Опубликовано: 5 Ноябрь, 2016 в 22:43

Трамп надеялся перехитрить Путина

Трамп надеялся перехитрить ПутинаГость программы «Американский пирог» журналист и издатель Сергей Пархоменко. О российском следе в американской избирательной кампании, о том, почему русские американцы поддерживают Трампа.

Сергей, вы верите в то, что российский след реален в этой избирательной кампании?

Сергей Пархоменко: Абсолютно. Во-первых, мне кажутся вполне убедительными все разговоры про то, что WikiLeaks добывает значительную часть своей информации из Москвы.

Вообще, одно из самых интересных событий этого года, это полное крушение WikiLeaks, который оказался совершенно никому не интересен, который не сыграл никакой роли и продемонстрировал свою полную зависимость от каких-то сторонних источников, которые им манипулируют, и эти источники, по всей видимости, в Москве. Это такая побочная история.

Оригинал публикации RFI Беседу вела: Елена Серветтаз

Это изначально так было или был просто переломный момент?

Я думаю, что изначально не было. Я думаю, что это происходило постепенно. Все-таки они находятся в тяжелом положении — Ассанж сто лет сидит в этом посольстве, контакты его очень ограниченные. Конечно, это нелегко. И вот они начали пользоваться тем, что есть. Я думаю, что изначально WikiLeaks никак не был связан ни с Москвой, ни с Лубянкой, ни с Путиным. А теперь связан.

Что касается взломов, которые были здесь, есть компетентные организации, которые говорят, что вот, например, эти взломы организованы так-то и так, оттуда-то и они управляются российскими спецслужбами, а эти — не управляются российскими спецслужбами, а просто осуществляются с сервера, расположенного на территории Российской Федерации.

Считается, и спецслужбы об этом говорят, что история попытки проникновения в систему регистрации избирателей, которая была здесь в двух или трех штатах, это просто какие-то хулиганы, которые, тем не менее, работают из России.

Но они могли откуда угодно работать. А история с проникновением на почтовые серверы комитета Демократической партии и штаба Клинтон — это совершенно управляемая вещь, и понятно, в пользу кого это делается. Другое дело, что в результате оказалось только хуже.

В результате оказалось, что сегодня всякий контакт с Россией страшно дискредитирует кандидата, и иногда смешно наблюдать, как это возникает в каких-то дебатах или обсуждениях между ними, как они пользуются словом «Россия» как оскорблением. Вся эта попытка влезть и кому-то помочь кончилась вот этим.

Вы думаете, Дональд Трамп реально в какой-то момент верил, что Владимир Путин будет его другом, и он мечтал, «чтобы Владимир стал его другом».

Не знаю, во что он верил, но мне кажется, что у Трампа есть общая для большого количества олигархов такая иллюзия — дайте мне этого человека, и я его перехитрю. Они всю жизнь этим занимаются, строят свой бизнес на этом.

А трамповский бизнес, связанный со спекуляциями с недвижимостью, строительством и так далее, тем более так работает. Он привык к этому, поэтому я и думаю, что у него было и есть это общее ощущение «дайте мне Путина, я его обую-обаяю».

Но пока совершенно очевидно, что это кончилось тем, что российские спецслужбы попытались сюда влезть, принять участие в этих выборах на одной стороне — стороне Трампа, и они ему очень повредили — это тоже факт. Потому что в результате это все не сработало. Операция эта кончилась плохо, но она была.

Я думаю, что какое-то количество кадровых перестановок в Москве, которые мы наблюдаем в последнее время, в какой-то мере с этим связаны. Были люди вокруг Путина, которые ему обещали, что устроят американские выборы как надо. Не устроили, это совершенно очевидно.

Я думаю, что и отставка Иванова имеет к этому какое-то отношение. Понятно, что к нему накопилось много разных претензий, но, в том числе, и эта тоже. И последняя отставка Решетникова, который был каким-то важным советником и генератором идей… Все это превратилось в совершеннейший скандал и анекдот.

Так что теперь, вне зависимости от того, кто выиграет, это будет существовать в отношениях между двумя столицами. Если выиграет Хиллари, она, конечно, будет мстить, она будет искать кого-то, кто пытался ей испортить жизнь, и она будет как-то ему напоминать об этом.

А если в результате окажется Трамп, то у него тоже будет ощущение, что были какие-то люди, влезли, пытались помочь, но только помешали и все испортили. В общем, пока ничего хорошего у Путина с этим не получилось.

Почему русские американцы до сих пор так вдохновенно говорят о Дональде Трампе? По идее, им должно претить все, что он говорит — ненависть к мигрантам, чужакам.

Вообще, про российскую диаспору известно, что она во многих странах начинает занимать право-экстремистские позиции. Я бы сказал, ксенофобские, как это ни странно. Это говорят про Израиль — что люди, которые приехали в Израиль в 90-е годы, это люди, которые сегодня придерживаются достаточно жесткой антиарабской позиции.

Это говорят и про Германию — что люди, которые приехали в перестроечные времена, это те самые люди, которые сейчас громче всех выступают против допуска мигрантов и которые страшно критикуют Меркель за то, что она занимает достаточно мягкую в этом смысле позицию.

И в Англии тоже мы много слышим, что русский Лондон, который оказался достаточно многолюдным, это тот самый Лондон, который с отвращением говорит об индусах, пакистанцах и всех прочих.

Может быть, они думают, что будут так себя больше лондонцами чувствовать?

В какой-то мере, наверное. В этом есть какая-то ревность. Мне кажется, что это сложная смесь просто узкого, малообразованного взгляда и отсутствия традиций, понимания того, что мир открыт, люди имеют право передвигаться и обогащать друг друга своими способностями.

Доказать русскому американцу или русскому британцу, что высокотехнологичные IT-отрасли в огромной степени держатся сегодня на индусах и китайцах, очень трудно. Так что я думаю, что это какие-то особенности национального характера, которые по-прежнему живы, но это неизменно происходит в разных странах.

В США мы тоже это видим. Видимо, это связано с тем, что те, кто теряет всякую связь с родиной, начинает придерживаться здесь охранительских, консервативных и антидемократических позиций. Те, кто сохраняет эту связь, те и в этом придерживаются таких же позиций.

Вот я был здесь членом избирательной комиссии в посольстве РФ, когда происходили российские выборы. Я видел, как голосуют. Вот три урны: одна урна вашингтонская, другую урну привезли с дипломатической почтой — был пункт голосования в Чикаго, а третью привезли с дипломатической почтой — был пункт голосования в Майами.

Вот открыли эти урны, вывалили все на большой стол, и все так и лежит слоями: вашингтонский слой, чикагский и флоридский, и там тот еще контингент, там люди голосуют за «ордена дружбы народов русский великодержавный империализм», выражающийся в каких-то кандидатах или партиях.

Кто это такие? Пожилые, состоятельные люди, благополучные, успешные, которым совершенно нечего опасаться, которые вполне могут чувствовать себя уверенно и обеспеченно. Им кажется, что они должны придерживаться таких позиций. Трамп — это часть этого взгляда на мир.

Вот как раз этот слой и проголосует. Можно сказать — спасибо Путину за это.

Спасибо не Путину за это, это много кому спасибо: и Ленину, Брежневу — всей истории советской власти спасибо за то, что она воспитала этих людей, которые по-прежнему глубоко укоренены в советском представлении о своих и чужих, презрении ко всему непонятному, всему чужеродному и необычному. Это очень консервативный и ограниченный, тупой взгляд.


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ


Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *