Опубликовано: 15 Январь, 2017 в 17:27

«Физик» Рекс Тиллерсон и «лирики» из Госдепа

"Физик" Рекс Тиллерсон и "лирики" из ГосдепаВсего пять недель назад ему светила довольно ясная перспектива — стать уважаемым пенсионером. В марте 2017 года за его плечами остались бы более 40 лет работы и 10 — руководства самой крупной энергетической компанией мира.

Впереди — участие в попечительских советах двух-трех благотворительных фондов, лекции на тему глобальных тенденций в сфере энергетики и бизнеса, но в основном — размеренная жизнь, поездки по курортам и визиты детей и внуков…

Все резко изменилось, когда подходящий к порогу 65-летия глава нефтегазового гиганта ExxonMobil Рекс Уэйн Тиллерсон получил от Дональда Трампа предложение занять пост государственного секретаря США.

И теперь тихой и спокойной жизни внешне невозмутимого техасца с железной хваткой придет конец, по крайней мере — на ближайшие четыре года. Старт был дан слушаниями в Конгрессе, на которых бизнесмена подвергли жесткому прессингу.

Лояльность и управляемость

Сразу откроюсь: в 2009-2010 годах я работал в российском подразделении ExxonMobil, где занимался связями с общественностью и правительством. И Рекс, как его запросто называют в компании, был моим очень далеким начальником, сидящим в похожем на буддистский храм здании штаб-квартиры ExxonMobil в пригороде Далласа.

Как и любой бывший сотрудник, я по-прежнему связан с компанией соглашением о неразглашении информации и нарушать его не буду. Однако назначение Рекса Тиллерсона кандидатом в госсекретари вызвало столько пересудов и непонимания у многих, в том числе у коллег-журналистов, что стоит, пожалуй, попытаться кое-что объяснить.

Корпоративная культура ExxonMobil такова, что, уходя — действительно уходят, навсегда и плотно закрывая за собой дверь.

Предложение стать американским дипломатом номер один для все еще морально и интеллектуально активного бизнесмена — лотерейный билет, неожиданное предложение обрести славу в дополнение к внушительному, но далеко не фантастическому по корпоративным меркам состоянию.

Согласившись на предложение Трампа, Рекс Тиллерсон не забудет, кому он обязан этим предложением.

Любая гигантская транснациональная компания, подобная ExxonMobil — прежде всего, гигантская иерархия. Лояльность и управляемость — важнейшие качества, которые ценятся в таких корпорациях.

Будь Тиллерсон выходцем из Chevron или ConocoPhillips, результат был бы тот же: ему не составит проблемы воспринять администрацию Трампа именно как компанию, у которой есть свой CEO — Дональд Трамп.

Тиллерсон будет государственным секретарем не Кремля, не Конгресса (хотя здесь есть нюансы, о которых чуть ниже) и даже не родного, но оставленного позади ExxonMobil — он будет шеф-дипломатом Дональда Трампа.

В конечном счете, именно Трампу решать, скажем, заключить ли с Владимиром Путиным союз или пойти с ним на конфронтацию. Государственный секретарь Тиллерсон выполнит любое поручение президента.

Опытный переговорщик, психолог, актер

Эту свою лояльность экс-глава ExxonMobil уже показал на слушаниях в Конгрессе, уклонившись от самых острых вопросов — о военных преступлениях в Алеппо, российских хакерах и внутренней политике Кремля.

Не потому, что у неторопливого техасца нет на сей счет своего мнения (уверен, что есть, он человек, а не ходячий калькулятор), а потому, что, выступая перед сенаторами, он уже отстаивал не только свою кандидатуру, но и свободу маневра для будущего начальника. Личные симпатии, если потребуется, Тиллерсон для пользы дела без труда спрячет в карман.

Тиллерсон — опытный переговорщик и неплохой психолог. Как и любой глава корпорации такого масштаба, он прошел массу соответствующих тренингов.

За его невозмутимостью скрывается незаурядный актерский талант и иногда даже склонность к драматическим жестам. Но только за закрытыми дверями. На публике он останется таким же, каким его увидели сенаторы — спокойным и рациональным.

Как любой руководитель глобальной компании, особенно в политически чувствительной нефтегазовой сфере, Тиллерсон способен поглощать тонны информации, которые предоставляют ему советники.

Даже если он не знает чего-то (например, об израильско-палестинском конфликте), то ему не составит труда освоить новые сведения и выработать свое мнение по той или иной теме.

От новых подчиненных-дипломатов он будет требовать краткости, четкости и максимально конкретных рекомендаций. И вот тут экс-главу ExxonMobil, который по-прежнему с гордостью говорит о себе как об инженере, ждут самые главные трудности.

Главное испытание для Тиллерсона

Любой нефтегазовой компанией руководят, в основном, люди с образованием инженеров и геологов. Для них даже экономисты, не говоря о политологах или историках — загадочные люди, оперирующие абстракциями.

У Тиллерсона, если он станет государственным секретарем, появятся в подчинении несколько тысяч таких людей-загадок. «Физик» окажется окружен «лириками», которые никогда не дадут стопроцентной гарантии, что Путин уйдет (или останется), что в Иордании будет восстание исламистов, что Китай точно не устроит массовых посадок диссидентов во время встречи Трампа и Си Цзиньпиня.

Бизнесмену сложнее, чем политику или журналисту, понять, почему десятки тысяч небедных жителей российской столицы при вполне сносных экономических условиях вышли в 2011 году протестовать против нечестных выборов. Это и станет для будущего государственного секретаря самым главным испытанием — жить в мире неопределенности, часто иррациональных человеческих страстей, идей, а не только рационального интереса, цифр и фактов.

Корпоративная культура ExxonMobil такова, что никаких коррупционных скандалов от нового госсекретаря ожидать не приходится. В компании все делается по букве закона. Скандал, а тем паче публичное расследование или, не дай Бог, уголовное дело — самое страшное, чего опасаются в корпорациях такого уровня.

Зато эмоциональное давление, необходимость постоянно оглядываться на Конгресс, который в Америке остается главным хранителем ценностей демократии и свободы, особо пристальное и недоброжелательное внимание журналистов, которые инстинктивно не любят транснациональный бизнес, могут оказаться для Тиллерсона тяжелым испытанием.

Ему, как и всякому на его месте, наверняка очень хочется стать успешным министром и пробыть в кресле дипломата номер один четыре года (больше, чем один срок ни один госсекретарь не работал уже почти 50 лет). Но если выбор встанет между необходимостью постоянно давать объяснения, оправдываться перед сенаторами и прессой, и уходом, то я уверен, что мой бывший начальник просто уйдет. И, как принято в ExxonMobil, плотно закроет за собой дверь.

Автор: Константин Эггерт — российский журналист, ведущий программ телеканала «Дождь». Автор еженедельной колонки на DW. Константин Эггерт в Facebook: Konstantin von Eggert


ПОХОЖИЕ ПУБЛИКАЦИИ

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *