Опубликовано: 12 Апрель, 2017 в 20:10

Россия и Армянский вопрос

Россия и Армянский вопросАрмянский вопрос оказался в поле зрения внешней политики России на одной из поздних стадий Восточного вопроса, находившегося в центре внимания России на всем протяжении ХIХ в.

Еще в ХVIII в. усилившаяся Российская империя стремилась утвердиться на Балканах и в Закавказье, получить доступ к «теплым морям». Именно это стремление России явилось причиной не только русско-турецкого противостояния, но и осложнения отношений с ведущими европейскими странами, которые вовсе не были заинтересованы в усилении позиций России в регионе Ближнего Востока.

Осуществляя свои внешнеполитические замыслы, русская дипломатия широко использовала возможность вмешиваться во внутренние дела Турции, оказывать давление на ее правящие круги под предлогом защиты интересов подвластных Османской империи христианских народов, в т. ч. армян.

Подобная политика России явилась основой формирования русской политической ориентации не только восточных, но и западных армян, что неоднократно проявлялось во время русско-турецких войн. Армянские общественно-политические круги возлагали на Россию большие надежды в решении Армянского вопроса, освобождении Западной Армении от турецкого ига, восстановлении армянской государственности.

Русская политическая ориентация западных армян, наряду с другими факторами, способствовала росту антиармянских настроений в Османской империи. Нетерпимость турецких правящих кругов к армянскому населению особенно усилилась после победы России в русско-турецкой войне 1877—78, когда восточные армяне представили прошение наместнику Кавказа, а армянские общественно-политические круги Османской империи официально обратились к русскому командованию и двору — с просьбой о содействии в защите интересов западных армян при выработке условий мирного договора с Турцией.

Воспользовавшись этими обращениями, Россия включила в Сан-Стефансккй договор 1878 ст. 16, согласно которой Турция обязывалась осуществить необходимые реформы в населенных армянами местностях до вывода русских войск из Азиатской Турции. Однако эта попытка России прочно утвердиться на Армянском нагорье натолкнулась на сильное сопротивление ее главного соперника на Ближнего Востоке — Великобритании, которая совместно с другими европейскими державами сумела настоять на созыве Берлинского конгресса 1878 — в целях пересмотра условий Сан-Стефанского договора и лишения России возможности воспользоваться плодами победы над Турцией.

На Берлинском конгрессе русская дипломатия оказалась в изоляции и была вынуждена отказаться от целого ряда условий Сан-Стефанского договора. В частности, была пересмотрена ст. 16, вместо которой в Берлинский трактат была включена ст. 61, подтверждавшая обязательство турецкого правительства осуществить в армянских областях необходимые реформы, однако контроль над выполнением этого обязательства возлагался уже не на Россию, а на подписавшие Берлинский трактат европейские державы.

После Берлинского конгресса стремление правящих кругов Османской империи покончить с Армянским вопросом посредством ликвидации армянского населения переросло в решимость. Правительство султана Абдул Гамида II ожесточило преследования армян, приступило к их массовой резне (см. Погромы армян 1894—1896). Резня армян, ознаменовавшая собой начало политики геноцида, происходила на глазах равнодушной Европы.

Однако под давлением общественного мнения европейских стран Великобритания, выдававшая себя за «покровительницу армян», разработала и представила Высокой Порте программу реформ в населенных армянами местностях Турции (см. «Майские реформы» 1895). Эта программа преследовала цель ограничить активность России в Армянском вопросе.

В этот же период царское самодержавие осуществляло в Закавказье политику русификации, открыто выступало против образования в Азии такой территории, где «армяне пользовались бы исключительными привилегиями». После того, как Болгария, получившая освобождение при содействии России, не спешила стать ее вассалом, царская дипломатия устами своего министра иностранных дел А. Лобанова-Ростовского заявила, что она не позволит создать «новую Болгарию» (имея в виду Армению).

Антиармянская политика царского, правительства с новой силой проявилась в начале ХХ в., когда был принят Закон о конфискации имущества армянской церкви 1903, попиравший национальные права и достоинство армянского народа. Ответом на реакционную политику царского самодержавия явилось мощное выступление армянских народных масс во всем Закавказье, вынудившее царские власти, в условиях начавшейся первой русской буржуазно-демократической революции, отменить антиармянский закон.

В начале ХХ в. в Османской империи усилилась борьба против султанского режима. Оппозиционные силы, возглавлявшиеся младотурками, сумели совершить в 1908 переворот и прийти к власти. Армянские общественно-политической круги Турции, прежде всего партия Дашнакцутюн, возлагали определенные надежды на новые власти, полагая, что в конституционной Турции будут соблюдаться права нетурецких народов. Однако вскоре наступило жестокое разочарование: в 1909 правительство младотурок организовало резню армян Аданы, и окрестных сел, жертвой которой стало свыше 30 тыс. человек (см. Аданские погромы 1909).

После аданских событий армянские общественно-политические круги вновь стали ориентироваться на Россию, которая, в свою очередь, в преддверии назревавшей в Европе большой войны, «была заинтересована в обеспечении поддержки со стороны армянского народа. Как отмечал лидер кадетов П. Милюков, армяне, находившиеся на перекрестке России и Турции, приобретали большое политическое значение. В условиях Балканских войн (1912-13) русская дипломатия взяла на себя роль «защитницы армян». В этот период Россия явилась инициатором разработки новой программы реформ в армянских областях Османской империи (см. Армянские реформы 1912—14).

После почти двух лет дипломатической волокиты, в которой участвовали посольства шести европейских государств в Турции, России удалось обязать турецкий государство дать согласие на осуществление новой программы реформ (см. Русско-турецкое соглашение 1914), согласно которому армяне должны были получить довольно широкую автономию в области управления, судопроизводства, военный службы, употребления родного языка и других— при контроле со стороны европейских держав, прежде всего России.

Однако эта программа также осталась не осуществленной, поскольку начавшаяся первая мировая война 1914—18 позволила турецкому правительству не только отказаться от проведения реформ, но и осуществить давно задуманное намерение — решить Армянский вопрос путем полного уничтожения армянского населения Османской империи.

Начавшаяся в 1914 первая мировая война и вступление в нее на стороне Германии султанской Турции ознаменовали новый этап в политике России в отношении Армянского вопроса. Военные действия на Кавказском фронте начались в декабре 1914 наступлением турецких войск в Карсском направлении. Однако вскоре русские войска остановили наступление турок, перешли в контрнаступление, осуществили на протяжении 1914— 16 ряд успешных наступательных операций и к началу 1917 вышли на подступы к Мосулу и Сивасу.

В результате этих действий русские войска заняли значительную часть Западной Армении, где, однако, почти не осталось армянского населения, поскольку после начала войны оно было уничтожено или депортировано турецкими властями (см. также Первая мировая война и Армения). Восточноармянские общественно-политические круги связывали с успехами русского оружия определенные надежды на освобождение Западной Армении, более того — даже на воссоздание армянской государственности.

Однако вскоре стало ясно, что царское правительство вовсе не намерено осуществить чаяния армян. С занятием части территории Западной Армении русскими войсками возникла необходимость установления единой военно-административной власти. В первый период войны на занятых землях Западной Армении было создано несколько военно-административных единиц — округов, начальники которых подчинялись старшим командирам тех частей Кавказской армии, которые были расположены в данном округе.

В начале 1916 правительство образовало специальную комиссию для выработки положения об управлении занятыми в ходе войны областями Турции. 5 июня 1916 это положение было утверждено царем.

Согласно этому положению было образовано Военное генерал-губернаторство областей Турции, занятых по праву войны; губернатором был назначен генерал Пешков (см. Турецкой Армении генерал-губернаторство). Тот факт, что в наименовании генерал-губернаторства даже не упоминалась Западная Армения, достаточно ясно свидетельствовал, что царское правительство не помышляло о создании какой-либо армянской автономии и что после окончания войны, в случае, если эта территория останется в руках России, генерал-губернаторство может быть превращено в обычную губернию России.

На административные должности в генерал-губернаторстве были назначены высшие офицеры Кавказской армии, на канцелярские должности — русские чиновники. Истинные намерения царского правительства в отношении Западной Армении проявились в планах колонизации занятой территории. Царские власти не стремились создать условия для возвращения в Западную Армению ее исконного населения — армян; напротив, возникли планы заселения Западной Армении русскими переселенцами.

Инициатором подобного освоения Западной Армении явился министр земледелия Кривошеин, командующий Кавказской армией генерал Н. Юденич также считал необходимым заселить пограничные с Россией местности Алашкерт, Диадин и Баязет переселенцами с Кубани и Дона и образовать здесь т. н. «новоевфратское казачество» — в качестве надежной опоры русского царизма. В этой связи царские власти всячески препятствовали переселению в Западную Армению армян с Кавказа, а также возвращению на свои прежние места жительства армянских беженцев, уцелевших от резни.

Но полностью воспрепятствовать возвращению западных армян на свою родину царским властям не удалось. Пока велась работа по подготовке переселения в Западную Армению русского населения из глубинных губерний страны, земли Западной Армении надо было обрабатывать, а начавшееся там строительство требовало рабочих рук.

Поэтому царские власти были вынуждены разрешить армянским беженцам возвратиться в Западную Армению (см. Беженцы армянские). Но они не могли получить принадлежавшие им ранее земли, т. к. земля Западная Армении была объявлена государственных собственностью России; армянские беженцы получили право пользоваться землей на довольно тяжелых условиях аренды. Получить землю в собственность могли лишь те западные армяне, которые представляли купчие или другие документы, подтверждавшие их право на землю. Как правило, западные армяне таких документов не имели.

В годы войны царское правительство предприняло определенные меры для экономического освоения Западной Армении. Велась работа по изучению рудных богатств этого края, разрабатывались угольные месторождения, солерудники, были построены новые железнодорожные ветки, шоссейные дороги, началась реконструкция портов Трапезунда, Ризе.

Осуществление планов колонизации Западной Армении было прервано Февральской революцией 1917, свергнувшей царское самодержавие. Временное правительство России, и Армянский вопрос. Свержение царского самодержавия, изменение политической ситуации в стране вновь породили у армянского народа надежды на решение Армянского вопроса.

4 марта 1917 Временное Правительство опубликовало постановление об отмене религиозных и национальных ограничений. 14 и 23 марта католикос всех армян Геворг V направил приветственные телеграммы председателю Временного комитета Государственной думы М. Родзянко и министру-председателю Временного правительства Г. Львову, где Временное Правительство признавалось «единственным защитником малых народов», в т. ч. армян, выражалась надежда, что война будет продолжена до победного конца, и что «Россия создаст на бывших турецких вилайетах Армению». С этой целью католикос выступил инициатором создания союза армян, депортированных из местностей Турции.

9 апреля 1917 Временное Правительство приняло постановление «О самоопределении наций». 12 мая министр юстиции А. Керенский призвал русских солдат продолжать войну не ради «захватов и насилия», а ради «спасения свободной России». Армянские общественные круги поддерживали политику продолжения войны, поскольку с победой России и поражением Турции связывались надежды на освобождение Западной Армении и восстановление армянской государственности. В силу этого большинство армянских политических партий содействовало Временному правительству, поддерживало его лозунг о «войне до победного конца».

После Февральской революции армянская общественность выступила с требованием о предоставлении армянскому народу возможностей воспользоваться плодами демократической революции, прежде всего — равноправием. Далее этого требования не простирались; армянские общественные круги заняли выжидательную позицию. В после-февральский период Армянский вопрос воспринимался армянскими политическими партиями не только как вопрос Западной Армении; в условиях обострения межнациональных противоречий в Закавказье Армянский вопрос охватывал также в определенной степени внутренние национальные проблемы Закавказья, в частности вопрос т. н. «спорных территорий».

В свою очередь западные армяне требовали создания возможностей для возвращения на родину, создания демократических порядков, разоружения действовавших в Западной Армении вооруженных банд, удаления царских чиновников, создания армянский милиции, государственного содействия восстановлению края. После свержения царизма в Западной Армении сохранялось созданное царским правительством Военное генерал-губернаторство областей Турции, занятых по праву войны.

26 апреля 1917 было опубликовано постановление Временного правительства, по которому гражданское управление занятой русской армией территории Западной Армении передавалось непосредственно в ведение Временного правительства. Создавался пост Генерального комиссара Турецкой Армении и занятых по праву войны областей Турции, на который был назначен П. Аверьянов начальник снабжения Кавказского фронта.

Генеральному комиссару подчинялись создаваемые административные органы. 6 августа 1917 заместителем начальника гражданской части комиссариата был назначен А. Завриев (Заварян) 9 сентября 1917 по приказу П. Аверьянова из провинций Западной Армении были образованы три области: Эрзрумская (комиссар — Я. Глотов), Хнусская (комиссар — Н. Никоненко), Ванская (комиссар — К. Амбарцумян). При комиссаре каждой области были созданы областные советы. Несмотря на эти мероприятия осуществленные Временным правительством, в Западной Армении не удалось создать устойчивый порядок, удовлетворить требования населения. Западная Армения интересовала Временное правительство России прежде всего в аспекте экономического освоения.

Советская Россия и Армянский вопрос

В октябре 1917 в России произошла социалистическая революция. Временное правительство было свергнуто. Советской правительство объявило о своем отказе от всех грабительских договоров, заключенных Россией до социалистической революции, провозгласило новые принципы внешней и национальной политики.

29 декабря 1917 был принят декрет Совета Народных Комиссаров Советской России «О Турецкой Армении», которым советской правительство заявило, что оно защищает право армян Турецкой (Западной) Армении на свободное самоопределение — вплоть до полной независимости (см. Декрет «О Турецкой Армении»).

Однако предусмотренные в декрете мероприятия не были подкреплены действенными гарантиями их осуществления; к тому же русские войска покинули занятую ими в ходе военных действий территорию Западной Армении. В силу этого декрет не был осуществлен.

Провозгласив декрет о мире, советское правительство вступило в переговоры с Германией и ее союзниками с целью заключения мирного договора и обеспечения выхода Советской России из войны.

Согласно заключенному в марте 1918 Брест-Литовскому договору (см. Брестский мир 1918), Советская Россия, наряду с территориальными уступками Германии, уступила Турции всю Западную Армению, а также часть Восточной Армении, вследствие чего территория Армении, где в мае 1918 была восстановлена армянская государственность, едва достигала 10 тыс. кв. км.

Взаимоотношения Советской России и Республики Армении развивались весьма сложно, во многом определялись отношениями между Советской Россией и Турцией, особенно после того, как в Турции стало набирать силу Кемалистское движение. Советская Россия, стремилась оторвать Армению от Антанты, одновременно всячески поддерживала кемалистскую Турцию, рассматривая ее как антиимпериалистический фактор на Ближнем Востоке. При этом игнорировалась захватническая политика кемалистской Турции в отношении Армении.

В 1919 на своих Эрзрумском и Сивасском конгрессах кемалисты приняли решения, согласно которым Армении не должно было быть уступлено ни пяди земли. Эти решения затем легли в основу т. н. «Национального обета», принятого турецким парламентом. На состоявшейся в июле-августе 1920 в Москве первой русско-турецкий конференции правительство Советской России официально признало требования «Национального обета» (см. Московская первая русско-турецкая конференция 1920).

Поэтому проходившие в это же время в Москве переговоры с делегацией Республики Армении (см. Шанта миссия) не дали результатов.

По этой же причине в Соглашении между РСФСР и Республикой Армении 10 августа 1920, подписанном в Тифлисе, говорилось лишь о признании со стороны Советской России государственности, созданной в Восточной Армении и об урегулировании относящихся к ней территориальных вопросов, а вопрос о территории Западной Армении не затрагивался вовсе.

28 октября 1920 делегации Советской России и Республики Армении подписали в Ереване проект мирного договора, согласно которому признавалась независимость Республики Армении, Турция отводила свои войска к границам 1914, Зангезур и Нахичеван оставлялись Армении. Принималось посредничество Советской России в решении вопроса о Западной Армении.

«Республика Армении, — говорилось в проекте договора, — исходя из намерений дружественного разрешения спорных территориальных вопросов в областях Турецкой Армении с правительством Великого национального собрания Турции, готово принять дружеское содействие в решении этих вопросов правительства РСФСР».

Условиями согласия правительства Республики Армении на посредничество советского правительства признавались отвод турецких войск на бывшую русско-турецкую границу; отказ Турции от Брест-Литовского договора и Батумской конвенции; безоговорочное признание Турцией независимости Республики Армении. Для введения договора в действие надо было получить одобрение правительств Советской России и Советского Азербайджана.

4 октября 1920 в Баку состоялось совместное заседание Кавказского бюро ЦК РКП (б) и Политбюро ЦК Компартии Азербайджана, в котором принял участие также И. Сталин.

Заседание отвергло проект договора. Поскольку в заседании принимал участие И. Сталин — член ЦК РКП(б), решение было признано окончательным. Поражение Республики Армении в турецко-армянской войне, начавшейся осенью 1920, резко изменило отношение Советской России к Республике Армении.

Потерпевшая поражение, оказавшаяся в безвыходном положении, Республика Армении была вынуждена подписать с РСФСР 2 декабря 1920 соглашение, согласно которому Правительство Армении уступало на определенных условиях власть большевикам, в Армении устанавливалась советская власть (см. Соглашение между РСФСР и Республикой Армении 1920). Об Армянском вопросе в соглашении ничего не говорилось.

26 февраля — 16 марта 1921 в Москве состоялась вторая русско-турецкая конференция, призванная упорядочить взаимоотношения Турции с советскими республиками. По требованию Турции делегации Советской Армении не было разрешено принять участке в этой конференции, хотя на ней должны были рассматриваться вопросы, жизненно важные для Армении (см. Московская вторая русско-турецкая конференция 1921).

По окончании конференции 16 марта 1921 в Москве был заключен русско-турецкий договор, по которому к Турции, отходили Карсская область и Сурмалинский уезд; отделялись от Армении и передавались под государственный суверенитет Советскоого Азербайджана Нахичеванский уезд, большая часть Шарур-Даралагязского уезда.

Согласно договору, Советская Россия обязывалась предпринять шаги в отношении закавказских советских республик, необходимые «для обязательного признания этими республиками в договорах, которые будут заключены ими с Турцией, статей настоящего договора, непосредственно их касающихся» (Документы внешней политики СССР, т. III, 1959, с. 602).

Т. о. без участия правительства Советской Армении, по существу за спиной армянского народа были решены вопросы, затрагивающие жизненные интересы Армении (см. также Московский договор 1921).

Для того чтобы придать этому договору законный характер, было решено созвать специальную конференцию с участием представителей Советской России, трех советских республик Закавказья и Турции. Эта конференция состоялась в октябре 1921 в Карсе (см. Карсская конференция 1921).

Был подписан Карсский договор 1921, повторявший положения Московского договора 1921. Т. о. Московский и Карсский договоры 1921, признав за Турцией право владения территориями, обозначенными в провозглашенном парламентом Турции в январе 1920 «Национальном обете» свидетельствовали о том, что Советская Россия не была заинтересована в разрешении Армянского вопроса.


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *