Опубликовано: 3 Июнь, 2018 в 12:02

Шедевры армянского ковроткачества

Шедевры армянского ковроткачестваС незапамятных времён армянские купцы вывозили во все стороны света разнообразные товары со своей родины. А уже к Х веку Армения (а также многие её диаспоры в разных частях света) стала одним из главных участников артерии мировой торговли. С XI века существовал и широко известный крымский Купеческий Армянский Союз, поддерживающий деловые отношения со многими торговыми обществами и финансовыми домами, Азии, Индии, Московии и Европы.

О чём сообщают арабские и европейские источники в разные временные периоды. Например, арабский путешественник Ибн-Баттута описывал армянские базары Крыма так: «…шумные базары, на которых торговали всевозможными диковинками и красивыми изделиями из хрусталя…».

А венецианский посол Франческо Тьеполо (1509-1590), упоминает в своих записках («Рассуждение о делах Московии Франческо Тьеполо»), о присутствии на Руси армянских купцов: «… Места наибольшего провоза и вывоза товаров – это Моска (Москва) … туда приходит немало персов, а ещё больше армян … в Читракане (Астрахань) и на торговом острове близ Кассане (Казань) действуют татары, персы и армяне».

Уместно будет добавить, что территория Армении выступала ещё и как самая безопасная и удобная зона для делового и торгового международного общения. Для удобства купечества и путешественников по всему торговому пути следования интенсивно развивалась сопутствующая инфраструктура. Строились мосты, гостиницы («иджеван» — древ. арм.; «караван-сарай»-тюрк.), бани («ба(h)ник» — древ. арм.), больницы («бжшканоц» — древ. арм.), кузни и т.д..

Армения была далеко не последним, участником мирового культурного и торгового обмена. В тот период многие армянские города имели статус крупнейших морских и сухопутных центров международной торговли и ремёсел, (1) входивших в проторенные торговые пути. Но армянские купцы знали и многие другие торговые маршруты, проходящие через владения Багратидов. (2)

Одну из главенствующих ролей в мировой торговле по праву играло именно Анийское царство. Экономика Ани, находящаяся в тот период на подъеме, могла позволить себе экспортировать (совершенно без ущерба для собственного внутреннего рынка!) и импортировать многочисленные товары самого широкого профиля. Особенно славились армянские ткани, ковры и текстильно-басонная галантерея. «В эпоху Багратидов (885-1045) из самой Армении вывозились парча, всевозможные изделия из серебра и меди, золототканые одежды, ковры …».

Этот небывалый всплеск торговли способствовал не только бурному росту армянской экономики, но и строительству зданий и сооружений уже в городах, так или иначе связанных с торговлей. В больших и малых населённых пунктах быстро строились и работали причалы, склады, лабазы, крытые и уличные, охраняемые стражей, рынки, где часть с/х товаров сбывалась по месту, а другая шла на экспорт.

Ведь для успешной торговли существовали целые кварталы многочисленных разнообразных ремесленных производств, снабжающих эти рынки всевозможными товарами. По территории производственных кварталов тянулись целые ряды цеховых объединений («амкарства» — древ. арм.).

Бесчисленные ремесленные мастерские («горцатун» — древ. арм.) поражали гостей столицы многопрофильностью своих технологий и богатым обилием товаров самого широкого профиля и на любой вкус, которые они производили. Вот лишь некоторые из них:

1) ковро-ткачи — ковры, паласы («карпеты» — древ .арм.), ковровые сумки, тапки, циновки;

2) кожевенники — кожаные шатры, чувалы, сумки, обувь, а также кожаные чехлы для напольных подушек, сёдла и конская упряжь, и т.д.;

3) шелководы — шёлковые ткани (атлас, шёлк-сырец, чесуча, газ, тонкие шелка);

4) красильщики – крашение тканей, шерсти, пряжи, кожи;

5) керамисты — гончары — посуда, глиняная бижутерия для бедных, кирпичи и плитка глазурованные, трубы для водопровода и канализации;

6) резчики по дереву, камню, кости:

а) по дереву — ювелирные украшения-изделия и обереги (для детей и для народа), а также, разные предметы быта и интерьера (колонны, балки, подоконники, наличники, дверные ручки и т.д.);

б) по кости – глиптика, коропластика, инкрустация, пуговицы, бусы и т.д.;

в) по камню – глиптика, коропластика, барельефы, горельефы, хачкары, надгробия, фризы, ктиторные статуи, колонны, балки и пр., а также предметы быта: вазы, сосуды и т.д.;

7) кружевницы, вышивальщики — икон, картин-гобеленов, занавесов, узоров по готовой ткани – парче, атласу, шерсти (шёлком, золотом, жемчугом, бусинами из драгоценных п./л. драг. камней и т.д.), поясов, воротников, манжет, головных уборов, сумочек, одежды;

8) мебельщики-столяры;

9) ювелиры;

10) мастера по музыкальным инструментам;

а также суконщики, шапошники, медники, подковщики и т.д. и т.п..

Арабский источник Ал-Истахрий замечал, что в Армении «выделываются шерстяные платья, карпеты (это придуманные армянами, безворсовые паласы; прим. С.Н.) и ковры, подушки, сиденья, шнуры («наузы» — древ. арм.) и другие предметы армянского производства … а ещё выделывают много шелковых тканей».

Шнуры производили вместе с кистями («кутазы» — древ. арм.) не только для людей, но и для лошадей и мулов. Армянские ткани, ковры и басон славились своими стойкими и сочными красками, которые закупали и на Востоке и на Западе (3) Далее, Ал-Истахрий писал: «…купцы из Армении вывозили в страны Рума (Византия; прим. С.Н.) парчу, шелк … для румских одежд … и другие товары.

Славились разнообразные изделия из шёлка и шерсти: тканные и набивные ковры, войлочные циновки, шатры, одеяла (вязанные и стеганные). Был представлен выбор разнообразных сортов тканей – х/б, льна, крапивы, шелка, золото и серебротканной парчи, шерстяных тканей («джужим» — древ. арм.). Ко двору халифам подносился в дар широкий реестр презентов: многочисленные ювелирные изделия, большое количество золотой и серебряной посуды, ювелирные украшения, оружие, золото-тканные мужские кушаки и женские пояса, готовая одежда.

Туда же поставляли разнообразный текстиль — роскошные армянские ткани. Кроме того, посылали каждый год 20 шерстяных армянских ковров. Слава об армянских коврах и дорогих армянских тканях гремела по всему Востоку, Передней Азии и Великой Степи.

В Великой Половецкой степи эти ткани тоже пользовались большой популярностью. Половцы называли армянский шёлк «паволока» (т.е. с отливом), а бархат красного и фиолетового оттенков – «аксамит». Вывозили из Армении и красивые ткани под названием «дипак» («dybag» — лат.), «бозюн» («boziun» — лат.) и «бокаран» («bocaran» — древ. арм.).

Позднее Марко Поло писал, что «Великая Армения – страна большая, начинается она у города Арзинга (Эриджан — рев. арм.), где выделывается лучший на свете бокаран» («бокаран» – легкая ткань типа муслина). Что кроме Марко Поло подтверждает и Ибн-Батута: «Здесь (в Арзинге, прим. С.Н.) выделывали прекрасный шёлк, который носил имя своего города».

А уже к XVII-XVIII векам разнообразное ткачество было одним из самых распространённых развитых ремёсел. «Ткани не только предназначались для удовлетворения непосредственных потребностей изготовителя, нои являлись предметом обмена и торговли с соседними странами, а во многих случаях сдавались взамен налогов и податей». (3) В экспозиции Государственного Исторического Музея в Армении представлены разнообразные образцы тканей, с многочисленными узорами. Это и простые, народные полотна, а также виссонные ткани, со сложными и пёстрыми узорами, что, несомненно свидетельствует о высоком уровне развития ткачества в Армении.

Не лишним будет добавить, что в Армении высоко было развито стягово-знамённое искусство. У каждого армянского производственного цеха имелось своё фирменное знамя. Это же относилось и к военным структурам Армении. Несколько подобных знамён также сохранились в экспозиции Государственного Исторического Музея Армении.

Армянские ткани и разнообразный текстильный басон были высокого качества и этому имеются вещественные доказательства. Например, русских и армянских археологов ждало много удивительных открытий во время архео-раскопок в городище Ани (н. ХХ в.; территория соврем. Турции). Среди многочисленных предметов материальной культуры, уцелел женский наряд и образцы басоно-текстиля.

Академик И.Орбели описал их: «полное шёлковое платье с золотыми нашивками, вуаль, затканную шёлковым шитьём и золотом, кушачок (пояс) из шёлкового шнурка». Самые древние образцы армянских оригинальных тканей также сохранились и на старинных форзацах армянских рукописных фолиантов в Матенадаране, архиве венских мхитаристов и в архиве Армянского квартала в Израиле. Были найдены и части старинных ковров.

Европейские учёные считают, что письменные известия о высокоразвитом ковроткачестве и мануфактуре малоазийского региона (в разные временные периоды территория Урарту, Ани-Камах, Великой Армении) существуют уже применительно к III веку. Но такие шедевры, как легендарный ковёр, Хосрова I, существуют только в копиях. «Большая иллюстрированная энциклопедия древностей» (Прага) сообщает:

«Доказано, что в Армении искусство тканья существовало уже около 700 года до н.э.». Что касательно ковров, то само ковроткачество, «как таковое, было настоящим армянским видом искусства» писал академик И.Орбели. Он дал этому явлению определение: «… само слово «ковер»… истинно армянского происхождения».

Еще в городище Кармир-Блур (раскопки периода 1943г.; прим. С.Н.) был обнаружен монументальный дворец, декорированный коврами, красивыми тканями и изысканной бронзой. При раскопках Ани, в одной из армянских гробниц, были найдены остатки древнейших армянских ковров (захоронение Цахка-Дзор).

Армянское ковроткачество напрямую оказало большое влияние и на соседние регионы. Ведь ни для кого не секрет, что, при нападении разномастных врагов, в Армении ими уничтожалось всё живое и неживое, движимое и недвижимое. Дикие захватчики оставляли в живых только армянских мастеров, угоняя их в свои пределы.

Так поступали персы, арабы, татаро-монголы (в частности полководец Чармагун), эмир Ленк-и-Темур, турки и др .. О чём в частности М.Нейман писала: «для обогащения столицы Оттоманов – Бруссы, большую часть здешних армян переселили в Худобендигяр (в нынешний брусский вилайет), где потомки этих армян славятся и по настоящее время, как лучшие во всей Турции землевладельцы, шелководы, промышленники, ювелиры, архитекторы, строители, врачи и т.д. … армяне приобрели известность и в Персии, куда их переселил Шах-Аббас I».

Современник диакона Саркавага Закарии – Аракел Даврижеци, написал труд «История Армении» (период с 1602 по 1662 г.г.). Он являлся очевидцем безпардонного и насильственного переселения армянского населения в Персию «улучшения торговли и промышленности ради» (список с рукописи № 1773 сделал грич Атанас).

Вот «благодаря» такой страшной методе, семена армянского гения дали всходы «прекрасного доброго вечного» далеко на чужбине. Так, при помощи угнанных в рабство армянских умельцев, создавалась техника «антиков» в ковроткачестве, выработанная примерно около середины ХV века (династия Иль-ханов и Тимуридов), а также «кюмбетов» и «мирабов» в архитектуре, «сундучного» стиля в ювелирной практике и т.д.

Например, один из подобных шедевров армянского ковроткачества (1202 г.), к счастью, уцелел и находится в столичном Художественно-Промышленном музее Австрии. Ещё один уникальный армянский средневековый ковёр бережно сохраняется в Великобритании, в одном из лондонских музеев (музей Виктории-Альберта).

Этому армянскому ковру посвящено целое специальное историческое исследование. На нём сохранилась дата изготовления (1680г.) и имя ткачихи – Го(h)ар. Надпись на ковре гласит: «…Го(h)ар, грешница и слабая духом, с едва созревшими руками, выткала этот ковёр, и тот, кто прочтёт её имя, пусть попросит за неё благословления».

В некоторых школах армянских ковроткачей была традиция вплетать в настенные ковровые узоры фразы из Толковой Псалтири или из Евангелия, например: «Господь вездесущ и всемогущ», «Пресвятая Богородица спаси нас», «Потерпите Господа», «Слава Тебе Боже», «Благ и прав Господь» и т.п.. По словам Чередниченко Аст(h)ик Семеновны (урожденная Тэр-Давидянц, респондент), в свое время, подобный ковер висел на стене в доме у родственников.

В узоре этого ковра можно было (если внимательно присмотреться) прочесть фразу из Псалтири: «Господь пасёт мя» (Толковая Псалтирь, псалом 22, стих 1). До сих пор жива среди потомков переселенцев из Крыма память об исторической прародине. У армян Дона сохранилась такая своеобразная поговорка: «Если Ани разрушится, то мир не сможет построить город, подобный Ани, а если вдруг мир разрушится — то Ани сможет построить целый мир».

Гремела по миру слава армянских мастеров из Шушанского царства (сейчас спорная территория северной части современного Азербайджана). Пользовались большим спросом у покупателей и армянские ковры из Крыма в стиле «хай-хрим» — по тёмно-красному полю россыпи цветов (видимо присутствовало влияние на цветовую палитру ковроткачества живописная техника Григора Сукасяца, Аракела Нагаша).

В дореволюционный период «традиционное армянское ковроделие» также процветало, и весьма успешно, в Иджеване. Это относилось и к советскому периоду. «Ковры Иджеванского района отличались сочными красками и тонким, высокохудожественным рисунком. В Иджеване работает самый крупный в республике ковровый комбинат … Его продукция с маркой «Иджеван» хорошо известна и пользуется спросом не только в республике, но и далеко за её пределами».

Кроме арабов и персов, армянский текстиль и ковры большим потоком шли в Византию. Базилевс Юстиниан II получал в подарок, шелковые и шерстяные армянские ковры. Кроме парчи, у византийских модниц были популярны легкие, прозрачные ткани — типа «газ» и «тафта». Из этих легчайших тканей шили головные накидки (состоятельные еврейки на Востоке называли их «симарра»).

Разнообразные ткани украшались золотой и серебряной вышивкой, жемчужным шитьём, блёстками, пайетками, бисером. Также, привозили в Византию и изделия т.н. «бранного ткачества». Т.е. столовый текстиль — разнообразные скатерти (в том числе алтарные), полотенца, малые скатерти (верхние столовые накидки на основную скатерть), салфетки и т.д.. Армянские мастерицы владели также и искусством плетения кружева «канитель». В музее св. Эчмиадзина сохранился подобный образец с тончайшей вышивкой, сделанной монахиней Рипсимэ Мнацаканян.

Византия заказывала армянским мастерам церковные занавесы (набойка и роспись). По приказу армянского католикоса формы для набоек уничтожали сразу после единовременного экземпляра. Поэтому все армянские занавесы производились только штучно, что в разы поднимало их ценность.

Один из таких шедевров, редчайший ковёрный занавес с изображением монастыря Азарцин дошёл до потомков. Его сделала некая армянка по имени Азархтум. В именной надписи («ишатаракан» — древ. арм.) сказано, что мастерице помогали её дочери. Византийская знать постоянно пользовалась роскошными тканями в украшении интерьеров и для обивки мебели, это считалось модным антуражем.

У духовенства Византии пользовались спросом вышитые воротники («вакасы» — древ. арм.) нарукавники, пояса и другие предметы церковного облачения для священства. Дошли до потомков высокохудожественные образцы церковного шитья и искусной вышивки: храмовые скатерти, полотенца, храмовые «воздухи», амофоры, покрывала (ими покрывали в раках мощи святых) и т.д..

Национальное армянское искусство вышивания достигло определённых высот. Вышивальщиками традиционно были мужчины. Этим мастерством в совершенстве овладели анийцы. Они продолжили совершенствовать его и далее — в Крыму. Другая часть анийских мастеров эмигрировала дальше на Запад — в Польшу, Венгрию, Румынию, а также в Западную Украину и Белоруссию. Например, мастер Ян Маджарский (Ованес Маджарян) создал «Поясную фабрику» в городах Гродно и Станиславе.

Его вышивальщики владели старинной техникой изготовления шёлковых поясов, затканных золотыми и серебряными нитями. Также, пояса расшивались жемчугами, бисером, стеклярусом, блёстками (т.е. пайетками). В музее сохранился великолепный пояс мастера Пасиялиса Якубовича (Арутюна Акопяна). А позднее, в Москве (1760-е г.г.) на сафьянной фабрике творил вышивальщик высочайшего класса – мастер Геванес.

Наталья Соболь, историк-арменовед

Читать также: Армянское ковроделие с дохристианского периодаФундаментальные законы жизни на иконографии армянского ковраОсобенности символики армянских ковровКовры-невидимки — Из истории ЕреванаИконография в армянском искусствеЗаре Пеньямин — Непревзойденный мастер ковроделияКовры Армении — «Мегерян карпет»Турки выдают армянские ковры за турецкиеАзербайджанцы выдают армянские ковры за азербайджанскиеАлиевский режим пытается присвоить культурное наследие армян.

Комментарии к публикации:

(1) Древний торговый путь между Западом и Востоком проходил через Красное море. Но в VI в. его захватила Персия. Эта неумная политика торговой экспансии спровоцировала арабскую экспансию на север и северо-восток. В результата чего, мировая торговля предпочла проложить транзитный мировой торговый путь через всю территорию Армении (города Ани, Амид, Арцн, Арчеш, Багеш, Ван, Карс, Нахичеван, Хлат, Хой и мн.др.). Но, позднее его обескровили и разрушили турки-сельджуки, затем восстановили крестоносцы, потом опять перекрыли татаро-монголы и так до безконечности. Чалоян В. «Армянский ренессанс», АН СССР, М., 1963, с.16-17.

(2) О богатых армянских портах упоминал византиец Михаил Атталиат, а арабский источник Ал-Истахрий писал: «у армян есть место, откуда входят в Рум, известное под именем «Тарабезунда». Туда стекаются купцы, а затем отправляются для торговли в страны Рума…всё, что попадается из парчи, шёлка и румских одежд…это из Тарапезунда», см. также труды Г. Кедрина.

Другой источник пишет: «Жители Карса возвышались неизчислимыми богатствами, накопленными и с моря и с суши. В маршрут «Великого Шёлкового пути» вливалась международная транзитная торговая дорога Двин — Партав (столица Агваанка). Но армянские купцы издавна знали и «греческий путь» — водный торговый путь, связывающий Северную Русь, Прибалтику,

Скандинавию и Византию. Армяне, жившие в Азове, ходили по «Соляному Залозному Пути». Маршрут, связывающий Поднестровье, Тмутараканское княжество с Азовским и Чёрным морями. Солвьёв, «Чтения и рассказы по истории России», с.741. «Евреи в Армении. Средневековье», с. 220. «Сведения арабских писателей…», с. 19-21, 25. Ластивертци А. «История», с. 91.

(3) Очень ценной краской считалась субстанция шарлахового жука — армянская кошинель («вордан кармир»-др.арм.) или кермесный красный червь (подотряд кокцид «Cocoidea» — лат.). Кошинель созревала осенью, она выползала в сентябре. А на рассвете, в это время ее и собирали. Из 3-х видов армянской кошинели, особенно высоко ценилась та кошинель, что размножается на армянском растении-эндемике «бедренец камнеломковый» («сэв ворданарм»-древ.арм.;«Pimpinella saxifrada L., «Apiceal»-лат., «сэв ворданарм»-др. арм.).

По данным армянских историков Лазаря Парбеци и Моисея Хоренского, европ., араб., инд. источников — это была самая стойкая краска. Кошинель употребляли для окрашивания книжных миниатюр, карпетов, ворсовых ковров, войлока, шерсти, хлопка и шелка. Кроме того, кошинель применялась армянами в косметике для изготовления кремов, притираний, лосьонов, помады, румян и краски для ногтей с незапамятных времен. Крупнейшие изготовители этой краски – города Двин и Аштарат. Конечно были ещё подвиды кошинели, водившиеся наКанарах и в Северной Америке, но лучшей считалась именно армянская.

Достаточно широк был выбор минеральных пигментов, для изготовления красителей. Многочисленые красители для ткани, шерсти, бумаги, кожи, производили из разнообразных минералов. К, примеру из: мела, киновари, охры, ярозита, аурипигмента, гарниерита, лазурита, азурита, вивианита, графита и природной сажи и др. пигментов. Рецепты крашения были ремесленной хитростью и составляли производственную родовую или цеховую тайну. Амасиаци А. «Ненужное для неучей».

Научное наследство, § 1565, с. 677. Абрамян А. «Рукописные сокровища Матенадарана», с.31. ТV России, I канал, «Хочу все знать с Михаилом Ширвиндтом», 15ч., 20 мин., от 15. 02. 2011г.. Айвазян «Сведения арабских писателей о Кавказе, Армении и Азербайджане», с.19-21, 25. Ибн-Ал-Фатих писал: «В Армении находятся рудники ртути, медного купороса, меди и серебро-свинец», тамже, с.39. «Большая иллюстрированная энциклопедия древностей», Прага, «Артия», /в пер. Б.Михайлова/, 1980, с.89

Город Двин, построенный на одноимённом холме, был обитаем ещё в энеолитическую эпоху (III тыс. до н.э.). В 640 г. был захвачен арабами, сделавшими его торговым, ремесленным и культурным центром одного из своих эмиратов. Арабский источник Ибн-Ал-Атир-Шайбуни писал, что в 889 г. Двин перенёс мощное землетрясение (погибло под развалинами 150 000 тыс. чел.). В ХI в. был разорён турками-сельджуками, в 1161 г. освобождён грузинским царём Георгием.

В 1236 г. был окончательно разрушен монголами, население вырезано, мастера вывезены в Монголию. Чалоян В. «Армянский ренессанс», АН СССР, 1963, с.170. Дульян А., Асланян А. «Знакомьтесь, Армения», Ерев., «Айстан», 1972, с.129-130. Манандян Я. «О торговле и городах Армении в связи с мировой торговлей древних времён», Ерев., 1954, с.222. Википедия.

Об армянских коврах, тканях, шерстяных изделиях и шелках, арабы писали так: «нет им подобных среди предметов земли из конца в конец и во всех направлениях», Б.С.Э., изд. 2, т. III, с.59. Из всех видов тканей особенно ценился шёлк. Вообще шёлк в жизни армян имел много способов применения.

Помимо того, что его просто носили, им еще и лечились! Да, да, лечились! А. Амасиаци писал: «…кто носит шелковую рубашку, не будет знать вшей… а если его (т.е. шёлк; прим. С. Н.) сжечь… промыть глаз и посыпать на язвы глаз, то может исцелить их и успокоить боль…если съесть его, то шёлк развеселит сердце … а сожжёный шёлк очищает тело от избытка слизи и черной желчи, тело питается и укрепляется, тогда просветляется разум, обостряется зрение…шёлк увеличивает половую силу.

Амасиаци А. «Ненужное для неучей», с. 62, п. 202. В анийской Армении шёлк считался мерилом благоденствия, т.к., в лучшие периоды подъёма экономики, даже крестьяне носили шелка. Асо(h)ик писал:«…пастухи стали появляться в шёлковых халатах…». Езецкая Н, Сопоницкий О., «История искусства народов СССР, IV-ХШ в.в.», т.II, с. 157-158. Кормезен Э., Дрампян И., «Художественные сокровища Матенадарана», с. 64, 157, 158, 168, 169.

Источники:

1. Агаян Ц. «Россия в судьбах армян и Армении», М., «Наука», 1978, с.32,55-56.

2. Бабенчиков М. «Народное декоративное искусство Закавказья и его мастера», с. 56-67. 3. «Сведения арабских писателей о Кавказе, Армении и Азербайджане», вып. ХХ1Х, 1901, с.19-21,25, 28-39.

4. «Большая иллюстрированная энциклопедия древностей», Прага, «Артия», /в пер. Б.Михайлова/, 1980, с.89,98-102.

5. Даврижеци А. «История Армении (период с 1602 по 1662 г.г.), список Атанаса с рукописи № 1773.

6. Дульян А., Асланян А. «Знакомьтесь, Армения», Ерев., «Айстан», 1972, с.22.

7. Драсханакертци И. «История Армении», с. 159-160.

8. Жебелев С. «Эчмиадзинская бронза».Сборник в честь Э.Р. фон Штерна, ХХХ т. Записок Одесского общества истории и древностей, с.3-6.

9. Журнал «Айреник», 1950, № 8, с.97, на арм.яз..

10. Ибн-Ал-Батутта, сочинение, с. 31, пер. Ачаряна Р.Н.

11. Манглай А. Черкасова Н. «Искусство народов СССР», т. IV, с.268,379-389,397-398.

12. M. Maximova Diergriechisch percishe Klein Kunst in Kleihasien nach der Percekiegen Archaologisher Anzeiger 3-4, Berlin, 1928, c.675.

13. Орбели И. «Развалины Ани», с. 47, 52.

14. Поло М. «Путешествие», М., 1940, с. 17, 18., 242, 281.

15. «Путеводитель Государственного Исторического Музея Армении», АН Арм. ССР, Ерев., 1963, с.26-27.

16. Чалоян В. «Армянский ренессанс», с.7-30,168.

Респонденты: Мартиросян Акоп, Дзреян Роза, Чередниченко (Тэр-Давидянц) Аст(h)ик, Адыбек Сафарян.

Ковёр «Марби» XV век, названый в честь шведской деревни, в церкви которой был найден. Музей Истории, Стокгольм
Мегерян Карпет


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ


Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.