Опубликовано: 27 Декабрь, 2016 в 0:31

Мораль военного времени

Мораль военного времениНа российско-украинской войне есть и виртуальный фронт. Сегодня в социальных сетях часть украинцев радуется гибели самолета министерства обороны РФ, летевшего в Сирию и рухнувшего в море недалеко от Сочи. Россияне обвиняют их в глумлении над погибшими.

Война, которой нет

Украинцы отвечают, что у них нет оснований скорбеть по поводу летевших на Ту-154 военных, ансамбля имени Александрова (который направлялся на концерт для российской группировки в Сирии), военных корреспондентов прокремлевских телеканалов и даже филантропа Елизаветы Глинки.

Она, по мнению украинцев, своей работой на территории так называемых ДНР и ЛНР фактически легитимировала пророссийских сепаратистов. Одна сторона обвиняет другую в безнравственности, другая отвечает:

«Сначала уйдите с нашей земли, а потом читайте нам мораль!» И хотя споры в «Фейсбуке» и «Твиттере» ведет меньшинство, это именно то меньшинство, которое серьезно влияет на общественное мнение.

Российское общество в большинстве своем выталкивает и конфликт с Украиной, и операцию в Сирии на периферию сознания, старается не думать о происходящем. С точки зрения россиян, Крым стал «нашим» навсегда, как Челябинск или Алтай. На земле Донбасса ничего не происходит.

В Сирии идет нечто вроде расширенной «контртеррористической операции», там нет сухопутных сил, есть только летчики, а потому жертв среди российских военных почти нет.

Средний житель России не знает и не особенно хочет знать ни о ковровых бомбардировках Алеппо российской авиацией, ни о том, какое впечатление они произвели в мире, ни о вялотекущей «донбасской» войне. Для украинцев же война на востоке страны — часть их повседневности, и они искренне не могут понять, почему в России их не слышат и не понимают.

Блокада молчания

Немногие российские публичные фигуры, которые отказываются делать вид, что ничего особенного не происходит, пытаются взорвать ситуацию скандальными высказываниями. Так сделали Аркадий Бабченко и Божена Рынска после гибели самолета Минобороны, сознательно нарушая принцип «о мертвых — либо хорошо, либо ничего» и навлекая на себя обвинения в оскорблении памяти жертв катастрофы. Такое новое юродство, видимо, кажется им единственной возможностью прорвать блокаду молчания вокруг Украины и Сирии.

Не все, но очень многие украинцы перешли к морали военного времени, когда любая проблема противника — это хорошо. Они без труда ассоциируют себя с жителями Алеппо и видят в противостоящих России и Асаду боевиках своего рода далеких, но все-таки союзников.

Российское же общество считает, что все как-то само собой образуется, и украинцы осознают — русские не желают им зла. В Сирии, убеждены они, российские военные борются с террористами.

Сирийцы воспринимается многими либо как те же террористы или их сторонники, либо просто как люди второго сорта, чужаки, которых можно не жалеть ради достижения победы. Стоит вспомнить, что начало конфликта с Украиной ознаменовалось массовыми антивоенными демонстрациями в Москве. А по поводу операции в Сирии ни одной сравнимой по масштабам массовой акции протеста не было.

Сирия как «другая» Украина

Современное российское сознание, как часто бывает в таких случаях, раздвоено. Люди хотят быть победителями в войнах, но не платить за это жизнями соотечественников. Однако войн без жертв не бывает.

Попытка делать вид, что ничего не происходит, разбивается о реальность, когда гибнет от пули дипломат или падает самолет. Украинское сознание, наоборот, совершенно цельно. Общественное мнение Украины не устает напоминать северным соседям, что они ведут две необъявленные войны и уступать им украинцы не намерены.

Даже российские критики кремлевской политики надеются на относительно скорое примирение с Украиной. Украинцы же, по образному выражению одного из моих знакомых, в основном хотят, «чтобы вы отстали от нас со своей братской любовью и забыли лет на двадцать о нашем существовании».

Российское общество видит происходящее в отношениях с Украиной и операцию в Сирии как две не связанных между собой проблемы. Украинское считает сирийскую эпопею продолжением войны в его стране, логическим следствием всей политики Кремля.

Россияне видят себя несправедливо лишенными «их» Советского Союза и считают, что все должны их понять и им посочувствовать. Украинцы видят Россию империей, угрожающей их существованию, и никакого сочувствия не испытывают. Представления о справедливости у двух народов оказываются диаметрально противоположными. Ничего хорошего от этого ждать не приходится.

Крым и Славянск, Алеппо и Сочи. Какой будет следующая веха взаимного отчуждения? Автор: Константин Эггерт — российский журналист, ведущий программ телеканала «Дождь». Автор еженедельной колонки на DW. Константин Эггерт в Facebook: Konstantin von Eggert


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ


Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *