Опубликовано: 7 Май, 2018 в 0:02

Символика единства мужского и женского начал — Наскальные рисунки Армении

Символика единства мужского и женского началСимволика древнейшей мировоззренческой парадигмы — единства мужского и женского начал трансформируется в легенду, в древнюю армянскую мифологическую историю любви первочеловека (Ваагна) и его невесты (Астхик).  Она перешла в языческую, затем в христианскую традиции в форме мотива любви библейских персонажей – первочеловека Адама и Евы, а также, по мнению академика Н. Марра в историю любви Тристана и Изольды. Единство и любовь, как источники небесной и земной жизни, лежат в основе идеи о бессмертии.

Различные изображения двух скрещенных или наложенных друг на друга крестов с растительными мотивами, с плодами винограда выявлены на уникальных вишапакарах, огромных вертикально (небесные) и горизонтально (водные) расположенных базальтовых камнях иногда с изображениями драконов, птиц и рыб (рис. 7).

Крест согласно армянской дохристианской, языческой и христианской мифологий является водителем к вечной жизни; он есть “венец, украшенный дарами мысленного света, положенный на главу согрешившего (человека), окрашенный в прекрасный цвет – кровью и водою от раны Христа”, “венок из неприступного света”, возложенный Спасителем на род человеческий.

Крест “украшен мысленной невидимой красотой, как роскошный венок, не вещественными дорогим каменьями, но кровью и водою, из Христа исшедшими”. На некоторых кресткамнях вокруг точки средокрестья изображается нередко венок. А над головами вишапов на вишапакарах внутри венка — равноконечный крест (рис. 7б).

Рис. 7. Вишапакар (6 – 5 тыс. до н.э.) с изображением крылатого прямого креста (а) и Ваагна с мужским знаком. Над ними большой косой крест. Вишапакары с драконами и крестами восьмиконечными (б), Армения.

В армянском “Физиологе” имеется символическое истолкование некоего фантастического древа перидексия. Это древо уподобляется Богу-Отцу и Творцу всего, плод (в другой редакции ветвь) – Ваагну (Иисусу Христу), а тень дерева – Св. Духу.

В шараканах древом жизни часто называется также и Св. Дева (Астхик), давшая людям плод жизни – потомков Ваагна и Христа. В Евангелии от Луки Иисус во время крестного пути на Голгофу, обращаясь к народу, аллегорически говорит о себе как о зеленеющем древе (Лк. 23:31).

В “Пастыре” Ерма “большое дерево, покрывающее поля и горы и всю землю, означает закон Божий, данный всему миру”; закон этот есть Сын Божий, проповеданный в концах земного шара. Законы – это древние сокровенные знания, переданные людям. По Книге Притчей Соломоновых: “Плод праведника – древо жизни” (Пр. 11:30).

Очень точное выражение “древо креста”, отражающее процесс слияния в едином комплексном образе понятий креста и древа, находим у Степаноса Таронского. У Гермеса Трисмегиста читаем: “Бог есть круг или шар, коего центр везде, окружность нигде”. У Климента Александрийского: “Христос есть круг, в коем все силы сходятся”. “Круглая форма… как бы сама в себе заключала идею солнца.

Округлость заменяла солнечный знак”, – пишет о солярной символике круга Б.А. Рыбаков. В этой парадигме идей выделяется инвариантное по мотиву наскальное изображение (рис. 1), которое имплементируется в универсальную форму — как бы саму в себе заключает идею света, солнца, земли, луны, а также Бога, акта рождения, сотворения и появления плода (животворения), Ваагна и Креста — Христа задолго до его рождения (сущности Отца и Сына, матери Земли и всего человечество, в виде четырех рас).

Рис. 1. Мировой животворящий крест — Круг земной (а) или рождение Луны, наскальный рисунок, впервые обнаружен архитектором С. Петросяном, Центр Каредаран. В муках рождения находится животное, плод которого имеет форму животворящего креста в типично армянском стиле (б)

Егишэ подчеркивает: “Бог – не солнце”, но “свет солнца праведности”, “незримый чистый свет лучей мыслимого солнца”, “неугасимый свет благости Божьей”. Также и в шараканах Христос называется мысленным светом, мысленным солнцем, “светом, который светлее солнечного света”, светом от света или солнцем от света (как Сыном от Отца), светом непостижимым, “лучом, рожденным из недр Отца”, “лучом и образом сущности Отца”.

“Я – свет миру”, – говорит Христос (Иоан. 7:12). Мовсес Хоренаци называет Григора Лусаворича “духовным лучом мысленно-постигаемого солнца”, подчеркивая и выделяя “умную”, а не чувственную (т. е. “языческую”) природу созерцания божества. У

Степаноса Таронского “Творец всех сущих есть высочайший свет, вечно изливающийся и остающийся непостижимым”. Среди духовных гимнов гимн И. Мандакуни “Тебя славим, о мысленный свет”, гимн Нерсеса Шнорали “Солнце истины” и его же “Утро света, Солнце справедливое”, “Иносказательные рассуждения о Солнце Истинном и о том, как произошел от Отца Сын Единородный Христос” Костандина Ерзнкаци.

У Мовсеса Каланкатуаци “Но когда наступило время явления Солнца справедливости, когда посетила нас, ради спа-сения нашего неисповедимая сущность – Свет славы и сущности Отца…”. “Каждый человек в душе был церковью и сам же священником. Тело каждого было святым алтарем и души их – благоприемлемой судьбой”, – писал Егишэ “Бог не имел в виду храмов, построенных руками человека, но понимал под ними сердца людей, которые представляют истинный храм Божий”, – записано в Тибетском Евангелии.

“Ибо вот, придет Господь в огне, и колесницы Его, как вихрь” (Ис. 66:15). Раскрывая символику перекладин креста и точки среднекрестья, Нерсес Благодатный пишет: “В подлинном (т. е. Освященном) кресте часть сверху книзу простирающаяся уподобляется Божеству, часть, положенная поперек оной – человечеству; гвоздь же означает связь любви, соединяющую Бога с человеками”.

Крест и его равитие в форме свастики (“патеразма хача”, оберега, символа покровительства в виде четырехкрылого вращающегося по и против часовой стрелки) в Армении являлись олицетворением света, солнца, солнечной силы, огня, жизни и соответсвенно смерти в наиболее широком теологическом понимании. Другое армянское название свастики – “вардан” (от протоармянского “вращающийся”), “халке”, а также “керахач”.

Известно изображение свастики не только в наскальных рисунках, но и во многих памятниках языческой и христианской культур, например, на главных вратах средневековой столицы Армении — Львиных вратах Ани (в честь матери Ваагна Ан, Анаит). Главным значением “аревахача” (креста солнца) является божественный свет, отсюда и солнце, движение, жизнь, благополучие, слава, вечность и удача. Аревахач в древней Армении наносился на оружие, предметы повседневного быта, ковры-карпеты, одежду, родовые знамена и гербы, на кресткамни.

На рисунке 8 представлены фрагменты самых различных изображений форм свастик. Свастика  как разновидность креста использовалась в качестве символа покровительства, небесного Отца, драконоборца, бесстрашного, мужественного первочеловека, героя Ваагна победоносца (символа рыцарства). Она стала его победоносящим символом, олицетворяющим борьбу и победу.

Рис. 8. Наскальные изображения различных форм свастик, Армения

В армянском эпосе “Сасунци Давид” описы-вается “патеразма хач” («па» — отец, «тер» – владыка, властелин, переводится как крест покровительства отца, как символ победы и связи с небесным Отцом, вступившим в битву с небесным злом (небесным драконом или змеем).

Его воздействие оказалось настолько сильным, что символ, сохранившись в язычестве, перешел в христианские изобразительные мотивы и легенды. Мотив битвы Ваагня и дракона трансформировался в мотив средневекового изобразительного искусства в виде сражения святого Георгия Победоносца с драконом. Этот образ нашел при-менение в исламе, в геральдике многих стран, в гербе города Москвы (Россия).

В древней Армении сердце людей считали храмом Божьим, а тело вулкана – святым алтарем. На алтаре Ara Pacis (Рим, рис. 9) изображены свастики в честь победы — триумфа Рима над противниками.

Рис. 9. Рельеф с Алтаря Мира (Ara Pacis Augustae) в честь римской богини мира, воздвигнутый римским сенатом в честь триумфального возвращения императора Августа из Испании и Галлии в 13 г. до н. э. с изображениями свастик.

Араратские горы (снимок из космоса), источник Википедия

Алта́рь (лат. altarium) — жертвенник (от altaria — навершие жертвенника, приспособление для сжигания жертвы: altus — высокий, ara — возвышенное место для жертвоприношения). Алтарь был символом божества и местом, где располагались священные предметы. В Древней Греции приобрёл вид храмов (см., например, известный Пергамский алтарь (166-156 гг. до н. э. Малая Азия) в Берлине и Алтарь Мира (Ara Pacis Augustae, 13 г. до н э.) в Риме.

Читать также: Земля в муках родила Луну — Наскальные рисунки АрменииАсы-Аланы — Наскальные рисунки АрменииОзеро Ван и Всемирный ПотопАрарат — Родина звездных фигурАйк — потомок ВаагнаРождение Ваагна – Первочеловека прототипа бога Одина — Наскальные рисунки АрменииИз Саги об ИнглингахКруг земной — О Северной ЕвропеСолнечные повозки из древней Армении и Трундхольма


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ


3 комментария

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *