Опубликовано: 28 Ноябрь, 2016 в 0:37

Сотрудничество России и Индии дает трещину

Сотрудничество России и ИндииЗаместитель гендиректора «Росатома» Николай Спасский объявил, что фактическое строительство третьего и четвертого блоков АЭС «Куданкулум» в Индии начнется в первом квартале 2017 года. Впрочем, несмотря на успехи в отдельных областях, в последнее время имеющее 70-летнюю историю сотрудничество России и Индии начало давать трещину.

Фото: Фото: auspng.lowyinstitute.org

Россия 24 сентября — 10 октября впервые в истории провела совместные учения с главным соперником Индии Пакистаном. Правительство Нарендры Моди, в свою очередь, дрейфует в сторону сближения с США и Японией, в которых страна видит противовес союзнику России Китаю. О том, в чем будущее отношений между Москвой и Нью-Дели, корреспондент “Ъ” МИХАИЛ КОРОСТИКОВ поговорил с руководителем Индийского центра Карнеги РАДЖОЙ МОХАНОМ.

— Как бы вы оценили текущий статус российско-индийских отношений?

— Они развиваются хорошо, хотя есть и вызывающие недоумение явления — например, совместные российско-пакистанские учения. Но встреча Владимира Путина и Нарендры Моди в Гоа (15 октября.— “Ъ”) прошла хорошо. Есть две основные проблемы российско-индийских отношений. Во-первых, у нас не получается развивать сотрудничество за пределами военного, атомного и нефтегазового секторов.

Человеческих связей между нашими народами пока мало, это плохо. Во-вторых, для Индии все большей угрозой становится поднимающийся Китай. Для России Китай — партнер в противостоянии с Западом. Это может в будущем вызвать противоречия, конечно.

Точно так же Индия намерена поддерживать хорошие отношения с США и в этом плане, конечно, также может вызвать недовольство России. Чтобы на наши двусторонние отношения не влияли чрезмерно наши отношения с третьими странами, нам нужно наращивать двусторонний экономический базис.

— В России существует мнение, что во время правления премьер-министра Нарендры Моди Индия усиливает свое сотрудничество с США в ущерб солидарности по линии БРИКС. Вы с этим согласны?

— Я бы сказал, что господин Моди продолжает тот курс, который был взят после 1991 года: экономические реформы и наращивание взаимодействия с США и Японией при сохранении хороших отношений с Россией. Контракт на строительство атомной станции с Россией был начат предыдущим правительством, но Нарендра Моди успешно его продолжает. Он уверен, что способен выстроить хорошие отношения со всеми.

— Возвращаясь к уже упомянутым российско-пакистанским учениям. Как к ним отнеслись в Индии?

— Честно говоря, все были сильно удивлены. Россия считалась верным союзником Индии в индо-пакистанском конфликте по поводу Кашмира. У нас, кстати, были по этому поводу проблемы с Вашингтоном и европейцами, но Россия всегда четко придерживалась индийской позиции. И в Индии это всегда очень ценили.

Самое негативное здесь то, что учения пришлись на очень плохую для индо-пакистанских отношений неделю и поддержка Россией Пакистана нанесла по ее репутации в Индии серьезный удар.

— Существует мнение, что это был шаг, направленный на поддержку не столько Пакистана, сколько Китая, который состоит с Пакистаном в очень хороших отношениях. Что вы об этом думаете?

— Я полагаю, что это так. Китайцы в последние годы, безусловно, поддерживают Пакистан и толкают Россию в том же направлении. К примеру, это касается двигателей РД-93, которые используются в китайских истребителях JF-17. Напрямую пакистанцам Россия их не продает, но она продает их Китаю, а тот уже переправляет в Пакистан. Россия не может об этом не знать. Китайский фактор начинает играть непропорционально большую роль в наших отношениях.

— После крымских событий роль китайского фактора в российской внешней политике резко выросла. Нам просто закрыли многие двери, и пришлось идти в ту, которая осталась открыта.

— Конечно, мы это чувствуем. И постоянно говорим нашим западным партнерам: остановитесь, вы толкаете Россию в объятия Китая. Вы играете в эту игру из тактических соображений, но она может закончиться мощным стратегическим сдвигом, серьезным увеличением китайской мощи.

— А зачем России вообще иметь хорошие отношения с Индией? Что это ей дает?

— Хороший вопрос. Если взять поддержку одной из сторон в индо-пакистанском конфликте, то Индия — намного более надежный покупатель российского оружия и энергоресурсов. У Пакистана нет денег, ничего нет. Китай дает ему все оружие бесплатно, просто чтобы насолить Индии. Россия хочет делать то же самое?

Сомневаюсь. Во-вторых, если Россия собирается стать сателлитом Китая, то Индия ей, конечно, не нужна. А если она собирается отстаивать свою роль мощной самостоятельной державы многополярного мира, то ей нужно поддерживать хорошие отношение с другими центрами силы и балансировать отношения между ними.

То же самое верно и для Индии. И, для того чтобы создать прочные равноправные отношения, нам нужно наращивать их экономический базис. Больше регионального сотрудничества, больше сотрудничества по обеспечению безопасности в Индийском океане и соседних океанах.

В 1960-х годах мы стали близки на почве противостояния Китаю. В 2000-х годах ключевым стимулом стала антизападная повестка. Но на этом отношений не построишь, нужно активнее торговать и сотрудничать.

— Кстати, об антизападной основе сотрудничества. Как вам последний саммит БРИКС?

— У меня нет уверенности в жизнеспособности БРИКС. Во-первых, из-за того, что Бразилия и Южная Африка уже практически не принимают активного участия в деятельности, они полностью поглощены своими внутренними проблемами. Во-вторых, быстрыми темпами нарастают индийско-китайские противоречия.

И уже не получается притворяться, что все хорошо. Проблемы есть, и они очень серьезны. Китайцы напирают в пограничных вопросах, поддерживают Пакистан, который представляет для Индии прямую террористическую угрозу. В-третьих, антизападная повестка теряет свою актуальность.

Посмотрите на США, на то, что в ходе предвыборных дебатов говорили Берни Сандерс и Дональд Трамп: у Америки столько внутренних проблем, что она совершенно не в состоянии бросить все силы на окружение России в Евразии, чего боятся российские официальные лица.

США постепенно теряют доминирующее положение в мире, и я не уверен, что это хорошая новость. Вы бомбите их союзников в Сирии, и они ничего не могут с этим сделать. А если исключить антизападничество и учесть все противоречия — на чем будет держаться эта организация?

— То есть по факту проект БРИКС стал двухколесным: Россия и Китай тащат его дальше, каждая со своей целью, а Бразилия, Индия и ЮАР постепенно отдаляются. Что можно сделать, чтобы исправить ситуацию?

— Не знаю, по-моему, ничего.

— Но ведь когда организация создавалась, за этим стояла какая-то идея помимо аббревиатуры, созданной Джеймсом О`Нилом, разве не так?

— Идея была в том, что России был нужен антизападный фронт. Китайцы умно воспользовались этим для экономических задач. Они создали якобы общий, а на самом деле полностью китайский банк, повысили статус своей валюты.

Россия предполагала, что предложенная ею повестка выгодна всем участникам, но Китай использовал организацию для увеличения своего собственного веса. Россию использовали как таран, ей доставались все контрудары Запада, в то время как Китай получал все выгоды.

Можно ли сказать, что в начале существования организации китайцы были настроены антизападно? Да нет, конечно, у них были достаточно хорошие отношения с США, которые они старались развивать. У России уже был в 1950-х годах альянс с Китаем, ничем хорошим это не закончилось. Китай оказался ненадежным союзником. И вы снова делаете ту же ошибку.

— Ситуация отличается от 1950-х годов: у нас нет военного альянса, и Китай всячески подчеркивает, как это позитивно влияет на двусторонние отношения.

— Да, но все равно вы и китайцы понимаете ваши отношения по-разному. Россия хочет мобилизовать международную коалицию для изменения миропорядка, а Китай хочет под прикрытием России набраться сил.

— Мне кажется, у вас есть некоторое предубеждение против Китая.

— Да нет. Китай просто растет и, естественным образом расширяя зону своих интересов, начинает вторгаться в чужие зоны интересов. К примеру, в Индийский океан. И нам приходится искать способ ограничивать Китай, предотвращать конфликты с ним. Усиливать себя.

— И какая у Индии стратегия в этом плане?

— Усиливать взаимодействие с Японией, Австралией и США. Стараться увеличить число коммерческих и человеческих связей с Китаем, так легче предотвращать конфликты.
Подробнее: http://kommersant.ru/doc/3151180


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ


Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.