Опубликовано: 22 Декабрь, 2016 в 1:20

Меры по защите российских посольств и дипломатов

Меры по защите российских посольствУбийство посла России в Турции Андрея Карлова спровоцировало дискуссии о том, насколько эффективно обеспечивается охрана работающих за рубежом дипломатов. В среду Госдума призвала принять меры по усилению защиты российских диппредставительств. Завтра схожее заявление должен принять Совет федерации (СФ).

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Впрочем, по словам опрошенных экспертов и дипломатов, самое уязвимое место — это не охрана зданий, а выездные мероприятия. Единственный выход — их максимально строгий отбор, а также обязательное требование к стране пребывания обеспечивать повышенную безопасность сотрудников российского МИДа.

«В перекрестье прицелов»

Выразив соболезнования родным, близким и коллегам убитого в Анкаре посла Андрея Карлова, депутаты Госдумы отметили: должны быть приняты дополнительные меры безопасности, исключающие в дальнейшем саму возможность нападения на сотрудников российских диппредставительств.

В Совете федерации этот вопрос планируется поднять в пятницу. По словам члена комитета СФ по международным делам Игоря Морозова, должна быть пересмотрена «организация обеспечения безопасности для послов и диппредставительств в зоне боевых действий и в странах с высоким уровнем политической угрозы».

«Думаю, проанализировать это может Совбез России или межведомственная комиссия в силовых органах»,— сказал господин Морозов. Кроме того, по его словам, в пятницу сенаторы «выступят с осуждением терроризма, предложением сделать все возможное для создания общего антитеррористического фронта и обращением к парламенту Турции с просьбой оказать полное содействие расследованию теракта в Анкаре».

То, что вопрос об усилении безопасности дипломатов стоит в повестке заседания, подтвердил первый зампред комитета СФ по международным делам Владимир Джабаров, предположив: конкретные меры сейчас в соответствии с указанием президента РФ Владимира Путина разрабатывают «силовики и в первую очередь МИД».

Владимир Джабаров выразил мнение, что охрана должна предоставляться послам (особенно работающим в горячих точках) в обязательном порядке. Сейчас глава диппредставительства сам принимает решение о том, нужна ли ему охрана, и этот порядок после теракта в Анкаре не поменялся.

О том, что «пока никаких изменений в регламенте выездных мероприятий не предусмотрено», в среду сообщил, в частности, пресс-секретарь посольства РФ в Аргентине Валентин Смирнов.

Нет уверенности, что все дипломаты согласятся с предложением сенатора Джабарова. «Если посол будет ходить “под зонтиком”, то толку от него не будет никакого. Он должен быть свободен в своих отношениях, встречах, разговорах, появлениях на публике.

Он должен быть открытым. В общем, я ходил без охраны»,— заявил экс-посол РФ в Колумбии Виталий Макаров, работавший в этой стране в разгар военного конфликта между правительством и повстанческими группировками.

Напомним, посол Андрей Карлов находился 19 декабря в Центре современного искусства Анкары без охраны. Это позволило 22-летнему Мевлюту Мерту Алтынташу приблизиться к нему и нанести девять огнестрельных ранений.

Как заявил в среду глава МИД РФ Сергей Лавров, трагедия стала новым подтверждением того факта, что «дипломат всегда находится в перекрестье прицелов — не только фигуральных, но и фактических».

Под защитой спецназа

«С точки зрения международного права ответственность за сохранность посольств, безопасность зданий и жизни персонала возлагается на местную сторону»,— напомнил зампред Ассоциации российских дипломатов, бывший посол РФ в Саудовской Аравии Андрей Бакланов.

Обязательство «уважать и охранять помещения представительств», а также обеспечивать безопасность дипломатов — «даже в случае вооруженного конфликта» — записано в Венской конвенции о дипломатических сношениях от 1961 года.

«Если местная сторона чувствует, что в силу тех или иных причин не в состоянии обеспечить безопасность посольства на должном уровне, она должна связаться с его руководством и сообщить об этом, желательно в письменном виде, чтобы внести необходимые корректировки в работу по обеспечению безопасности дипмиссии и ее сотрудников,— продолжает Андрей Бакланов.

— Кроме того, посольство может обратиться к местной стороне с просьбой принять дополнительные меры по обеспечению безопасности».

«Могу сослаться на личный опыт. Когда я был дуайеном группы европейских посольств в Эр-Рияде (старшим по дипломатическому классу и времени аккредитования дипломатом), то от их имени передавал коллективное обращение к министру иностранных дел Саудовской Аравии для принятия дополнительных мер по охране посольств, учитывая напряженную обстановку с безопасностью, возникшую после терактов 11 сентября 2001 года,— рассказывает Андрей Бакланов.— Речь шла об использовании комплексных мер, включая установление полицейского оцепления по периметру посольств и даже использование бронетранспортеров».

В целом обеспечение безопасности диппредставительств РФ за рубежом возложено на Службу внешней разведки (СВР). В каждом посольстве есть офицер по вопросам безопасности. Вход в дипучреждения охраняют дежурные коменданты, а внешний периметр — местные полицейские.

Что касается особо горячих точек, то охраной дипломатов там занимается созданный в 1997 году в рамках СВР отряд спецназа «Заслон». «Когда я работал послом в Йемене, у меня тоже была такая охрана, поскольку были угрозы в мой адрес. Мне прислали ее из Москвы.

Телохранители сопровождали меня при всех выездах,— рассказал радиостанции “Коммерсантъ-FM” экс-посол России в Йемене и Иордании Александр Калугин.— Также можно нанять за деньги частных охранников. В Иордании помимо дежурных комендантов по периметру были еще и сотрудники местной частной компании».

По словам президента Международной контртеррористической тренинговой ассоциации Иосифа Линдера, разумным было бы создание специального подразделения при самом МИДе, потому что «Заслон» действует в рамках СВР, а это может вызывать опасения у принимающей страны.

«Когда разрешение на работу в стране получает сотрудник службы охраны МИДа, а не разведки, это будет совсем другое дело»,— пояснил эксперт. По его словам, для повышения уровня защиты посольств необходимо увеличение финансирования и политическая воля, однако «если вопрос поставит сам президент, то и все проблемы решатся».

Пока новые возможные меры еще только обсуждаются, но охрана российских дипмиссий уже была усилена — об этом после убийства посла Карлова распорядился Владимир Путин. Циркулярное указание было направлено всем российским диппредставительствам за рубежом.

Причем оно затронуло не только горячие точки, но и вполне благополучные страны. Так, с понедельника у здания российского посольства в Аргентине (расположено в центре Буэнос-Айреса в фешенебельном районе Реколета) дежурят дополнительные наряды федеральной полиции. О принятии «всех необходимых мер» сообщили и в целом ряде других посольств, при этом из соображений безопасности не раскрывая никаких деталей.

За периметром безопасности

О том, как обеспечивается безопасность российской дипломатической миссии в Анкаре, рассказал экс-посол РФ в Турции (2003–2007 годы) Петр Стегний. Комплекс зданий российского посольства в столице Турции расположен на большой территории (4 га) и прекрасно защищен с помощью самых разных инженерных решений.

«Там очень хорошо продуман режим работы и есть одна особенность — своей резиденции у посла нет, он живет в самом посольстве,— рассказал господин Стегний.— Выход из столовой посла — прямо в кабинет. Этот режим уходит корнями в непростые советские годы, когда Турция была форпостом НАТО. Пребывание нашего посла на рабочем месте требовалось постоянно».

Впрочем, опрошенные эксперты и дипломаты сходятся во мнении, что главная проблема как в Турции, так и в других странах — не в охране зданий, а в обеспечении безопасности на выездных мероприятиях. Что и подтвердила трагедия 19 декабря.

По мнению одного из собеседников, много лет проработавшего в странах Ближнего Востока и осуществлявшего там взаимодействие с местными силовыми структурами, организаторы теракта в Анкаре «выбрали самое узкое место в системе безопасности российских послов за рубежом и нанесли удар именно туда».

«Это узкое, уязвимое место — общественное мероприятие, на котором не присутствуют местные высокопоставленные чиновники»,— говорит собеседник. И добавляет: «Если бы в открытии фотовыставки участвовал, например, какой-то турецкий министр, безопасность мероприятия обеспечивалась бы совсем на другом уровне.

Проверка была бы гораздо более тщательной, террорист едва ли смог бы усыпить бдительность охранников своим полицейским удостоверением и пронести в зал пистолет».

Как считает источник, «силами посольств, которые весьма ограниченны, едва ли можно обеспечить безопасность посла на каждом мероприятии, которое он посещает».

Выходом, по мнению собеседника, может стать «максимально строгий отбор мероприятий, в которых участвует посол, и обязательное требование к стране пребывания обеспечивать повышенную безопасность на этих мероприятиях — с обязательным привлечением местных спецслужб, специализирующихся на охране официальных лиц».

Фвторы: Павел Тарасенко, Максим Юсин, Кирилл Кривошеев, Сергей Строкань, Георгий Степанов; Аэлита Курмукова, Буэнос-Айрес.


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ


Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *