Опубликовано: 17 Июль, 2017 в 13:32

Генерал Мовсес Силиков в битве за выживание

Генерал Мовсес Силиков в битве за выживаниеОценивая майские события 1918 года, известный английский историк Кристофер Уокер писал: «Если бы под Сардарабадом (Сардарапат) армяне потерпели поражение, слово «Армения» стало бы просто географическим термином…» Руководил решающей битвой за выживание генерал Мовсес Силиков.

Подробная публикация о генерале Мовсесе Силикове и его фотография впервые появились в советской печати в дни празднования 70-летия Сардарабадской битвы. Это стало возможным после того, как его сын — Георгий Силиков, в очередной раз обратившись к армянским властям с просьбой о реабилитации отца, получил наконец из Генпрокуратуры уведомление об отмене приговора «за недоказанностью обвинения». Вряд ли в начале I мировой войны кто-нибудь мог предположить, что блестящая карьера генерала завершится подобным образом…

Смутное время

В конце октября 1914г. в ответ на нападение Турции на черноморское побережье России последняя объявила ей войну.

Военная кампания проходила вполне успешно, что вызвало небывалое воодушевление армянского населения и преувеличенные надежды у политических лидеров.

В российской армии сражались армянские солдаты и офицеры, а в турецком тылу действовали партизаны, на что младотурецкое правительство ответило кровавыми репрессиями и полной депортацией армянского населения Западной Армении, сопровождавшейся массовыми убийствами мирных жителей.

За два года русским войскам удалось занять почти всю территорию Западной Армении. Однако тяжелая экономическая ситуация, нерешительные действия правительства и разногласия в правящей элите привели к жесточайшему политическому кризису и большевистскому перевороту в России.

Фронт разваливался, российские войска отступали. Наспех созданный Закавказский Сейм, никем не признанный и раздираемый внутренними противоречиями, не мог контролировать ситуацию.К тому времени уже существовали отдельные национальные подразделения, и, как писал главком фронта Лебединский, армянские батальоны были «лучшими войсками среди действующих частей Кавказского фронта».

Командование приняло решение о создании национальных корпусов. Армянский Национальный Совет, заседавший в Тифлисе, поручил формирование армянских частей генералу Фоме Назарбекову.

Опытный полководец проявил незаурядные организаторские способности и к январю 1918г. создал вполне боеспособный корпус из двух дивизий и вспомогательных частей. Командиром первой дивизии был назначен генерал Арешов, второй — генерал Силиков.

Профессионал

Мовсес Силиков родился 14 сентября 1862г. в Елизаветпольской губернии. Силиковы жили в достатке — их род владел небольшим заводом. Продолжая военные традиции предков, среди которых был генерал-майор артиллерии, Мовсес получил первоначальное образование в 1-й Московской военной гимназии — одном из лучших военных учебных заведений России, где наряду с основными дисциплинами преподавали ремесла, танцы, пение. Учебу он продолжил в находившемся под императорским патронатом 3-м Александровском военном училище. В августе 1884г.

Мовсес был произведен в подпоручики и направлен в 155-й Кубинский полк, расквартированный в Карсе, где дослужился до чина капитана. Здесь же в 1901г. Силиков женился на дочери офицера русской армии польского происхождения Наталии Здановской, преподававшей в местной гимназии.

Через четыре года у них родился сын Георгий. К этому времени характер будущего полководца вполне сложился — спокойствие, выдержанность, рассудительность и в то же время жизнерадостность помогали ему легко переносить тяготы военной службы. Среди его увлечений были модные тогда фотография и туризм.

Особенно он любил музыку, хорошо знал оперу, и, имея неплохой голос, некоторое время руководил полковым хором.В январе 1904г. Силиков с отличием закончил Ораниенбаумскую офицерскую стрелковую школу и получил назначение в Александрополь, где прослужил до конца 1911г.

В декабре заместитель командира 8-го стрелкового полка подполковник Силиков был направлен в Персию в составе экспедиционного корпуса. Первая мировая война застала его в Тавризе в чине полковника, командира 6-го полка 2-й стрелковой дивизии.

Он принимал участие во многих сражениях, в частности, играл видную роль при взятии Муша и Битлиса, командовал Мушским и Ванским отрядами, был первым комендантом Эрзерума. За боевые заслуги Мовсес Силиков был награжден многочисленными орденами, Георгиевским оружием, а в 1916г. произведен в генерал-майоры.

У последней черты

Свое назначение командиром армянской дивизии генерал воспринял с воодушевлением и, оставив семью в Тифлисе, приступил к формированию дивизии. Огромный по протяженности фронт, удерживаемый ранее силами нескольких корпусов русской армии, теперь обороняли наспех сформированные немногочисленные армянские части.

И это при скудном снабжении, массовом дезертирстве, наличии огромного числа беженцев, саботаже закавказских властей и, главное, бездарности политических лидеров, неуверенных в своих силах. Тифлисское же командование было озабочено не столько обороной, сколько эвакуацией имущества, ради чего с фронта снимались даже немногочисленные бронепоезда.

Турки, еще недавно бывшие в отчаянном положении, воспрянули духом и возобновили военные действия. Несмотря на героическое сопротивление регулярных частей и добровольческих отрядов, фронт за пару месяцев вернулся к довоенному положению.

В марте большевистская Россия ратифицировала Брест-Литовский договор, по которому Турции отдавались армянские области Карс и Ардаган, к началу войны входившие в состав России.

Закавказский Сейм, объявивший к тому времени независимость от России, вначале не признал положения договора, относящиеся к Кавказу, однако под давлением Германии в конце концов приказал сдать без боя Карс, Ардаган и Батум…

Премьер-министр Великобритании Ллойд Джордж отмечал в своих мемуарах, что одной из целей союзных держав было «освобождение народов, оказавшихся под кровавой тиранией турок, и вытеснение из Европы Оттоманской империи, как безусловно чуждой западной цивилизации».

Однако вовлеченный в противостояние великих держав, армянский народ пережил самые черные страницы своей истории — под вопросом оказалось само существование нации.Все понимали, что цель турецкого руководства — не просто оккупация Восточной Армении, а полное уничтожение армянского народа.

Ответственность за судьбу нации легла на плечи военных и прежде всего генерала Силикова, командовавшего к тому времени Эриванской группой войск. Забегая вперед, скажем, что генерал блестяще справился с возложенной на него миссией. Позже участник тех событий маршал Иван Баграмян назовет Силикова «наиболее одаренным из всех армянских военачальников того периода»…

Битва за выживание

В мае 1918-го положение на Эриванском направлении было сложнейшим. С запада приближалась 36-я турецкая дивизия. Она заняла станцию Аракс, а затем прорвалась в Араратскую долину, захватив большое село Сардарабад. 9-я турецкая дивизия заходила с севера, форсировав перевалы и заняв Баш-Абаран (Апаран). С юга к Араксу спешили дополнительные силы турок.

Опасность грозила даже с тыла, из Шарура. Ситуация была настолько критической, что, опасаясь за жизнь Католикоса, 20 мая генерал Силиков предложил Его Святейшеству покинуть Св. Эчмиадзин и эвакуироваться в монастырь на Севанском острове. Но Георг V отказался и, выйдя к собравшемуся во дворе Кафедрального собора народу, заявил: «Я не предам матерь наших церквей, завещанную нам святыми предками.

Я не покину очаг Армянской Апостольской Церкви. Если армянское воинство и сам армянский народ не смогут остановить наступление врага, если будут не в силах спасти наши святыни, тогда я готов погибнуть прямо здесь, у порога нашего храма, как ваш духовный владыка, имея над собой благословение Господне.

А если и в самом деле пришел конец, отчего не принять его с честью и отвагой, не пресмыкаясь перед заклятым врагом!» По приказу Георга V с 21 до 29 мая от Арагацотна до Севана служители беспрерывно били в колокола церквей, призывая всех взять оружие и спешить на поле битвы.

В этой тяжелой ситуации командование Армянского корпуса приняло смелое решение — отказаться от пассивной обороны и, обезопасив наличные, весьма скромные силы, контратаковать: не дать противнику замкнуть кольцо, вырвать инициативу и попытаться разбить врага по частям.Накануне решающей битвы генерал Силиков обратился с воззванием:

«Армяне! Пробил час, когда каждый армянин, забыв свое личное во имя великого дела … должен приложить последнее усилие и ударить по врагу. Мы не хотели воевать, во имя мира и согласия готовы были пойти на любую жертву, однако наш вероломный враг продолжает идти по намеченному пути. Он хочет стереть нас с лица земли. Но если нам суждено быть уничтоженными, то лучше с оружием в руках попытаться защитить себя…»

Силиков разместил свой штаб в здании духовной семинарии — в Эчмиадзине, между Сардарабадом и Баш-Абараном — там, где клещи турецкого наступления должны были сомкнуться.

Зная, что 4-й турецкий корпус, движущийся через Иран, еще далеко, а с юга можно опасаться лишь передовых частей, Силиков приказал взорвать мосты через Аракс, поручив охрану берега Зейтунскому конному полку Салибекова с двумя ротами ополченцев, и выставил на левом берегу заградительные отряды.

Наиболее опасным направлением генерал считал северное, поэтому разместил резерв именно там.22 мая группы Дро и Даниел-Бека Пирумова нанесли врагу первые встречные удары. Войска Дро вышибли неприятеля из Баш-Абарана и отбросили на 30 км — к Спитакскому перевалу, а отряд Пирумова атаковал турок в Сардарабаде и после целого дня ожесточенных боев выбил их из станции и села.

Неся большие потери, противник, преследуемый армянскими частями, отступил, но смог через пару десятков верст закрепиться на высотах в окрестностях станции Аракс.24 мая под Каракилисой (Ванадзор) перешла в наступление группировка Назарбекова. Несмотря на численное неравенство (у турок здесь было 10 тысяч человек, 70 орудий и 40 пулеметов), армяне нанесли поражение неприятелю, отбросив его на 4 — 5 км.

А у станции Аракс трое суток продолжались кровопролитные фронтальные атаки на турецкие позиции. Героический штурм не дал результата. И турки, и части Пирумова были измотаны и несли большие потери.

Однако с уходом 9-й турецкой дивизии к Каракилисе устранилась угроза с севера, и Силиков сразу воспользовался этим, сняв оттуда свой резервный Хзнаузский отряд и бросив его на помощь Сардарабадскому.

Командующий составил ударную группировку из частей резерва — регулярных войск и партизанских отрядов — и направил ее в обход турецких позиций. Ранним утром 27 мая турки были неожиданно атакованы с тыла и флангов, а основные силы армян возобновили лобовые атаки. Не выдержав, турки в панике бежали по направлению к Александрополю, отступление становилось все более беспорядочным, а части Силикова устремились в преследование.

Победа была безоговорочной: турки потеряли за дни боев около четырех тысяч человек.В результате операций под Сардарабадом, Баш-Абараном и Каракилисой, героизма и самоотверженности армянских солдат и офицеров, враг был не только остановлен, но и с огромными потерями отброшен назад. Командующий Кавказским фронтом турецких войск Вехиб-паша назвал поражение своих солдат разгромом.

Политическая карта мира

Армянское командование было готово развивать успех и преследовать врага, генерал Силиков даже разработал план операции по освобождению Александрополя, однако вновь вмешались политики. На переговорах в Батуме закавказские делегаты не были осведомлены о военных успехах и готовы были подписать перемирие на любых условиях.

Турки же, зная подробности последних событий, с радостью согласились закрепить за собой уже не принадлежавшие им позиции. В очередной раз, вернув ценою тысяч жизней свои исконные земли, пришлось отказаться от них из-за бездарности политиков, охваченных отчаянием и паникой, не надеющихся на собственные силы, но ищущих далеких покровителей.

В разоренной Армении объявление независимости на оставшемся клочке территории прошло незаметно, без воодушевления.Будучи членом вновь сформированного правительства Армении, генерал Силиков принимал активное участие в военном строительстве, организовал борьбу с эпидемиями холеры и тифа, успешно руководил рядом военных операций, в частности, очистил северные провинции Армении от засевших там грузинских отрядов.

Тем временем союзные войска Франции и Великобритании, продолжавшие победное наступление против Турции, принудили ее к капитуляции и выводу войск из ряда регионов. В апреле 1920г. генерал Силиков в составе правительственной делегации принимал оставленный турками без боя Карс.

Опять забрезжил луч надежды, особенно после подписания Арменией, в числе других союзных стран Антанты, Севрского договора, отторгавшего от капитулировавшей Турции территорию Западной Армении. Определение точных границ будущего государства было отдано под арбитраж президента США Вудро Вильсона, предусмотревшего для него обширную территорию с выходом к морю.

И снова разочарование — Кемаль-паша, возглавивший восстание против султанского правительства, подписавшего договор, перечеркнул все надежды армян. Успех Кемаля был обусловлен расколом в рядах ведущих держав Антанты и поддержкой большевиков, видевших в нем оплот революционного движения на Востоке и снабжавших его деньгами, оружием, специалистами, военной силой.

Осенью 1920г. Армения, оборонявшаяся на всех фронтах, наводненная турецкими и большевистскими эмиссарами, вынуждена была лавировать между частями Красной Армии, наседавшими с востока, и кемалистами, наступавшими с запада. В итоге на части оккупированных большевиками провинций была провозглашена Армянская советская республика.

Без даты и места смерти

Накануне установления новой власти генерал Силиков был уволен из армии, но остался в Армении, зарабатывая на жизнь мелким предпринимательством в небольшой ткацкой артели.

Вскоре в числе других бывших армянских военачальников он был подвергнут превентивной ссылке в Рязань, но затем дело его было пересмотрено, и в 1921г. он вернулся в Эривань, поступив на работу в магазин шведского АО «Балтика», торговавшего сельхозорудиями в столице и Александрополе.

Несколько лет Силиков проработал в госпитале американского благотворительного общества «Амерком», среди руководителей которого был, между прочим, бывший посол США в Константинополе, небезызвестный Генри Моргентау. Последние годы жизни отставной генерал жил на попечении жены и сына, избравшего, по настоянию отца, мирную профессию инженера-гидротехника.

Свободное время проводил с немногочисленными друзьями, играя в шахматы и вспоминая военные кампании, в которых принимал участие.Имя его часто упоминали в мемуарах эмигрировавшие руководители первой армянской республики, что, видимо, не осталось незамеченным — Силикова снова арестовали.

Сын генерала вспоминал: «Отнеся последнюю передачу, в декабре 1937г., мать вернулась и с обидой говорила, что отец в записке указал на необходимость лучше простирывать обшлага сорочек.

По своей наивности, если не сказать глупости, мы ничего не поняли. И только когда женщина, стиравшая белье, принесла лиловый комочек — то, что осталось от написанной химическим карандашом и вложенной в обшлаг сорочки записки, мы узнали, что отец хотел нас о чем-то предупредить».

Семья, опасаясь преследований, переехала сначала в Тифлис, а затем в Баку. Имя генерала Силикова на долгие годы было предано забвению. Во время хрущевской оттепели Георгий Мовсесович предпринял попытку восстановить честное имя отца, но безуспешно.

Спустя много лет маршал Баграмян в своих мемуарах тепло отозвался о герое Сардарабада, после чего о нем появилась статья в армянской энциклопедии. В 1988г. власти наконец сообщили сыну об отмене приговора Тройки, но до сих пор точные дата и место смерти генерала Мовсеса Силикова неизвестны…

Первая юбилейная монета Республики Армения

В 1994 году к 76-летию сражения под Сардарапатом была выпущена первая юбилейная монета Республики Армения. Ею открылась серия памятных монет «Национальные образцы». Монета — серебряная, массой 31,1 грамма (тройская унция) 999-й пробы. Тираж — 3000 экземпляров.

Все монеты пронумерованы и снабжены «сертификатом подлинности». Номер каждой выбит на гурте и там же указана проба серебра — «999». На лицевой стороне изображен герб Республики Армения, под ним надпись «Армения», «25 драмов», «1994». На оборотной стороне — фрагменты мемориала Сардарапатской битвы. По обеим сторонам колокольни написано «Сардарапат», а внизу указана дата битвы — «1918».

Виктор Арзуманян | Архив Г.М.Силикова, Музей мемориала Сардарапат

Декабрь 1918 г. Армянские военачальники (в среднем ряду второй слева Мовсес Силиков)


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *