Опубликовано: 22 Июль, 2017 в 1:12

Воскрешение Тейшебы — Ванское Царство

Воскрешение ТейшебыТеория Пиотровского, также как и теория Дьяконова, известна своей ангажированностью. Более того, современная наука уже доказала неверность и абсурдность теории Урарту.

При наличии переведенной  клинописи на Бехистунской скале приверженцы теории Пиотровского и Дьяконова так и не смогли объяснить, как могли на одной территории размещаться три разных государства в одно и то же время: Армина, Хайаса и Урарту.

Но во время раскопок, проводимых в то время, было найдено много интересных артефактов, которые впоследствии также явились доказательствами абсурдности теорий Пиотровского и Дьяконова. Об этих раскопках и пойдет речь в публикации ниже.

Воскрешение Тейшебы

Когда уже существовали капитальные труды по истории Египта и Ассирии, о Ванском царстве (Урарту) ничего не было известно. Вплоть до начала археологических работ в районе озера Ван в первом десятилетии XX века. Дальнейшие поиски привели ученых в Армению. Результаты раскопок были поразительными. Не обошлось и без мистических совпадений.

Красный холм

Инициатором и организатором археологических экспедиций в Армении был Иосиф Орбели, который еще до назначения на должность директора Государственного Эрмитажа организовал в этом музее большой отдел Советского Востока.

В поисках следов Ванского царства на территории Армении ученые заинтересовались одним из холмов на окраине Еревана. Лишь немногие знали, что под именем Кавакерт (Глиняная крепость) он упоминается в документах архива Первопрестольного Эчмиадзина.

Никто не считал, что этот холм представляет какой-то интерес, до тех пор пока в 1936г. на его вершине не обнаружили обломок камня с остатками клинописи. Как выяснилось, в надписи упоминается царь Руса, сын Аргишти, правивший Ванским царством в VII веке до н.э.

В 1939г. здесь начались систематические раскопки, в которых приняли участие археологи Каро Кафадарян, Смбат Тер-Аветисян, Борис Пиотровский и архитектор Констандин Оганесян.

В первый день исследователи рассчитывали работать до наступления темноты, но неожиданно полил сильный дождь. Промокшие до нитки и огорченные, они прервали работы.

А утром следующего дня их ждал сюрприз. На западной стороне холма отчетливо проступили контуры древней постройки, и фактически еще до начала раскопок археологи получили план действий. Никакой мистики — намокшая кладка стены из сырцового кирпича дольше держит влагу, чем рыхлое заполнение.

После ливня земля быстро впитала влагу и к утру просохла, а слой кладки остался влажным. С первой лопаты показались стены с явными следами пожара, от которого кирпичи стали красными. Так и возникло название холма Кармир-Блур, то есть Красный холм.

Цветы запоздалые

Вначале раскопки шли сравнительно легко. В археологической практике настолько хорошая сохранность архитектуры — редкость. А тут… исследователи обнажили стены до четырех метров, шести, а они все уходили вглубь.

Необычная глубина помещений удивляла специалистов. Может, это колодец? Но вскоре показался фундамент, выложенный из крупных блоков базальта, а на глубине семи метров появился плотный слой земляного пола.

Местами стены достигали восьми метров. На Кармир-Блуре было открыто грандиозное сооружение, занимавшее вместе с двором площадь примерно в четыре гектара. Только на первом этаже было около ста двадцати помещений.

Перекрытия, к несчастью, не уцелели, но по обугленным пожаром потолочным балкам можно было судить об их конструкции. Для балок древними строителями использовалась сосна, тополь, дуб, иногда бук.

Некоторые крупные стволы деревьев сохранились так хорошо, что один скрипичный мастер изготовил из ствола сосны, пролежавшей в земле около двадцати шести столетий, деку для скрипки.

И, как ни странно, она оказалась пригодной! Среди огромного количества извлеченных из недр земли экспонатов встречались удивительные вещи.

К примеру, на большой глубине под слоем обрушившихся кирпичей образовался непроницаемый для воды и воздуха слой, в котором отлично сбереглись плоды, зерна и травы и даже… цветок гранатового дерева!

Его тычинки и пестики были невредимы — только лепестки опали. Этот обугленный цветок пропитали синтетическими смолами и оставили для истории.

Любопытна и другая находка археологов. Домашние животные, скорее всего, жили на верхнем этаже крепости и во время пожара, который случился при штурме, они вместе с обугленными перекрытиями рухнули вниз.

Там по воле случая возникли идеальные условия и в результате сохранились не только кости животных, но и фрагменты туш, в желудках которых ученые обнаружили косточки недозрелых арбузов…

По всей видимости, арбузы шли на корм скоту.Среди артефактов Ванского царства часто встречались предметы, вырезанные из кости и рога. Причем, кроме готовых изделий, находили и «полуфабрикаты» — распиленные оленьи рога.

Интересно, что привратника главных ворот крепости нападение, уничтожившее город, застигло за резьбой по рогу. Судя по подготовленной болванке, он собирался вырезать по скифскому образцу, найденному тут же, головку грифона.

Город бога Тейшебы

В процессе исследования цитадели были открыты 8 кладовых для хранения вина с большими кувшинами — карасами, около 800-1000 литров каждый. Только в специальном складе глиняной посуды находилось 1036 карасов, из коих более сотни — совершенно невредимые.

Ученые обнаружили и пивоварню с крупным, высеченным из туфа чаном с остатками солодового ячменя. В кладовой оказалось 36 туш быков и две — лошадей. В крепости располагались и мастерские для приготовления сыра, кунжутного масла, железных орудий и множество других помещений различного назначения.

Было очевидно, что здесь находился крупный административно-хозяйственный центр; об этом свидетельствовали и найденные документы — письма и указы царей и чиновников, адресованные наместнику.

Они были посвящены вопросам передела земли, сбора дани, наследования имущества; нашлось даже требование о возврате беглой рабыни. А вот само название этой мощной крепости оставалось загадкой вплоть до 1946г., когда был найден обломок бронзового засова с клинописной надписью:

«Царя Русы, сына Аргишти, арсенал города Тейшебаини». Стало быть, в древности этот город назывался в честь Тейшебы — бога войны и бури, одного из трех главных богов урартского пантеона.

Эта надпись подтверждала гипотезу, что здание относится ко времени правления царя Русы II (VIIв. до н.э.). Впрочем, оставалось сомнение — ученые знали, что Руса I построил на южном берегу Севана крепость с таким названием, а поскольку обнаруженный засов был небольшим, возникло подозрение, что его могли доставить из какой-то другой крепости.

Ясность внесла находка в южной части цитадели развала крупных каменных блоков от цокольной части храма (в 1961—1962гг.). Восемь камней составили один, почти полностью сохранившийся текст, в котором сообщается, что царь Руса, сын Аргишти, в городе Тейшебаини построил богу Халди храм, называемый Суси, и величественные ворота бога Халди. «Тейшебаини был культовым центром урартского государства.

Здесь был сооружен целый комплекс сакральных объектов — большой и маленький храмы», — пишет историк-эпиграфист Николай Арутюнян. Уцелели и четыре деревянных статуэтки.

Три из них изображали бородатых богов в длинных одеждах, в полном вооружении из бронзы. Из тонких листов этого металла были изготовлены диадемы, пояса, колчаны с крохотными стрелами, наконечники копий, мечи, заткнутые за пояс.

В миниатюре они воспроизводили предметы, найденные при раскопках крепости. Четвертая статуэтка изображала богиню с маленьким зеркальцем, опахалом и крупной фаянсовой бусиной.

Постскриптум. возвращение джинна

Но самое интересное и мистическое событие в истории раскопок на Кармир-Блуре, на мой взгляд, — находка бронзовой статуэтки высотой 24 сантиметра. Ее случайно обнаружила Рипсиме Джанполадян, супруга руководителя археологической экспедиции Бориса Пиотровского, в помещении №5, представляющем собой длинный коридор, идущий поперек здания.

Скульптура изображает стоящую безбородую фигуру в длинном платье с рукавами до локтей, с ниспадающими на плечи волосами, в головном уборе, украшенном рогами. В правой, вытянутой вдоль тела руке — дисковидная булава, а в левой, прижатой к груди, — боевой топор.

В верхней части фигуры имеется массивная петля, а снизу прикреплен железный стержень для насадки на древко. Пиотровский, тщательно изучив ее, пришел к следующему выводу: «Перед нами — характерный образец урартского искусства.

Атрибуты статуэтки, а также головной убор, увенчанный рогом, свидетельствуют о том, что она изображает божество, а именно — бога войны, бури и грома Тейшебу».

Дата находки — 1941 год. Значит, бог войны был извлечен из-под руин в год начала Великой Отечественной. Это совпадение меня настолько заинтриговало, что я решил выяснить точный день находки.

Известно, что раскопки на Кармир-Блуре были прерваны в связи с началом войны. Таким образом, интервал моих поисков ограничился: май и июнь 1941 года. Но мне хотелось добиться большей точности, и в прошлом году я обратился в Институт археологии и этнографии Республики Армения, но в их архивах интересующих меня данных не оказалось. Дальнейшие поиски привели в Институт истории Армении.

И хотя ответ, найденный там, и был ожидаемым, тем не менее он потрясал. Спустя более чем 2500 лет полного забвения бог войны, бури и грома Тейшеба «воскрес», выскочив, как джинн из бутылки, 21 июня 1941 года!

И на следующий же день началась Великая Отечественная война.Очень долго мне казалось, что современники тех событий не оценили по достоинству это, назовем так, совпадение. Каково же было мое удивление, когда позже я прочел в воспоминаниях Бориса Пиотровского:

«По пути, в поле, я встретил почвоведа Ашота Читчяна. Не успел я с ним поздороваться, как он сказал: «Борис, сегодня ночью немецкие войска перешли советскую границу». Днем раньше нас уже оповестил об этом Тейшеба. На следующий день прямо на холме состоялся расчет рабочих. Некоторые из них сразу уходили в армию».

Справка

При появлении врагов жители Тейшебаини покинули город и укрылись за крепкими стенами цитадели, построив во дворе временные жилища. По-видимому, власть наместника центра не имела тогда уже никакой силы.

Кладовые крепости были разграблены, жители города растащили что смогли, в надежде воспользоваться этим добром после снятия осады. Но судьба решила иначе. Штурм Тейшебаини был произведен ночью. Враги ворвались в цитадель не через главные хорошо укрепленные ворота, а северо-западные, со стороны реки.

Раскопки доказывают, что город и крепость были разрушены местными племенами, к которым присоединились и бывшие союзники — скифы. Во время штурма они подожгли северную часть цитадели.

Установлено, что, взяв крепость, захватчики пытались откопать некоторые помещения, надеясь найти там ценности. После штурма Тейшебаини и разрушения крепости жизнь в городе не возобновилась.

Давид Саркисян | Из книги «Кармир-Блур» Б.Пиотровского


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *