставили своим соплеменникам.

«Они отдали город в распоряжение диких банд, богатых разбойничьими инстинктами, кровожадных и мстительных. Правительство Нури-паши и Фатали хана не вошло в город, а молча наблюдало с предместьев как с их же согласия и по их же распоряже-нию вооруженная с ног до головы озверелая толпа вместе с аскера-ми день и ночь беспрестанно разрушала и уничтожала богатый го-род, вырезывая и до последней нитки грабя несчастных жителей.

…Три дня подряд (с утра) до 17-го (вечера) – воскресенье, понедельник и вторник новыми хозяевами города считались организованные кровопийцы, многочисленные и разнообразные банды разбойников и погромщиков, состоящие из регулярных турецких войск и мусульманских элементов города и окрестных деревень.

…Новыми хозяевами города оставались все те же разнузданные и кровожадные погромщики. С одной стороны Нури и Мурсель па-шам, с другой Хойскому и Джеваншир-хану было приятнее по за-ранее предусмотренному плану три дня подряд передать на ми-лость банд и погромщиков жизнь и имущество всего армянства го-рода и окрестностей. Пусть режут и громят сколько могут, пусть похищают и насилуют, грабят и расхищают – это им разрешено и предоставлено их силе энергии и способностям»1.

Население Баку тут же разделилось на три категории. Первая – азербайджанцы, победители, соавторы армянского геноцида. Вто-рая – так называемый нейтральный элемент: русские, евреи, грузи-ны, многочисленные славянские и европейские группы. Против них никакой организованной, осознанной политики не проводилось, и если у них были человеческие или материальные потери, то это произошло случайно или спонтанно.

Более того, этот эле-мент использовался турками и азербайджанцами, чтобы показать мировой общественности, что они «цивилизованы» и «демократичны»: азербайджанское правительство публично повесило несколь-ких единоверцев за обычное воровство имущества нейтральных. Турецко-азербайджанская «законность»…

«Третьей категорией было армянское население. Это было козлом отпущения воюющего и обороняющегося Баку. Это армян-ство было той несчастной жертвой, против которой были направлены все стрелы как внешнего, так и внутреннего врагов – турок и татар. Только беззащитный и безоружный армянский народ един-ственный в городе Баку дал из своей среды неисчислимые жертвы без различия пола и возраста – мужчин и женщин, стариков и детей, здоровых и больных и даже детей грудных; до последней нитки был разграблен и разорен, подвергнут насилию и растоптан, оскорблен в элементарных человеческих правах и семейной святости, пленен и в безвестности потерял тысячи людей; армянство единственное в своем роде было эксплуатируемо как животное, побито до полусмерти, подвергнуто голодной смерти как илоты руками людей – чудовищ.

Сентябрьская бакинская трагедия была армянской трагедией по глубине и по размеру. Быть армянином было уже преступлением в глазах турка или татарина и из-за своей национальной при-надлежности «преступный» армянин был достоин оскорблениям, лишениям, мучениям и такого рода наказаниям, возникновению и применениям которых обязаны мы восточным деспотам, которые со всей последовательностью и систематически применялись против армян отпрысками султанов и Чингиз-ханов в 20-м веке»1.

Однако погромы отнюдь не закончились тремя днями: геноцид бакинских армян длился 2 месяца и 2 дня, до 17 ноября. Вечером 16 сентября в город вошла верхушка турецкого командования (а войско – спустя 24 часа). В Баку было пять гостиниц, четыре из которых принадлежали армянам; в этот вечер Нури и Мурсель паши и Фатали-хан организовали пиршество в перво-классной гостинице Григора Тумаяна и Авага Малхасянца «Метрополь», но настоящий пир продолжался за стенами гостиницы: турки и азербайджанцы раздирали армянское тело. 17 сентября в город вошли турецкие регулярные войска, и резня превратилась в настоящее побоище.

Один из германских офицеров, сопровождавший в Баку вторгшегося в Закавказье командующего войсковым соединением, организатора армянской резни в Карабахе (Шуше) Халиля-пашу, уже 21 сентября на вокзале в Тифлисе сказал дипломатическому поверенному РА Джамаляну, имея в виду резню бакинских армян: «Нет, быть христианином и европейцем и быть вынужденным ви-деть такое варварство и молчать выше моих сил, и я в этот же вечер должен подать в отставку»1.

В тот же день германский майор Майер в докладной записке, адресованной командующему германскими оккупационными войсками в Закавказье генералу фон Крессенштейну, пишет следующие строки:

«Как видно, турки и особенно азербайджанцы чувствуют, что будут безобразно заклеймены перед всем миром. … Всеобщее мнение о том, что имело место периодическое уничтожение армян, то есть по меньшей мере через 24 часа после захвата го-рода войску была дана абсолютная свобода… Я только думаю, что невозможно было освободиться от того чудовища, которое вызва-ли, и что на следующий день после сражения войско не было при-годно для использования в полицейских целях и просто рассеялось. Виновата не столько злая воля, сколько скрытая нравственная неполноценность турецкой расы».

Отрывок из книги Хачатура Дадаяна: Армяне Баку. Продолжение следует. Читать также: ПредисловиеПонятия «азербайджанец» до 1918г. не существовалоАрмяне в период российской экспансии в ЗакавказьеАрмяне в развитии нефтяной промышленности БакуАрмянские нефтяники в период продажи нефтеносных участков БакуРазвитие нефтяной промышленности БакуАрмяне в управлении «Съездов бакинских нефтепромышленников»Александр Манташянц — Великий армянинПереговоры нефтепромышленников — Баку 1892 г. — Развитие бизнеса МанташянцаОснование фирмы «А.И.Манташев и К0»-1899г, Нобель, Ротшильд и Манташев в мировой нефтепромышленности, Новый этап в нефтепромышленности Баку — Лианосяны, Тандем Лианосян и Манташянц — Завоеватели мирового рынка нефти, Мир между тремя нефтяными гигантами: Рокфеллера, Детердинга и Лианосяна, Армяне в навигации по Каспийскому морю — 1912г. Мир готовиться к войне, Армяне в промышленности Баку помимо нефти с конца XIX века, Армянская община Баку из глубины веков, Класическая система армянофобии, Геноцид армян Баку 1918-1920 гг.




ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.