Опубликовано: 10 Май, 2017 в 14:06

Шота Руставели талантливый переводчик персидской поэмы — «Витязь в тигровой шкуре», а не поэт.

Шота Руставели талантливый переводчик персидской поэмыСама поэма не дошла до нас в первозданном виде․Самая ранняя из дошедших до нас редакций поэмы «Витязь в тигровой шкуре», датируется 1646 годом, которую переписал грузинский переписчик, художник-каллиграф и миниатюрист — Мамука Тавакарашвили (груз მამუკა თავაქარაშვილი) по заказу мингрельского князья Левана II Дадиани.

Мамука Тавакарашвили не только переписал поэму, но также добавил и миниатюры.

В течение веков текст поэмы переписывался и менялся. Часто добавляли новые строфы и даже новые главы․ В XVII в․появляется множество версий этого произведения. В то же время был создан целый цикл «продолжений» поэмы «Витязя в тигровой шкуре»․ Авторами этих «продолжений» были Манучар Мцерали, Кайхосро Чолокашвили, Иосеб Тбилели и др․

На сегодня поэма имеет более 160 изданий и редакций, первое печатное из которых было опубликовано в 1712 году при грузинском царе Вахтанге VI в основанной им же в Тифлисе первой грузинской типографии.

Переписанная поэма «Витязь в тигровой шкуре», 1646 год, по заказу Левана II Дадиани

Обычно, грузинские литературоведы утверждают, что Руставели жил в XII-XIII вв, в эпоху царицы Тамары.

Но проблема в том, что ни в одном из средневековых исторических трудах нет упоминания о «грузинском поэте» по имени «Руствели», как сам себя именовал во вступлении и в заключении к поэме сам Руствели (а не Руставели, груз․რუსთაველი), не упоминая имя «Шота».

Царица Тамара естественно упоминается во многих трудах, но удивительно, что ни разу в этих источниках не упоминается «Шота Руставели». Мы ничего не знаем о том в каком году он родился, где жил, в каком веке он скончался.

Если опираться на слoвo «Pycтaвeли», что oзнaчaeт ypoжeнцa или влaдeтeля Pycтaви. Но возникает вопрос: какого из двух — Pycтaви из Mecxeтии (Южнoй Гpyзии) или Pycтaви xepeтcкoгo (тбилиccкoгo — нa тeppитopии coвpeмeннoгo гopoдa) cвязывaют c имeнeм aвтopa пoэмы?

Heкoтоpыe литepaтypныe иcтoчники, ocoбeннo нapoдныe пpeдaния, нaзывaют Pycтaвeли мecxoм. B X-XII вeкax Mecxeтия дeйcтвитeльнo игpaлa oчeнь вaжнyю poль в пoлитичecкoй и кyльтypнoй жизни Гpyзии, хотя знaчитeльным пoлитичecким и кyльтypным цeнтpoм был и тбилиccкий (xepeтcкий) Pycтaви. Так что cпopы o тoм, ypoжeнцeм или влaдeтeлeм кaкoгo из Pycтaви был aвтop перевода «Bитязя в тигровой шкype» продолжаются.

Если же взять за основу имя «Руствели», то «руста» с фарси переводится, как «село», «деревня», а слово «вели» с грузинского — «поле»․

Сегодня грузинскими авторами написана биография, основанная на догадках, а не фактах и тем самым не соответствует действительности и даже в ЮНЕСКО отмечают день рождения «Шота Руставели», не зная истинной даты рождения․

Поскольку текст поэмы в течение веков неоднократно менялся, то неудивительно, что имя «автора» также изменилось с «Руствели» на «Шота Руставели» и произошло это по-видимому только в XVI — XVII вв․

В самой поэме нет упоминаний о царице Тамаре, её муже Давиде-Сослане и других грузинских деятелях той эпохи. Их отмечает Руствели только в предисловии, т.е. вне текста самой поэмы.

Разве это даёт повод утверждать, что Руствели жил в эту эпоху? Однако грузинским ученым это кажется достаточным. Но это ненаучно и смешно. К примеру, многие средневековые авторы, описывают жизнь исторических персонажей, которых не видели и тем более не жили в эту эпоху, но они детально описывают историю своих главных героев.

Руствели всего упоминает царицу Тамару и ее мужа Давида-Сослана только лишь в предисловии и заключении поэмы.

В самой поэме не говорится в каком веке была написана поэма, там ничего подобного нет о дате создание поэмы.

Грузинские литературоведы и критики утверждают, что Шота Руставели посвятил поэму царице Тамаре․ Но это написано только в русском вольном переводе Н. Заболоцкого, в грузинском же тексте ничего подобного нет. Только во вступление к поэме имеется упоминание о царице Тамаре:

«თამარს ვაქებდეთ მეფესა სისხლისა ცრემლ-დათხეული…

Тамарс вакебдэт мэфиса сисхлиса цремл-датхэули… »

Дословный перевод с грузинского на русский язык выглядет таким образом:

«Хвалим царицу Тамару, в крови пролитой слезы…»

 А вот в вольном переводе Н. Заболоцкого мы читаем։

«Воспоем Тамар-царицу, почитаемую свято!

Дивно сложенные гимны посвящал я ей когда-то.»

Как видим, во вступлении к поэме Руставели не упоминает, что посветил её царице Тамаре. В вольном переводе поэмы «Витязь в тигровой шкуре» Николай Заболоцкий  целенаправленно исказил текст, чтобы соотнести дату написания поэмы к XII-XIII вв. – к эпохе царицы Тамары․

«Витязь в тигровой шкуре»  является переводом с персидского на грузинский язык

В свое время еще академик Н.Я. Марр писал о персидском происхождении сказа «Витязь в тигровой шкуре», и его мнение не подлежит сомнению.

Иноязычные читатели, читая переводы на доступные им языки, где нет строчек о персидских «корнях» произведения, попадают в заблуждение, ошибочно считая Руставели «автором» поэмы.

Но дело в том, что сам Руствели пишет о персидском происхождении сказания. Во вступлении к поэме Руствели пишет, что он «…нашёл персидский рассказ и перевёл с персидского на грузинский язык и переложил его стихами, словно крупную жемчужину, переходящую из рук в руки…»

ВСТУПЛЕНИЕ

«ესე ამბავი სპარსული, ქართულად ნათარგმანები,
ვით მარგალიტი ობოლი, ხელის-ხელ საგოგმანები,
ვპოვე და ლექსად გარდავთქვი, საქმე ვქმენ საჭოჭმანები,
ჩემმან ხელ-მქმნელმან დამმართოს ლაღმან და ლამაზმან ნები.»

«Сказка персов по-грузински мною песенно дана.
Перешла из рук на руки, как жемчужина, она;
Мной наряженная в рифмы, здесь она вознесена.
Омрачившая мой разум, не отвергни письмена!»

(Перевод П. А. Петренко)

Дословный же перевод с грузинского на русский выглядет так։
«эсэ амбави спарсули, картулад натаргманеби,
вит маргалити оболи, хелис-хел сагогманеби,
впове да лексад гардавткви…»․

По-русски означает։

«Этот сказ персидский, переведён на грузинский,
Как жемчужина катилась по рукам людей,
Нашёл и на стих переложил…»

Об иноземном происхождении произведения упоминается и в заключении:

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

«დავითის ქმნანი ვითა ვთქვნე სიჩალხე-სიხაფეთანი!
ესე ამბავნი უცხონი, უცხოთა ხელმწიფეთანი,
პირველ ზნენი და საქმენი, ქებანი მათ მეფეთანი,
ვპოვენ და ლექსად გარდავთქვენ, ამითა ვილაყფეთანი.»

«Недостойный петь Давида, преисполненного сил,
Я нашел преданье это и в стихи переложил.
Иноземных государей и судьбу, и бранный пыл,
И обычаев старинных справедливость восхвалил.»

(Перевод П. А. Петренко)

Грузинские ученые-литературоведы, на протяжение нескольких десятилетий прилагают все усилия, чтобы не допустить до читателя информацию о персидском происхождении поэмы — «Витязь в тигровой шкуре»․ Называя поэму шедевром мировой поэзии, который мог создать только талантливый грузинский поэт Шота Руставели․ Они тщательно скрывают, что персидская поэма — «Витязь в тигровой шкуре»,  была переведена с персидского на грузинский язык.

Несмотря на споры о происхождении — поэма действительно остаётся ценным событием в жизни человечества.

По инициативе Сталина было приложенно не мало усилий для популяризации поэмы «Витязь в тигровой шкуре» как в СССР, так и во всем мире в целом․

Известно, что Сталин сам лично курировал работу переводчиков, а также правил тексты. Кроме того, Иосиф Виссарионович перевел одну из строф, однако какую именно — держалось в строгом секрете.

«Представьте то время — 1941 год. Критики не могли раскритиковать. Кто бы мог что-нибудь сказать? А вдруг они раскритиковали бы тот куплет, что написал Иосиф Виссарионович? Все приняли его на ура», — вспоминает Мамука Чхеидзе.

Поэма была переведена также на многие иностранные языки. И всё это время всячески старались скрыть факты о персидском происхождении поэмы, так как упоминание об этом противоречило целям и задачам популяризации «грузинской» поэмы.

В подтверждение этих слов приведем отрывок из письма грузинского ученого И.В. Мегрелидзе Софье Михайловне Марр – супруге русского поэта и учёный-востоковеда Ю.Н.Марра, сыну Н.Я.Марра: «Вас прошу не допускать к архиву Ю.Н. посторонних без присутствия Володи Путуридзе.

Мы знаем, как некоторые «ученики» злоупотребляют доверием близких ушедшего автора. Берите пример с вашей, во всем предусмотрительной свекрови – Александры Алексеевны, которая без моего или В. Миханковой присутствия, никому не дает даже взглянуть ни в одну рукопись покойного супруга».

Далее И.В. Мегрелидзе пишет:

«У нас отдельные лица подняли шумиху, мол, академик Н.Марр – отец очень старался и хотел доказать, что сюжет поэмы Руставели персидского происхождения, но ничего у него не вышло, а теперь сын – Ю. Марр старается подтвердить это мнение отца!..».

Поэма «Витязь в тигровой шкуре» является типичным произведением персидского стиля, каких в персидской литературе большое количество. Поэма создана по восточным мотивам, кроме того в поэме часто упоминается Коран, что явно даёт понять, что создана под значительным влиянием персидских, арабских и индийских сюжетов.

И кроме языка, на который была переведена поэма, дошедшая до наших дней, мы в ней ничего не видим «исконно грузинского».

Как уже упоминалось, сам Руставели признавал, что сказ этот персидский.

Нельзя же ставить под сомнение самого Руставели в этом вопросе? Таким образом, становится понятно, что Шота Руставели не поэт, а талантливый переводчик персидской поэмы — «Витязь в тигровой шкуре»

Слово «натаргманеби» в грузинском языке означает «переведено», и оно заимствовано из семитского языка — «таргеман-переводчик». Данное слово употребимо всеми народами Передней Азии.

Сюжет поэмы и персонажи

Сюжет поэмы – аравийская и индийская сказка, персонажи и главные герои которой также являются героями — Аравии и Индостана. Грузия же в поэме ни разу не упоминается. Грузинские ученые-литературоведы выдвинули такую теорию, дабы оправдать «грузинское» происхождении поэмы, что прототипом Тинатин и Нестан-Дареджан скорее всего являлась сама царица Тамара, а Тариэла и Автандила — Давид Сослан, второй муж царицы Тамары.

Географически поэма, связана с Персией, Аравией и Индией и как говорилось выше в поэме неоднократно упоминается исламская священная книга Коран, учение которой противоречит христианской идеологии господствующей в Грузии тогда и сейчас.

Более того — в средневековой Грузии, Грузинская православная церковь часто преследовала поэму «Витязь в тигровой шкуре» из-за её персидского (исламкого) происхождения, называя поэму антихристианской.

Отрывки из поэмы «Витязь в тигровой шкуре»։

«Ростеван был царь арабский, божьей милостью храним;
Войск бесчисленных властитель, был он щедрым и простым.
Мудр, любезен, правосуден, прозорлив, неотразим,
Кроме доблести прославлен красноречием своим.» — сказ 1

«Повелителя веленье всей Аравии речет:
«Тинатин, по воле отчей, днесь на трон свершен восход.
Пусть, как солнце, просветляет весь подвластный ей народ,
Пусть несет ей всякий зрячий уваженье и почет».» — сказ 1

«Всем известно, что царило в Индостане семь царей.
Парсадан шесть царств индийских сделал вотчиной своей;
Был царящий над царями всех богаче и щедрей,
Станом — лев, а ликом — солнце, побеждал других вождей.» – сказ 5

«И тогда же к Парсадану он гонца послать велел,
Поручил сказать: «Ты целым Индостаном овладел;
Силу сердца твоего я днесь изведать захотел,
Пусть же верной службы слава мне достанется в удел!»» — сказ 5

«Мой ответ ему поведай; не скажу я льстивых слов:
Пусть в Аравии увижу облик ласковый царев.
Ведь немало в исступленье я убил его рабов;
Без прощенья Ростевана не вернусь под отчий кров.» — сказ 51

«Тариэлеву супругу провожая в дальний путь,
Аравийская царица прошептала: «Не забудь?»
Обнялись они, как сестры, шея к шее, грудь на грудь.
Кто бы мог, прощанье это созерцая, не вздохнуть?» — сказ 53

«И Нестан сказала: «Если б не была ты солнцем, знай:
Разлученная с тобою не утратила бы рай.
Говори со мною в письмах, как вернусь в родимый край.
По Аравии сгораю, ты по Индии сгорай!»» — сказ 53

(Перевод П. А. Петренко)

Упоминание священной книги мусульман – Корана в поэме «Витязь в тигровой шкуре»։

 «Все ученые смущались тяжким недугом моим,
Все в руках Коран держали и читали над больным,
Я не слушал их, болтали, будто — бесом одержим.
Был три дня в бездушном теле тот огонь неугасим.» — сказ 6
«Я привстал, Коран открытый в изголовий нашед,

Восхвалил творца, а после — расстилающую свет,
Ей дерзнул сказать: «О солнце, свод небес тобой согрет!
Ты меня не убиваешь, я одно скажу в ответ.» — сказ 13

Я промолвил: «Коль нарушил я зарок, что мною дан,
Божий гнев да покарает оскорбившего Коран!
Для меня чужой не станет облик солнцем, пальмой стан.
Коль копье пронзит мне сердце, как я жить смогу, Нестан? — сказ 13

Много выпил царь с Усеном, стала речь их не строга.
Позабыл Усен о клятве, честь ему не дорога.
Что тому Коран и Мекка, кто нечистому слуга!
Не идет вороне роза, не идут ослу рога. – сказ 39

(Перевод П. А. Петренко)

 В своей книге «Вопросы Вепхисткаосани и Висрамиани» академик Н.Я. Марр пишет:

«У величайшего грузинского поэта Шота из Рустави нет ни слова о Грузии, о природе родного края, о переживаниях своих земляков в родных общественных и материальных условиях: страны и люди, о которых он говорит, географические и этнические термины, которыми он пользуется, все зарубежные». [Марр Н., 1966, с. 14-15].

Сын академика, русский поэт и учёный-востоковед Ю.Н.Марр даже выдвинул предположения, что прототипом поэмы Ш.Руставели может быть одна из малоизвестных поэм персидского поэта Унсури. Он призывал внимательно пересмотреть рукописный фонд Унсури, чтобы найти более убедительные доказательства. [Марр Ю., 1935, с. 613-621]

В своё время царь Картли (1711—1714, 1716—1724) Вахтанг VI, дабы «поставить точку» в споре о принадлежности поэмы сказал следующее:

«Нет этой повести в Персии… в Персии нигде не найден персидский рассказ»

 Не надо забывать, что Персия неоднократно подвергалась нашествие кочевых племен тюрок-сельджуков, в период правления которых в Персии погибло не мало учёных, поэтов от рук захватчиков, а так же были сожжены многие книги.

Так вот, если грузинские ученые-литературоведы думают, что если в Иране где-то в библиотеке на полочке не лежит этот самый оригинал и это является доказательством «грузинского» происхождения поэмы, то они глубоко заблуждаются.

Если идёт речь об оригинале как о доказательстве, то встаёт резонный вопрос: а где же грузинский оригинал поэмы, якобы написанной самим Руставели в XII веке?

Но ведь это наивно и ненаучно.

Еще в 1917 году Н.Я. Марр писал, что Ш. Руставели взял за основу своей поэмы персидскую повесть, которая до этого в грузинском обществе в прозаической форме долго передавалась из уст в уста. По его мнению «необнаружение персидского оригинала поэмы не может служить аргументом против персидского происхождения «Витязя в тигровой шкуре» — этого предмета лирических излияний многочисленных, малопонимающих его поклонников». [Марр Н., 1917, сс. 415-446, 475-506].

Грузинские ученые-литературоведы принципиально игнорируют этот факт и утверждают обратное. Вот, что в частности пишет проф. А.Г. Барамидзе: «Н.Я. Марр очень многое сделал в обосновании самобытности и оригинальности идейного содержания «Витязя в тигровой шкуре»…

Другим выдающимся переводом грузинской литературы XII века считается первая поэма «Висрамиани». Это художественный прозаический перевод поэмы «Вис и Рамин», написанной Фахриддином Гургани в 1048 году. Перевёл эту поэму грузинский переводчик Саргис Тмогвели, которого Руставели упоминает в заключении поэмы։

 «Амирана восхваленье у Хонели мы найдем,
Славных дел Абдул-Мессии сам Шавтели был певцом,
Диларгета пел Тмогвели, неустанный языком.
Тариэла же — Руствели, вечно плачущий о нем.»

(Перевод П. А. Петренко)

Выдающийся востоковед, знаток древнегрузинской литературы Н.Я. Марр писал:

«После всего сказанного нет никакой возможности сомневаться в тенденциозности романа: ясно также, что дело имеем с персидской национальной тенденцией. Причем же здесь грузины? Не причем: во всем памятнике нет ни слова о грузинской народности, ни одной черточки из грузинского быта.

Могут ли существовать два мнения о происхождении романа, раз установлено его персидская национальная тенденция? По-нашему, нет. Занимающий нас роман происхождения персидского; исключительно в персидской литературе и следует искать его оригинал». (Марр Н., 1895, с. 363).

Начиная с Вахтанга VI  в Грузии целенаправленно шла грузинизация персидских поэм – «Висрамиани» и «Витязь в тигровой шкуре»

В предисловии к поэме «Висрамиани» (издание: Тб, 1967г.) написано: «памятник грузинской классической литературы», что противоречит реальности. В средневековой Грузии было немало талантливых переводчиков это и Саргис Тмогвели, и Шота Руставели, которые прекрасно делали переводы с персидского на грузинский язык. Но как ни странно, в последствии стали «авторами» этих произведений, сами того не подозревая.

А вот Мамуку Тавакарашвили, который только переписал в 1646 году поэму «Витязь в тигровой шкуре»,  грузинские литературоведы называют «поэтом», то же определение можно найти и в соответсвующей статье грузинской Википедии, хотя он ни одно произведение не написал, что не умоляет его достижений как талантливого переписчика, художника-каллиграфа и миниатюриста․

В том, что грузинские переводчики преводили персидские произведения нет ничего странного, это в вполне естественно для средневековой Грузии, в которой очень любили читать персидские мифы, поэмы, сказки и прочее.

В те времена в Грузии не так были развиты литература и поэзия, как в Персии и грузинская аристократия с большим удовольствием читала персидские рассказы. Грузинский язык, который к концу XVII был на грани исчезновения, сохранился благодаря усилиям царя Вахтанга VI. Расцвет грузинской литературы начинается с конца XVIII – начала XIX века, а до этого были в основном только переводы персидских произведений.

Епископ Русской православной церкви Митрополит Евгений, посетивший Грузию в XIX веке, донес до нас ценное сообщение о том, как грузины увлекались персидской литературой:

«…они любили заниматься персидской литературой, и каждый любопытный князь имел хотя бы небольшую коллекцию персидских книг».

«Содержание первой поэмы Вепхисткаосани есть почти романтическое, взятое из индийской истории».

— (Историческое изображение Грузии в политическом, церковном и учебном ее состоянии, 86 стр, 73 стр) 1802 г.

Статья в журнале «КАРАВАН»։«Витязь в тигровой шкуре» Шота Руставели в Иране

В 2016 году в журнале «КАРАВАН» № 43, вышла статья։ ««Витязь в тигровой шкуре» Шота Руставели в Иране». Авторы статьи — Джемшид Шалвович Гиунашвили и Елена Джемшидовна Гиунашвили․

Впервые в истории, грузинские ученые-литероведы открыто написали, что персидская поэма «Витязь в тигровой шкуре» переведена с персидского на грузинский язык. Правда здесь приводятся оговорки, что мол она «переведена или переложена», но это не меняет суть. Как бы качественно она не была бы переведена, с сохранением канонов грузинской словесности, рифмы, перевод всегда останется переводом, а Шота Руставели, отличным знатоком грузинского и персидского языков и, естественно, всего лишь качественным талантливым переводчиком.

Поиски персидского оригинала, если и не дали положительных результатов, то это вовсе не означает, что его и не было. В истории человечества из-за войн и катастроф пропало много произведений искусств, особенно книг и рукописей.

Главным фактором, принадлежности поэмы персидскому этносу являются строчки самого Руствели о том, что он перевёл эту персидскую поэму.

Статья из журнала «КАРАВАН»:

По решению Международной организации ЮНЕСКО в 2016 году отмечается 850 годовщина со дня рождения Шота Руставели ‒ автора шедевра грузинской поэзии «Витязь в тигровой шкуре». Институт востоковедения имени акад. Г.В.Церетели в связи с указанной знаменательной датой, при содействии Отдела культуры Посольства Исламской Республики Иран и помощи проф. Бахрама Амирахмадиана подготовили к печати сборник статей на персидском языке под названием «Витязь в тигровой шкуре Шота Руставели в Иране».

Руставели в прологе поэмы провозглашает:

«Это персидское сказание, переложенное на речь грузинскую, взлелеянную как жемчужину, перекатываюшуюся (dorreqaltān) с руки на руки, я его нашёл и пересказал стихами, свершил труд нелёгкий».

Таким образом, по словам Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре» — это персидское произведение, которое кто-то перевел на грузинский язык. Читатели высоко оценили этот перевод, он как dorreyatim перекатывался с рук в руки. Руставели нашёл этот перевод и переложил его на стихи.

Если учесть тот факт, что в средние века на грузинский язык были переведены «Шах-наме» Фердоуси, «Калила и Димна», «Кабус-наме», «Вис о Рамин» ФахреддинаГоргани и др., а в Грузии распространены такие иранские собственные имена, как Ростом(<Rostam), Зураб (<Sohrāb), Кетеван (<Ketāyun), Нестандареджан (<Nist-andarjahān) и др., что сущесвуют такие фамилии, как Залдастанишвили (<ZāleDastān), Саварсамидзе(<SavārSām) и др., то наличие грузинского перевода персидского «Витязя в тигровой шкуре» представляется естественным явлением.

Однако уже 300 лет, как вопрос о том, что была ли поэма «Витязь в тигровой шкуре» переводом или переложением с персидского, не теряет актульности. Высокообразованный интеллигент, обладающий энциклопедическими знаниями в области грузинского и персидского языков, грузинской и персидской литератур, переводчик «Калила и Димны», «Кабуснаме», «ЗиджУлуг Бега», редактор и первый издатель критического текста поэмы Руставели (1712) Хосеин-кули хан, Сепахсалар Ирана (Вахтанг VI) первым поставил под сомнение персидское происхождение поэмы Руставели.

Но крупнейшие специалисты были убеждены, что в основе поэмы Руставели лежит произведение на персидском языке. Когда стало известно, что в библиотеке Британского музея хранится персидская рукопись под названием «Шахрияр-наме», академик Н.Я.Марр был убежден, что это и есть персидский оригинал поэмы Руставели: имя главного героя грузинской поэмы «Тариел» Н.Марр производил от персидского «Shahriyār”. Известный иранист Юрий Марр (сын акад. Н.Я.Марра) полагал, что поэма Руставели тесно связана с недошедшей до нас поэмой Онсори «KhengbotvaSorkhbot”. В Тбилиси в журнале “Tskhroveba” («Жизнь» за 1916 г., №7, стр. 21) появилось следующее сообщение (перевод с грузинского):

«Известие, достойное внимания. Директору Грузинского музея г-ну Юстину Абуладзе удалось отыскать исключительно важную рукопись старого «Витязя в барсовой шкуре», представляющую прозаическое переложение с персидского, послужившее Шота Руставели материалом для создания его бессмертного произведения. Рукопись доставлена из Горийского уезда и найдена, оказывается, при рытье могилы».

Однако все подобные «известия» и «находки» кончались разочарованием. В подготовленном к изданию «Сборнике» публикуется статья редактора журнала «Armaghān» Хамзе Сардадвара, датируемая 1934 годом. В статью включены краткое содержание поэмы Руставели, подготовленное известным иранистом В.Путуридзе, и просьба редактора к читателям о том, что если кто-нибудь читал или слышал что-либо подобное о поэме Руставели, пусть сообщит об этом в редакцию журнала. «Что-либо» не было сообщено редакции журнала.

Для определения места и роли литературного деятеля такой значимости и масштаба, каким является Шота Руставели, надо хотя бы в общих чертах рассмотреть основные мировоззренческие направления и процессы в Грузии в период IV-XIII вв. В начале IV века грузины приняли христианство. Одна из особенностей восточного христианства (копты, армяне, грузины, славяне) заключается в том, что все религиозные обряды и песнопения должны были осуществляться на родном языке. Это обстоятельство стимулировало бурное развитие письменной культуры на родном языке. Прогрессивное мировоззрение в Грузии в V-X вв. находит отражение внутри церковной культуры: оно, как указывает проф.

Ш.В.Хидашели, проникает в нее под влиянием определенных условий, античных и народных традиций. Однако сложившиеся в XI-XII веках социально-экономические и политические условия вызывают основательную ломку старых понятий, представлений и настроений. Следует глубокое обмирщение культуры. Светское мировоззрение развивается и, наконец, перерастает в гуманизм в творчестве Руставели.

Как указывает проф. В.И.Абаев, величие Руставели в том, что с высоты своего гения он выразил лучшие мысли и чувства своего народа. Общечеловеческая значимость таких людей, как Фердоуси и Руставели, неразрывно связана с их национальным значением. Человеческое вне национального — пустая абстракция. Благо народу, который смог выдвинуть из своей среды людей, чей гений, преодолевая национальную, конфессиональную, сословную ограниченность, могучим взлетом подымается на те вершины, где и национальное, и конфессиональное и сословное преобразуются в человеческое.

В публикуемом «Сборнике» авторами 13 статей являются иранские учёные, а 8 статей — их грузинские коллеги. Составители «Сборника» строго придерживались принципа неприкосновенности содержания статей и формы изложения в них материала.

 — КАРАВАН,  № 43, Августь-Сентябрь 2016

Выводы следующие:

а) грузинская литература возникла в 5 веке и до 12 века существовала исключительно как агиографическая или религиозно-теологическая; в этот период было велико византийское влияние; самобытные и оригинальные грузинские сюжеты почти отсутствуют;

б) в 12-13 вв. возникает ряд светских произведений, на данный период преобладает влияние персидской литературы; самобытность и оригинальность в произведениях или отсутствуют, или наблюдаются частично;

в) 13-16 вв. литературные произведения на грузинском языке почти не создаются;

г) 17 век – возрождение грузинской литературы. Налицо сильнейшее влияние персидской литературы; оригинальность и самобытность отсутствуют;

д) конец 18 – начало 19 века – новая эра в историческом развитии Грузии, господство романтизма в грузинской литературе, в отличие от предыдущих, этот этап можно назвать истинно грузинским во всех отношениях.

Значение имен персонажей «Витязь в тигровой шкуре»:

  1. Ростеван — царь Аравии
    Ростеван — Рустаам, Ростем (пехл. Rodastahm, Rostahm от
    др. иран. Raudas-taxma; перс. رستم, дословно — «мощнотелый»)

2.Тинатин — дочь Ростевана, возлюбленная Автандила

Тинатина — имя Тина в переводе с арабского языка означает «инжир».

  1. Автандил — полководец в Аравии

Автандил переводится с древнеперсидского как – «сердце родины».

  1. Сократ — один из визирей Ростевана
    Сократ — мужское имя, происхождение — древнегреческое, значение имени Сократ — «сохраняющий власть».
  1. Тариэл — витязь в тигровой шкуре
    Тариэл — От арабского — «восходящее солнце».

6.Шермадин — слуга Автандила, руководивший вотчиной в его отсутствие

Шермадин — имеет персидско-арабское происхождение. Шер в переводе с фарси значит «лев» (перс, شیر). Дин (араб. دين — религия)

  1. Асмат — рабыня Нестан-Дареджан
    Асмат — Мусульманское женское имя Асият в переводе с арабского языка означает «лечащая», «утешающая».
  1. Фарсадан — индийский царь
    Имя — Фарсадан, имеет персидское происхождение
  1. Нестан-Дареджан — дочь Фарсадана, возлюбленная Тариэла Дареджан.

Имя связывают с персидским выражением «нистандаре-джехан», что означает : «нет подобной (красавицы)

Давар — сестра Фарсадана, воспитательница Нестан-Дареджан.

Давар — 1. персидское имя (داور) «судья». 2. иврит (דַווָר) «почтальон»

  1. Рамаз — властитель хатавов
    Рамаз — Имя Рамиз имеет арабское происхождение. В переводе с арабского языка означает «символ», «отмеченный особым знаком».
  1. Нурадин-Фридон — правитель Мульгазанзара, друг Тариэла и Автандила
    Нурадин-Фридон — Нуриддин, В переводе с арабского языка слово нур (نور) означает «свет». Фридон — персидское имя

Усам — капитан мореходов, которых Автандил спас от пиратов.

Имя Усам — Происхождение: Арабское

 МеликСурхави — царь Гуланшаро

  1. Мелик Сурхави — Мелик-Мали́к (араб. ملك ) — мужское имя
    арабского происхождения, означающее «царь». Сурхави — на фарси означает — сурх-красный сурхаб-рубин, драгоценный камень.

15 Усен — глава торговцев Гуланшаро

Усен — Имя является сокращенной формой одного из распространенных в исламском мире имен — Хуссейна. Имя Хуссейн (حسين) является уменьшительной формой имени Хасан (حسن), которое в переводе с арабского языка означает «хороший», «красивый».

16 Патма— жена Усена

Патма — от Падма, Проиcхождение: тибетское, индийское, индейское. «Лотус» (санскр.) Лотос (тибетск.)

  1. Дулардухт — царица Каджети
    Дулардухт — от перс. Дил – сердце, духт означает дочь
  1. Росан и Родья — племянники Дулардухт, за Ростана
    Дулардухт хотела выдать Нестан-Дареджан
    Росан и Родья — Росан от Рошан: 1. персидское(روشن), хинди (रोशन) «светлый; источник света, освещающий; блестящий» 2. иврит (רֹאשָן) «головастик»
  1. Рошак — военачальник Каджети
    Рошак — на фарси «свет»

Автор: Феликс Курцвайль


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *