Опубликовано: 7 Июнь, 2018 в 0:02

Заявление Бекзадяна Чичерину по Московскому договору

Заявление Бекзадяна ЧичеринуУникальный документ – Заявление председателя армянской делегации (не допущенной к участию в переговорах) наркоминдела Армении А. Бекзадяна наркоминделу Р.С.Ф.С.Р. Г. Чичерину. (Данный уникальный документ публикуется на языке оригинала)

Наркоминделу Р.С.Ф.С.Р. тов. Чичерину

По ознакомлении с текстом договора, заключенного между Р. С. Ф. С. Р. и кемалистской Турцией 16 марта с. г., и с протоколами заседаний Русско-Турецкой конференции от 10, 12, 14 и 16 марта с. г., армянская делегация считает необходимым сделать следующее заявление.

Прежде всего резко бросается в глаза та легкость, с которой русская делегация сделала ряд крупных территориальных уступок туркам за счет Советской Армении. Ни из чего не видно, что была сделана хотя бы малейшая попытка отстоять те земли и районы, кои имеют жизненное значение для молодой и маленькой Советской республики.

Не участвуя в заседаниях конференции, представители Советской Армении были вправе рассчитывать на внимательное отношение представителей Р. С. Ф. С. Р. к ея нуждам и интересам и на особую настойчивость в отстаивании ея неотъемлемых прав, между тем как протокол заседания Русско-Турецкой конференции рисует совершенно другую картину происходившего.

Армянская делегация не может не обратить внимания на то, — и протестует против этого — что представители Сов. Армении были совершенно устранены от участия в работах конференции и даже не были выслушаны при обсуждении тех вопросов, которые непосредственно касались Сов. Армении. Такое странное отношение к армянской делегации и полное пренебрежение ея мнением по целому ряду вопросов делаются особенно непонятными и вопиющими, если мы припомним факты, предшествовавшие прибытию означенной делегации в Москву.

Еще 20 июня п/1920 г. Мустафа Кемаль в письме на имя наркоминдела Р. С. Ф. С. Р. тов. Чичерина выражает свою готовность принять посредничество Р. С. Ф. С. Р. в вопросе об определении границ между Арменией и Турцией. Свое предложение наркоминдел тов. Чичерин возобновляет после падения Карса и поражения Армении в ноябре п/г: Анкара отвечает согласием; армянская делегация Москвой приглашается на конференцию.

Далее, при первом же свидании армянской делегации с тов. Чичериным последним было обещано держать делегацию в курсе вопросов, касающихся Армении и подлежащих обсуждению на конференции и создать специальную комиссию для разработки означенных вопросов. Это обещание не было исполнено, и армянская делегация в занятиях конференции вовсе не участвовала. Почему? Как видно из протоколов (см. протокол от 12 марта), это имело место благодаря требованиям Турецкой делегации. Как же квалифицировать уступчивость и поведение русской делегации в этом вопросе?

По мнению армянской делегации, очень странное впечатление производит то обстоятельство, что в протоколах (см. протокол от 12 марта) зафиксированы заявления турецкой делегации о насилиях, учинявшихся армянскими отрядами над мусульманами Закавказья (факты эти касаются 1918 г.), и в то же время ни слова не говорится о тех массовых избиениях и зверствах, объектом коих были турецкие и русские армяне за время с 1914 по 1921 год включительно, в результате чего целые армянские области и территории превратились в сплошную пустыню, сотни тысяч людей превращались в бездомных беженцев и массами умирали от голода и инфекционных болезней.

Ввиду отсутствия армянской делегации на конференции это обстоятельство должно было быть поставлено на вид турецкой делегации и запротоколировано тем более, что ставшие классическими турецкие зверства над мирным трудовым населением хронологически предшествовали армянским и своими размерами превосходили всякое человеческое воображение. Это, к сожалению, было упущено русской делегацией, несмотря на то, что обо всем этом своевременно сообщалось в Москву и копии от наркоминдела Армении неизменно посылались тов. Чичерину.

Факты избиения армян турками в 1918 г. подтверждены нотой тов. Чичерина от 13 апреля того же года, протестующей против зверств турок и адресованы на имя германского правительства. Избиения же 1920-21гг., совершенные войсками того самого турецкого правительства, представителями коего и было сделано на конференции заявление об избиении армянами мусульманского населения, должны были быть известны русской делегации из протеста Александропольского Ревкома против политики разорения и истребления армян в оккупированных турками районах, а также из нот наркоминдела С. С. Р. Армении тов. Бекзадяна.

Затем, армянская делегация находит существенно важным указание на то, что турецкая делегация на конференции все время выступала в роли защитницы и покровительницы, протектора мусульманского населения Закавказья и в частности интересов Сов. Азербайджана (см. протокол от 10 и 12 марта), причем ниоткуда и не из чего не видно, кем и когда она была уполномочена на это. Этот естественный вопрос необходимо было задать ей особенно после того, как мусульмане Закавказья, испытавшие прелести турецкой оккупации в 1918 году, считали пришельцев непрошеными гостями и жаловались на бесчеловечное отношение, которые как истые завоеватели бесконтрольно хозяйничали в чужой стране. Выступление турецких делегатов в роли покровителей обиженных мусульман Закавказья вовсе не к лицу были им, и на это следовало обратить надлежащее внимание.

Пользуясь случаем Армянская Делегация находит уместным заявить здесь, что лучшей защитницей трудовых масс мусульман Закавказья могла бы быть Р. С. Ф. С. Р., и этого своего права и призвания никому она не должна была уступать, особенно же идеологам полуфеодальной аристократии Востока и пантюркизма. Эти идеологи, надев на себя личину защитников мусульман, тем самым на конференции ловко замаскировали свои тайные вожделения оккупировать новые территории, что, к сожалению, не было должным образом разоблачено на указанной конференции и представителями Рабоче-Крестьянской России.

Так например в вопросе о Нахичевани и Шаруро-Даралагезе российская делегация не проявила должной настойчивости в отстаивании своих позиций и позволила турецкой делегации выступать в роли покровительницы мусульман этого района, несмотря на то, что судьба Нахичевани и его района определялась декабрьской декларацией Азревкома и дополнительной январской декларацией Армревкома.

В прениях по тому же Нахичеванскому вопросу турецкая делегация мотивировала создание автономной Нахичевани в указанных ею границах тем, что «этот вопрос является весьма важным для безопасности Восточной границы Турции» (см. протокол от 12 марта).

Армянская делегация полагает, что ссылка турецкой делегации на возможную опасность для Восточной границы Турции направлена была против Сов. Армении, и это не было вовсе отпарировано русской делегацией с указанием на то, что у Советской Армении не может быть агрессивных намерений и цели по отношению к соседнему турецкому народу.

Переходя к рассмотрению вопроса о нарушении своих прав, армянская делегация не может обойти молчанием того факта, что без ея ведома, участия и согласия уступив ряд армянских территорий кемалистской Турции, Русская делегация тем самым попрала признанные права Сов. Армении и нанесла жестокий удар по живому телу трудовых масс упомянутой страны.

В самом деле, руководствуясь чем могла русская делегация так легко уступать Анкаре ряд уездов и районов, населенных армянами.

Тем ли что суверенитет новообразовавшихся республик есть понятие крайне растяжимое, крайне условное, крайне шаткое? Тем ли что интересы революции на Востоке требовали таких жертв за счет рабочих и крестьян Сов. Армении? Или, может быть, тем, что при выборе между большой и сильной Турцией и малой и слабой Арменией пришлось пожертвовать последней в угоду первой.

Армянская делегация выражает свой решительный протест и утверждает, что при переговорах с турками русская делегация пренебрегла принципом самоопределения народов, столь торжественно провозглашенным во всех актах и нотах Р. С. Ф. С. Р., имеющих первостепенное государственное и международное значение.

Переговоры Р. С. Ф. С. Р. с Анкарой на мирной конференции воочию показывают, что этот принцип не был проведен на практике, когда к этому представлялся случай и без особенной нужды был попран и отброшен в сторону. На обязанности русской делегации Рабоче-Крестьянской страны лежала скорее защита Сов. Армении, чем буржуазно-национальной кемалистской Турции, ибо интересы Советской страны ни в коем случае не должны были быть принесены в жертву мнимым благам внешней политики.

Да, наконец, интересы внешней политики, интересы революции на Востоке вовсе и не требовали таких уступок за счет Советской Армении; русская делегация, казалось бы, должна была проявить больше настойчивости, больше твердости, больше силы сопротивления, как это имело место в вопросе о Батуме. Не нужно забывать, что Армения стала Советской, главным образом благодаря тому, что армянские трудовые массы в советизации страны видели единственный выход, единственный путь, ведущий к спасению их от турок к освобождению их от межнациональных конфликтов и резни.

Трудящиеся массы Армении полагали, что под защитой Сов. России им удастся, наконец, облегченно вздохнуть и мирно изжить национальную рознь и неприязнь. И что же? Теперь они будут считать себя обманутыми, они неминуемо изверятся в пользе посредничества Сов. России, которая не облегчила им жизнь и существование, а наоборот удовлетворила ея незаконные требования и притязания кемалистов.

Это наносит удар делу коммунизма, это вне всяких сомнений сильно дискредитирует Совет. Власть в глазах народных масс на Востоке. Нарушение суверенных прав Сов. Республики Армения не может быть оправдано указанием на интересы дела революции на Востоке, а потому всякая ссылка на таковую не является серьезной.

… Население этой маленькой обескровленной страны могло бы хотя бы в урезанных границах приступить к мирному труду и залечиванию своих ран, а Совет. Власть и Компартия Армении могла бы выполнять для Востока свою революционную роль.

Новые границы, установленные конференцией, этих условий нам не дают. Два оставшихся за Арменией крупных центра Александрополь и Эривань ставятся под непосредственный удар враждебной к Совет. Армении кемалистской Турции. Новая волна переселенцев из Армении в 400. 000 человек, о которой свидетельствует Центрэвак, симптоматична в этом отношении.

Принятым на конференции разрешением Нахичеванского и Шаруро-Даралагезского вопроса Армения лишается возможности нормально управлять Зангезуром, который ей принадлежит. Отторжением Сарыкамыша, Карса, Кагизмана и пр. Армения экономически лишается наиболее важных своих районов, топливного, фуражного, соляного и др.

При таких условиях, учитывая к тому же отсутствие в Армении социального базиса для коммунистической работы, для успешного партийного строительства, а также настроения крестьянства, ничего до сих пор не получившего от Советской Власти и легко делающегося орудием авантюристов, — можно думать, что сама жизнеспособность Сов. Армении становится под знак вопроса.

По глубокому убеждению Армянской делегации все это отнюдь не вызывалось неизбежными объективными условиями, а лишь отсутствием определенной продуманной политики и директив со стороны Ц. К. Р. К. П., преподанных делегации Р. С. Ф. С. Р., самим составом последней (не знакомой с положением Закавказья) и той легкостью, с которой последняя считала возможным решать вопросы жизни и смерти для Сов. Армении.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ДЕЛЕГАЦИИ И НАРКОМИНДЕЛ С.С.Р. АРМЕНИИ А. БЕКЗАДЯН

***

Биография

Советский дипломат, государственный и политический деятель Александр Арутюнович Бекзадян родился в 1879 году в городе Шуша.

*После Февральской революции работал в Баку, затем на Северном Кавказе.

*В 1919—1920 член Заккрайкома РКП (б).

*В 1920—1921 заместитель председателя Ревкома и нарком иностранных дел Советской Армении.

*Делегат 10-го съезда РКП (б) (1921).

*В 1922 член советской делегации на Генуэзской конференции.

* В 1922—1926 работал в торгпредстве СССР в Германии.

* В 1926—1930 заместитель председателя СНК и нарком торговли ЗСФСР.

* В 1930—1934 полпред СССР в Норвегии, в 1934—1937 — в Венгрии.

*21 ноября 1937 года арестован и по обвинению в контрреволюционной деятельности приговорён Военной коллегией Верховного суда СССР к расстрелу.

*1 августа 1938 года приговор был приведён в исполнение на расстрельном полигоне «Коммунарка» [где за год до этого был расстрелян один из основателей советских органов госбезопасности и разведки Артур Христианович Артузов].

*1956 году посмертно реабилитирован.


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ


Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.